Опубликовано: 2 9991

Панфиловская дивизия: Кому нужны нападки на героев?

Панфиловская дивизия: Кому нужны нападки на героев?

Воины Панфиловской дивизии давно лежат в земле. Но по сей день продолжаются информационные атаки на их бессмертный подвиг, совершенный в битве под Москвой. Доктор исторических наук Лайла АХМЕТОВА – одна из авторов книги “Панфиловцы: 60 дней подвига, ставших легендой”, рассказала “КАРАВАНУ”, почему она в соавторстве с другим доктором исторических наук, известным в России и Казахстане, Владиславом ГРИГОРЬЕВЫМ написала еще одну

книгу.

“Стало обидно…”

– Однажды я увидела по российскому каналу документальный фильм о Панфиловской дивизии. В нем то отрицался подвиг панфиловцев, то подтверждался, – говорит историк Ахметова. – У зрителя складывалось впечатление чего-то сомнительного, о чем неприятно говорить. Меня это сильно оскорбило, и я позвонила в Москву Владиславу Григорьеву – человеку с энциклопедическими знаниями. Мы решили объединить усилия, чтобы, основываясь на документах, показать, как складывались эти 60 дней – с 14 октября по 14 декабря 1941 года…

Сделать это, опираясь на материалы немецкой стороны, было легче: сохранились воспоминания, мемуары, документы той эпохи. Так как немцы наступали, они записывали каждый свой шаг. Гораздо труднее было найти документы с советской стороны. Это было время отступлений Красной Армии. Кому было протоколировать каждый шаг? Но мы выяснили, что происходило в эти 60 дней (с 14 октября по 14 декабря 1941 года), и пришли к выводу, что начиная с 15 по 17 ноября подвиг совершали не только 28 панфиловцев. Это были дни массового подвига. Прославились и саперы, и взвод Джуры ШИРМАТОВА, и 28 героев-панфиловцев. Накануне Джура был ранен. 16 ноября 1941 года командование принял старший сержант Гавриил МИТИН. Когда он был убит, руководить боем стал сержант Иван ДОБРОБАБИН. Он был тяжело ранен, контужен, потерял сознание. К обеду к месту сражения прибыл политрук Василий КЛОЧКОВ. Увидев несколько оставшихся в живых израненных солдат, он принял решение остаться с ними до конца, хотя мог дать указание и вернуться в штаб.

Как выбивались признания

– Почему вообще стали возможны различные инсинуации с подвигом? Кто начал атаку на панфиловцев?

– Мы знаем, что журналист газеты “Красная звезда” Александр КРИВИЦКИЙ взял первое интервью у стрелка 4-й роты 2-го батальона 1075-го стрелкового полка 316-й стрелковой дивизии 16-й армии Западного фронта красноармейца Ивана НАТАРОВА. Через три недели Натаров скончался от ран. Он рассказал о том, чему стал очевидцем, в том числе и услышанные им слова политрука Клочкова, и то, что почти все погибли…

Тогда никто не думал, что это будет подвиг. Журналист Кривицкий не знал точного количества солдат – сколько смог, назвал Натаров. Отсюда возникло число 28. Перепроверять это никто не стал: сказано было, что все погибли... А раз так, то все последующее (появление шестерых живых участников боя) “мешало” уже прописанной истории подвига, вызвавшей всеобщее внимание. В том числе на этом примере пытались бороться с существовавшей в первый год войны танкобоязнью... А бойцы 316-й дивизии с танками сражались, как научил их Иван Панфилов.

Начало  первой атаки на панфиловцев положил следователь С. СОЛОВЕЙЧИК, допрашивая Даниила КОЖУБЕРГЕНОВА весной 1942 года. Он оставил воспоминания, как в ходе боя у Дубосеково был тяжело контужен. Очнулся, когда бой закончился. Откопал его путевой обходчик. В темноте наткнулся на немецкий патруль, был схвачен. Его посадили в сарай, откуда он ночью с другими пленными сбежал в одной гимнастерке, босиком по снегу. Его подобрали кавалеристы генерала Льва ДОВАТОРА, с которыми он провоевал до весны 1942 года. Когда следователь его с пристрастием допрашивал, поставив условие – либо отречение от подвига, либо смерть, Кожубергенов отрекся.

Но настоящая атака началась в 1947–1948 годах, когда Министерство госбезопасности СССР взялось расследовать факт гибели панфиловцев в связи с тем, что шестеро из них почему-то выжили. Мол, раз написано, что погибли 28 человек – значит, должны погибнуть 28. Журналиста Кривицкого били и выбили из него отказ от собственных слов… Командира полка Илью КАПРОВА тоже били. Но он тактически переиграл следствие и не стал опровергать ход боя… Подвергся давлению Иван ДОБРОБАБИН, который к тому времени отсидел часть срока за плен, побег и службу в рядах полиции… Несмотря на слова, что служил он там по приказу партизан, никто ему не поверил: партизанский отряд был разгромлен.

Единственный свидетель боя на Волоколамском шоссе, связной Натаров, умер, а косвенных свидетелей – старшего лейтенанта Бауыржана МОМЫШУЛЫ, лейтенанта Малика ГАБДУЛИНА, сержанта Дмитрия ПОЦЕЛУЕВА (СНЕГИН) – в расчет не брали. Лишь спустя годы автор книги “Подвиг и подлог” академик Георгий КУМАНЕВ смог восстановить справедливость в отношении Добробабина: он документально засвидетельствовал слова жителей села, что Добробабин хоть и был полицаем, но особого рвения перед немцами не проявлял и ни в чьей смерти не повинен…

“Позади Москва…”

– Когда говорят, что не было слов: “Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!” – это по меньшей мере глупо, – продолжает Лайла Ахметова. – Эти слова взяты из приказа главнокомандующего армией Георгия ЖУКОВА. Политрук Клочков просто не мог не произнести их. Бауыржан Момышулы под деревней Крюково говорил эти же слова. Когда ординарец Сулима принес ему карту предстоящих боевых действий у деревни Крюково, Момышулы посмотрел возможные варианты отхода и увидел, что от Крюково открывается прямой путь на Москву. Тогда он попросил у Сулимы нож, разрезал карту по деревне Крюково, тем самым показывая, что дальше ходу нет.

Это была общая судьба для всех людей, живших в то время. И так судьбой было предназначено, что из 11 казахстанских дивизий, сформированных в 1941 году, пять оказались на стыке величайших сражений начала войны. Мы должны гордиться этим.

Как создавалась 316-я дивизия

– Летом 1941 года комиссар Киргизского военкомата Иван ПАНФИЛОВ впервые с семьей выезжает на отдых в Сочи, – рассказывает профессор Лайла Ахметова. – Там его и застает война. Назад они едут через Москву, где он встречается со Сталиным. Тот лично распорядился: ты должен сформировать дивизию в Алма-Ате. Панфилов отобрал людей. Это были крепкие мужчины, имеющие семьи и детей, которым было за что воевать и которые смогут одолеть врага и в рукопашном бою. Так, Бауыржану Момышулы на тот момент был 31 год, он работал старшим инструктором Казвоенкомата.

В октябре 1941-го 316-я дивизия находилась во втором эшелоне Северо-Западного фронта, шло накопление сил для прорыва блокады Ленинграда. Но катастрофа под Вязьмой и Брянском, открывшая гитлеровцам путь на Москву, заставила спешно передать дивизию генерала Панфилова в фактически заново формирующуюся 16-ю армию Рокоссовского. Первоначально вся она состояла из дивизии генерала Панфилова (около 10 тысяч человек), 3 тысяч конников генерала Доватора и 500 курсантов Московского пехотного училища полковника Семена Младенцева.

Под Волоколамском панфиловцы занимали оборону в 44 километрах, хотя, согласно боевому уставу 1939 года, стрелковая дивизия могла оборонять полосу шириной 8–12 километров. Используя возможности лесистой местности, панфиловцы сосредоточились на обороне дорог, широко применяли засады (в том числе артиллерийские). Фактически 16-я армия Рокоссовского, получившего в ходе войны неформальный титул “гений маневра”, вела против наступающих частей вермахта партизанскую войну.

Военные маневры генерала Панфилова

– Битва под Москвой и участие в ней 316-й дивизии из Алма-Аты, как мне кажется, сегодня недооценивается именно из-за истории с 28 героями-панфиловцами?

– Говоря об октябре – ноябре 1941 года, Георгий Жуков отмечал: “Нашим войскам было тяжеловато, особенно армии Рокоссовского... куда обрушился самый мощный удар… Казалось, что вот-вот может случиться непоправимое и фронт будет прорван. Но нет!”. Те 60 дней, которые Панфиловская дивизия провела в боях под Москвой, позволили отстоять столицу. Из 14 тысяч солдат и офицеров осталось только 3 тысячи. Дивизия Панфилова отличилась тем, что впервые применила множество тактических и стратегических действий, которые вошли в военную копилку Советского Союза. Впервые была применена новая тактика, я бы назвала ее двойной обороной. Были созданы так называемые “заградотряды”, но не в том понимании, в котором они до нас дошли, когда за солдатами шли отряды и расстреливали тех, кто бежал назад. Батальон Бауыржана Момышулы стоял сзади. У него был приказ: дать отступить нашим. Получив приказ, бойцы отступали, выводя раненых. Затем, пройдя батальон Момышулы, снова окапывались и ждали нового боя, пока батальон Момышулы сражался. Поэтому немцы не могли пройти свои запланированные 80 километров, а продвигались медленно в отличие от предыдущих месяцев войны.

Группа из 13 автоматчиков, возглавляемых Маликом Габдулиным, тоже имела свои задачи: прячась до поры до времени, они внезапно нападали на врага. Фашисты не знали ничего о казахах. Писали, что против них воюет дивизия из Ирана. Потом писали, что это кавказская дивизия, и всегда подчеркивали, что она – ландверная. В переводе с немецкого “ландверная” – значит “ополченческая”. По сути, наверное, так можно сказать, потому что готовили солдат всего три месяца. Поэтому у немцев первоначально было отношение: мол, что с ней сражаться? Но именно эта дивизия заставила немцев сражаться, остановив их на знаменитом Волоколамском направлении.

16 ноября у высоты 251 у разъезда Дубосеково задачей подразделения было продержаться, сколько возможно. Здесь могло быть 28 человек. Потому что дорога через разъезд – единственная, где могли пройти танки. Сейчас в Москве делается акцент на ополченцев: мол, столицу спасли москвичи. Второй акцент – сибирские и дальневосточные дивизии. Не умаляя подвига этих соединений, все-таки еще раз напомним: с 14 октября 1941 года ядром 16-й армии была дивизия генерала Панфилова. И основные бои вела она. И не важно, сколько танков подбили панфиловцы у Дубосеково в том неравном бою. Своим самопожертвованием они выручали дивизию, Москву и Родину!

Фото Тахира САСЫКОВА и из архивов

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ