Опубликовано: 1405

Отработанный материал?

Отработанный материал?

Шахтеры АО “АрселорМиттал Темиртау” судятся с работодателем – они считают, что руководство промышленного гиганта умышленно избавляется от “бракованной” профзаболеваниями рабочей силы с помощью юридических уловок, чтобы избежать социальной ответственности в отношении регрессников.Правила раздора

По словам шахтеров, толчком к конфликтной ситуации между работодателем и работниками, утратившими трудоспособность на производстве в пределах 20–29 процентов, послужило… постановление правительства РК от 25 января 2012 года № 166 “Об утверждении перечня вредных производственных факторов, профессий, при которых проводятся обязательные медицинские осмотры, Правил проведения обязательных медицинских осмотров”.

Хотя документ был направлен во благо рабочих, горняки считают – работодатель использовал его против них.

В 2014 году после прохождения медосмотра более 200 подземных рабочих “вывели на поверхность”. На первый взгляд – забота. Однако шахтеры утверждают: им предложили даже худшие условия работы, чем были под землей.

– До 2013 года я работал подземным стволовым 2-го разряда и получал за свой труд 120 тысяч тенге, – рассказал бывший работник шахты “Казахстанская” Николай ХРОМОВ. – После прохождения врачебной комиссии в медицинской фирме “Гиппократ”, куда нас приказом направил работодатель, в мае 2014 года меня поставили перед фактом: ты не можешь больше работать под землей. Предложили вакансию стволового поверхности с окладом в 40 тысяч тенге без вычетов. В четыре раза меньше, чем я получал до этого, и при этом условия труда хуже, чем были под землей, – смена по 12 часов, то холод, то жара. Мне до пенсии еще 5 лет. Что же, я 28 лет отпахал под землей и буду теперь получать “минималку”?

– Когда мне предложили работу в котельной, я сказал, что у меня есть образование – техник-технолог, – с возмущением говорит бывший работник шахты “Казахстанская” Наиль МАВЛЮТОВ. – Мне сказали: забудь о своем дипломе! А вы знаете, что такое работа в котельной? Это бетон, металл, сквозняки, пыль, горячий пар от шлака. Я просто не смог позволить себе поменять сложные условия труда на еще более сложные и вредные. У меня семья, дети. Регрессных с нашим процентом утраты трудоспособности мы получаем всего 40 тысяч. А коммунальные услуги – 20 тысяч. Как выжить? Мы все считаем, что нас просто выкинули как отработанный материал.

Упростили до увольнения

Точного количества регрессников, отстаивающих свое право на труд в суде, на сегодняшний день не может назвать никто.

Во-первых, потому что процесс “чистки рядов” на шахтах все еще продолжается, во-вторых, иски они подавали по отдельности. Председатель профкома “Достойный труд” по Шахтинскому региону Наталья ТОМИЛОВА прошла первую и вторую судебные инстанции с 14 горняками, уволенными с разных шахт, и уверена: работодатель нарушил порядок действий, в соответствии с которыми горнорабочие должны выводиться на-гора.

– Согласно процедуре, комиссия, вынесшая заключение, должна запросить санитарно-эпидемиологические характеристики условий труда, проверить, с чем связано ухудшение состояния здоровья. Если с теми условиями, в которых трудятся работники, то данную категорию направляют для углубленного обследования и лечения в институт профзаболеваний. А после – на медико-социальную экспертизу, которая устанавливает процент утраты трудоспособности. Эта экспертиза и определяет, в каких условиях могут работать эти люди.

В случае с уволенными шахтерами ничего этого, по словам Натальи Томиловой, сделано не было. Их просто направили приказом в частное медицинское учреждение, которое, согласно договору, выполняет заказ АО “АрселорМиттал Темиртау” по предоставлению амбулаторно-поликлинической и первой медицинской помощи работникам предприятия, а там комиссия ВКК рекомендовала вывести их на поверхность сроком “постоянно”.

Загнанную лошадь пристреливают?

Таким образом, – считает лидер региональной профсоюзной ячейки, – работодатель пытается уйти от социальной ответственности. Если у шахтера установлено 30 процентов и выше утраты трудоспособности, то это уже группа инвалидности. И тут включается трехуровневая социальная защита – со стороны работодателя, государства и самого работника. Вкупе сумма регрессных и нового заработка должна примерно соответствовать тому заработку, который они потеряли. Это все прописано в законах.

Как говорит Наталья Владимировна, даже увольнение шахтеров было совершенно вопреки закону. Тем не менее в городском суде и апелляционной инстанции горняки проиграли. Теперь надеются на кассацию или Верховный суд.

– Нельзя допустить, чтобы судебная система закрепила за работодателем право на порочную практику – избавляться от людей, не неся при этой никакой ответственности, – говорят шахтеры.

Караганда


Загрузка...