Опубликовано: 1561

Открытый и без комплексов

Открытый и без комплексов

Сегодня в фильмографии бывшего дальнобойщика Даулета АБДЫГАПАРОВА 25 картин. Только в этом году он снялся в шести фильмах – “Сказочном лесе”, российской ленте “Святитель Алексий”, “Небе моего детства”, “Двух пистолетах” и др. Супруга Асель поддерживала все экстремальные увлечения мужа, в том числе и желание быть актером!

Фуры водил, с парашютом прыгал

– Даулет, чем занимались до того, как “все это кино” “случилось” в вашей жизни?

Д.: В начале 90-х мне, провинциалу, приходилось делать многое. До 1996 года возил грузы на КамАЗе. У меня была длинная фура, почти всю территорию бывшего Союза на ней объездил. Особенно часто бывал в Сибири.

– В бытность дальнобойщиком приходилось попадать в неприятные ситуации?

Д.: Случаев таких было много. Как-то раз в Тулуне (Иркутская область) нас ограбили. Мы стояли на пятаке, приехали рэкетиры и культурно нас обчистили! В другой раз застряли между Кызылординской и Актюбинской областями. Там есть страшное место, каждый водитель знает, – дорога на Иргиз. Мы застряли в снежной блокаде на 11 дней. Невозможно было двинуться ни вперед, ни назад. Нам пищу с вертолетов сбрасывали. Там каждый год такая снежная буря. Бывает, даже люди замерзают.… А в 23 года я один поехал в Улан-Удэ и проехал по замерзшему Байкалу. Встретил местных лесовозов, мы поговорили, посоветовались и все вместе поехали по льду, было очень страшно!

– Вы, значит, рисковый человек?

Д.: Мне нравится рисковать. В 16 лет меня друзья позвали заниматься парашютным спортом, я пошел, хотя все запрещали. Мне очень нравилось! Я сам родом из Джамбула, а секция ДОСААФ была в Каратау. У меня 18 прыжков с различной высоты.

– Вам эти навыки пригодились в кино?

Д.: Я больше не прыгал, но, если будет такая роль, прыгну без проблем. Сейчас я подумываю приобрести параплан. Мы часто ездим в Алматинскую область, где на горе Ушконыр летают парапланеристы. Я с ними познакомился и, как куплю себе крыло, тоже буду летать!

– Асель, а вы разделяете рисковые увлечения мужа?

А.: Вы знаете, я сама по себе очень спокойная, и мне нравится, что рядом со мной такой человек – огонь! Хотя постоянно говорю ему: “Береги себя!”.

“Увидели и сразу все поняли”

– Вы ведь сначала освоили актерскую профессию, а потом получили диплом?

Д.: Получается так. В 1998 году снялся в маленьком эпизоде у Аси Сулеевой в фильме “Волшебный спонсор”. Я не видел эту сказку, даже, кажется, мой эпизод вырезали. Но дело в том, что именно тогда я впервые увидел съемочную площадку. Потом проектов не было, а в 2003 году Талгат Теменов позвал меня в “Кочевника”. И пошло-поехало. А в 2009 году он пригласил меня в ТЮЗ им. Г. Мусрепова. Туда недипломированных актеров не берут! А так как в Алматы нет заочных актерских отделений, я поступил в Бишкеке.

А.: Он с детства мечтал сниматься в кино. Как только мы поженились, он мне об этом сказал!

Д.: В 1997 году я приехал в Алматы, что называется, “на ура” и стал искать двери в кино. Ходил по кабинетам “Казахфильма”, знакомился с людьми, оставлял свои данные.

А.: Даулет – человек очень открытый, без комплексов, к любому может подойти и заговорить.

– Расскажите свою историю знакомства…А.: Я из Курдая, после 9-го класса поехала учиться в Тараз. Там нас друзья и познакомили. У нас четыре года разница.

Д.: Друг попросил заехать к его подружке. А мне жутко некогда, но довожу и говорю, что у него есть 15 минут. И вот его подруга выходит вместе с ней (кивает на жену). Мы просидели четыре часа! А через год поженились!

А.: Мы друг друга увидели и сразу все поняли…

Д.: Когда Асель было 18 лет, у нас уже родились двое детей: сын Рамазан и дочь Жансая, потом появился младшенький – Байкал.

– Байкал – очень необычное имя!

Д.: Во-первых, я же был под большим впечатлением от озера, по-тюркски “бай коль” значит “богатое озеро”. Во-вторых, я очень уважаю актера Байкала Бельбаева. Мы вместе ехали на съемки “Потерянного рая”, и я сказал, что супруга скоро родит и, если будет сын, назову его Байкалом!

Случайный француз

– Из вас получаются подлинные бандиты, охранники, спорт­смены. Не обидно, что режиссеры используют вас в таком качестве?

Д.: Обидно не было, ведь нужно же с чего-то начинать! Сейчас я отказываюсь от неигровых ролей. Да и перестали их предлагать. Вообще картины, в которых работал до этого года, не считаю искусством. Сейчас я снялся в шести картинах. Роли в них мне по-настоящему нравятся!

– И все-таки от внешности никуда не деться, а она у вас воинственная.

А.: Первое впечатление – его побаиваются. А когда узнают, говорят, какой он добрый и мягкий! Он не может на улице мимо беды пройти. Может малознакомому человеку помочь или среди ночи сорваться к другу. У нас дома почти шесть месяцев жил француз…

– Серьезно?..

Д.: Я его случайно встретил на улице, стоит с чемоданами, чуть не плачет. Он в Бельгии познакомился с алматинкой, они полюбили друг друга, у них родился сын. Она ему предложила там продать дом и купить здесь. А потом выгнала. Он ни по-казахски, ни по-русски не говорит.

А.: Даулет среди ночи его привел. И француз остался жить у нас на полгода. Он тут преподавал язык, очень образованный человек. А после того, как вернулся домой, приезжал к нам в гости.

Слишком громадный

– Вы как-то сетовали, что труд актера в Казахстане оплачивается крайне скудно…

Д.: Когда приезжает актер из России, даже малоизвестный, ему создают здесь все условия. А про своих забывают.

– Обидно?

Д.: Мне все равно, я свою работу делаю. Например, на московской картине Андрея Прошкина “Святитель Алексий” были и буряты, и монголы. Условия для актеров – шикарные! А наши приглашают и начинают торговаться! Актерам платят очень мало.

– Кроме финансовой стороны, что еще может вас не устроить?

Д.: Бывает неинтересный сценарий. Хотя режиссер может как испортить, так и превознести сценарий. Например, летом меня пригласили в комедию, я отказался. И роль была хорошая, но я хочу сниматься в полнометражных фильмах.

– Бывало, что вас не утверждали на роль?

Д.: Как-то меня пригласили на проект на роль Громадного, но в итоге выбрали кого-то другого, объяснив это тем, что я… слишком громадный!

Дороже, чем хан Жанибек

– Кстати, не так легко попасться россиянам на глаза…

Д.: До этого я работал у Хуата Ахметова в сериале “Застава” и в фильме “Человек-ветер”. Позже приехала Татьяна Талькова – вдова Игоря Талькова, она кастинг-директор, ездила по театрам и выбрала меня одного для роли в “Святителе Алексии”. Для России казахстанские актеры считаются дорогими. То есть я был дороже главного героя – хана Жанибека, которого играл якут. Казахстанцы – дорогие азиаты для России, поэтому и снимаются мало! И все равно хочу пробиваться в России!

– Какая у вас роль в “Святителе Алексии”?

Д.: События происходят до Куликовской битвы. В ставке хана Жанибека болеет жена, он приглашает из всех стран знахарей и целителей. Никто не может помочь, и тогда он посылает за митрополитом Алексием. У меня эпизодическая роль, играю сотника Жанибека.

Вы видели, как танцует Кинг-Конг?

– А что вы сыграли в Алматинском ТЮЗе?

Д.: Много чего. На новогоднюю елку мы ставили небольшой спектакль, я был Шреком. Слышал возгласы родителей: “Ой-бай, что это такое?!”. Сейчас два спектакля – “Аждаһаның Әлегә”, где я играю Кинг-Конга, а в “Ақан-Сері – Ақтоқты” – глухонемого.

А.: Он играет не просто Кинг-Конга, а танцующего Кинг-Конга! (Даулет достает мобильный телефон и показывает танец на видео.)

– Ваши дети часто ходят на ваши спектакли?

Д.: Они все спектакли смотрели, причем не один раз.

– Чем они увлекаются?

Д.: Старший сын занимается боксом и танцами, хочет поступать в театральный. Дочка еще не определилась, учится в школе. Но в артисты не пойдет – не хочет.

– Хватает времени на воспитание детей?

А.: У него вся жизнь – на ходу, между прочим.

Д.: Когда бывает свободный день, просыпаюсь утром и думаю: “Что же я сегодня буду делать?”.

А.: Он себе места не находит! В такие дни обычно выезжаем в горы, жарим шашлыки с друзьями!

Марина ХЕГАЙ, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...