Опубликовано: 1031

Партия под Новый год

Партия под Новый год

Накануне Нового года наш корреспондент сыграл партию в бильярд с Алексеем Кузнецовым, голкипером столичного “Барыса” – сильнейшего хоккейного клуба Казахстана. Алексей прочно утвердился в роли основного вратаря команды, выдержав конкуренцию в споре с опытнейшим канадцем Марком Ламотом.

Кузя из кузницы талантов

Мы встретились в одной из бильярдных Астаны, неподалеку от квартиры основного голкипера столичного хоккейного клуба “Барыс” Алексея Кузнецова. Казалось бы, что серия из нескольких поражений кряду его “Барыса” не способствует пробуждению желания вратаря общаться с прессой. Пусть даже и на отвлеченные темы. Однако этот голкипер не умеет отказывать.

Кузнецову – 25 лет. Родился в Усть-Каменогорске, но затем в юном возрасте уехал жить в Омск. Три года назад он вернулся в родную страну. Сначала как голкипер карагандинской “Сарыарки”. А затем он стал голкипером сборной и одной из главных звезд “Барыса” – единственного казахстанского клуба в элите российского хоккея – Континентальной лиге (КХЛ).

– Когда мне было двенадцать, наш тренер перебрался работать в Омск, – рассказывает Кузнецов. – Времена были тяжелые, а из Омска ему поступило хорошее предложение – поработать в местной хоккейной школе. Чуть позже пригласил меня и еще нескольких ребят. Кто сам поехал, а кто семьей переехал. Честно говоря, было боязно ехать одному и жить вдали от семьи, но затем я решился.

Без выпендрежа, по-простому

Кузнецов начинает партию. После его удара шары разлетелись в разные стороны – кий в руках Алексея словно клюшка: орудует он им умело. Но все же не на уровне аса. Поэтому мы договорились, что будем играть по-простому, не изобретая никаких пирамид. Ни невских, ни московских.

Вратарь “Барыса” женат, у него есть дочь.

– Моя супруга не хочет сидеть дома и устроилась в Астане на работу, – продолжает Кузнецов. – Она мастер спорта по фигурному катанию, мы познакомились в Омске. Она тренирует детей, поэтому постоянно быть с дочкой не может. Пришлось ребенка устроить в детский сад.

Что же делать? Вопросов еще много, но если Кузнецов начнет отправлять шары в лузу один за другим, то всего спросить не удастся тогда. Поэтому я решил действовать по принципу: главное, не “подставить”. Каждое отыгрывание шара нужно было делать как можно удачнее, поскольку голкипер столичной команды, несмотря на свое хоккейное амплуа, оказался человеком очень метким.

На рыбалку – при первой возможности

То, что свободное время он любит проводить с дочуркой, – понятно. Но что еще интересует Кузнецова?

– Отец у меня заядлый рыбак, – продолжает вратарь. – В окрестностях Усть-Каменогорска все рыбные места знает. С детства я ездил на рыбалку с ним и с дядей. Хоть летом, хоть зимой – мне очень нравился сам процесс. Сейчас любовь к рыбалке еще сильнее. Ничто так не успокаивает и не приводит в чувство, как посидеть с удочкой в тиши. При первой же возможности стараюсь выехать куда-нибудь с отцом.

Пока я слушал увлекательный рассказ голкипера о рыбалке, он здорово засадил “свояка” в среднюю лузу – 2:0. Пришлось переходить в наступление. Бились мы для одной партии неприлично долго – порядка часа. То ли непривычное для глаз синее сукно как-то влияло, то ли мастерства не хватало. Ведь ни Кузнецов, ни я в турнирах профессионалов не участвовали, и бильярд для нас даже хобби не является.

– Я играю в бильярд уже лет семь-восемь, но крайне редко, – рассказывает Кузнецов.

– Как осваивались вдали от дома?

– Непросто. Ну что уж поделать? Я же не один такой. Вот мой одноклубник в “Барысе” Вадик Краснослободцев тоже уехал вместе со мной. И таких, как мы, было еще несколько человек. Старались как-то помогать друг другу. Вот если бы я уехал один, тогда пришлось бы тяжело.

На душе спокойно – красота!

Кстати, вратарей из Усть-Каменогорска, перебравшихся в российские клубы, – не меньше десятка. Такой путь проделал и нынешний голкипер клуба “Сан-Хосе” заокеанской хоккейной лиги Евгений Набоков. Но если Кузнецов решил все же вернуться к своим истокам, приняв приглашение играть за сборную Казахстана, то Набоков сменил паспорт как раз для того, чтобы в этой сборной не играть. А выступать под флагом России.

– Набокова можно понять, – говорит Алексей. – Он хотел стать чемпионом мира. И в итоге стал им. Я тоже сначала не хотел выступать за сборную Казахстана. Потому что прежде был бардак. А в России представители усть-каменогорской вратарской школы давно котируются – Бородулин, Набоков, Еремеев, Тарасов, Колесник, Огурешников… Причем все они – выходцы из Усть-Каменогорска. Правда, сейчас в этом городе хоккей не так популярен, как раньше. Точнее, внимание к нему сейчас иное. Одним словом, плохо нынче дело у устинки.

Пока Кузнецов рассуждал о казахстанских голкиперах, мне удалось отыграться в нашей бильярдной партии.

– Ты поддавался мне! – шутливо воскликнул вратарь. – А если честно, у меня впервые такое интервью: играем в бильярд, беседуем и на душе спокойно. Нет скованности от того, что на тебя направлена камера. Так даже интереснее.

Как Кузнецов канадца подкузьмил

Словно в подтверждение слов голкипера “Барыса” об “усыплении бдительности” мне удалось выйти вперед – 3:2. Но в поддавки никто не играл, поэтому Кузнецов быстро восстановил равновесие шикарным ударом от борта. И вновь “свояк” влетел в среднюю лузу.

Болельщики “Барыса” полюбили своего стража ворот почти сразу. Признания в любви посыпались словно из рога изобилия. Причем Алексей отвоевал право быть первым вратарем команды. Несмотря на то что “Барыс” усилился опытным Денисом Франскевичем (кстати, тоже казахстанский вратарь) и канадцем Марком Ламотом. В каждом домашнем матче “Барыса” трибуны скандируют: “Ку-зя! Ку-зя!”.

– Я даже на гостевой странице клубного сайта наблюдал за дебатами наших фанатов, – улыбается Алексей. – Одни говорили, что кричать “Ку-зя!” – неприлично. Мол, я могу обидеться. Другие, напротив, считали, что таким образом они подбадривают меня. Пользуясь случаем, хочу ответить через вашу газету. Мне приятны внимание и поддержка болельщиков, особенно во время матчей! И никаких разговоров о том, что это может мне не понравиться, быть не должно. Для того и работаю, чтобы не потерять эту любовь.

Мечта – увидеть “Медеу”

Спортсмен высокого класса – постоянно в разъездах, перелетах. Игроки “Барыса” с образованием Континентальной хоккейной лиги, можно сказать, дома родного почти не видят. Постоянные выезды, сборы – все это неотъемлемая часть их жизни.

– Сейчас, когда у меня уже есть своя семья, не хочется никуда уезжать, – не скрывает Кузнецов. – Надоели все эти перелеты. Именно сейчас я понимаю, насколько важен семейный очаг. Но я вас сейчас удивлю. Представляете, за 25 лет моей жизни я в Алматы был всего один раз! Да и то проездом. И знаменитый “Медеу” еще не видел. Я хочу увидеть этот легендарный каток, да и другие достопримечательности Алматы, больше, чем какой-нибудь Лос-Анджелес или Оттаву.

Почему Лос-Анджелес и Оттава? Почему голкипер вдруг заговорил о заокеанских городах? О них хоккеисты упоминают в связи с НХЛ, а не из-за их достопримечательностей. Уж не засобирался ли наш вратарь за океан?

– Естественно, поиграть в НХЛ хотелось бы, – улыбается Алексей. – Хотя бы из любопытства. У нас ребята, поигравшие за океаном, частенько рассказывают всякие случаи и истории из энхаэловской карьеры. Тот же Ламот был не последним вратарем в НХЛ. А защитник Кевин Даллмэн?! Нам с ним вообще повезло! Как так получилось, что его никто не сумел прибрать к рукам?! Он в “Барысе” – настоящий капитан, лидер. А про форварда из Словакии Йозефа Штумпела вообще молчу! Это же мегазвезда! Еще три года назад я не мог представить себе, что буду играть с ним в одной команде.

Жилье за сто тысяч долларов

Пока голкипер говорил об НХЛ, автор этих строк создал в нашем бильярдном противостоянии отрыв в три шара – 6:3. Кузнецов сразу собрался и взялся за дело. Он стремительно сократил разрыв в счете до минимума, а затем предложил попить чаю. Хотя чай пил лишь я, он же предпочел колу.

– Принято считать, что спортсменам кола противопоказана…

– Я раньше тоже такое слышал, но нам никто ее не запрещал, да и те же наши канадцы только ее и пьют.

– А как насчет напитков погорячее?

– Крайне редко. Да и то лишь пиво. В жизни много других приятных вещей.

– Собственной квартирой обзавестись успел?

– Да, с женой долгое время копили деньги и вот недавно купили в Омске квартиру.

– Дорого взяли?

– Недешево. Цены на жилье в Омске не уступают астанинским. “Двушка” обошлась примерно в сто тысяч долларов. Причем это не центр города, а скорее окраина. Где те времена, когда можно было купить квартиру за 3 тысячи долларов? (Смеется.) Помнится, в середине 90-х, когда многие семьи покидали Усть-Каменогорск, квартиры там уходили за бесценок. Кто мог тогда предположить, что через 10 лет они будут стоить в 20 раз дороже? Ну ладно, хватит о грустном, завершим партию?

С этими словами Кузнецов взял в руки кий и приступил к операции “мастер-класс для журналиста”. В течение трех минут исход встречи был предрешен. На мой дуплет Алексей ответил “свояком” и точным прямым ударом. Партия.

– Очень приятно, что в Астане сейчас хоккейный бум и интерес к нам растет не только в столице, – говорит Алексей. – В “Барысе” есть отличные хоккеисты, и мне комфортно в этом клубе. Именно это я и желал 31 декабря прошлого года. В этом году пожелаю для себя что-то другое. А всем читателям вашей газеты хочу пожелать успеха и здоровья! А сейчас – пора домой.

С этими словами один из лучших хоккейных вратарей страны отправился к семье. Но перед уходом пообещал, что еще непременно порыбачит в излюбленных местах алматинских рыбаков.

Айдын КОЖАХМЕТ, Андрей ТЕРЕХОВ и Станислав ФИЛИППОВ(фото), Астана

Загрузка...