Опубликовано: 2608

От судьбы не уйдешь

От судьбы не уйдешь

Почему то, от чего мы так настойчиво бежим, каждый раз неумолимо настигает нас? А мы никак не поймем, что бежать – бесполезно…  

– Нет, нет и еще раз нет! – твердила Жамал Канату, когда он пытался объяснить ей, почему хочет жениться именно на Разие, а не на ком-то другом. Я по-соседски слышала абсолютно все, потому что в многоквартирном доме, когда повышаешь голос на своей кухне в летний день, да еще  при открытых окнах, за конфиденциальность разговора ручаться не приходится. Объясню сразу: Канат, 22 лет от роду,  – сын Жамал. И поскольку у меня были хорошие отношения с соседкой, вечером, встретив ее на улице, я как бы невзначай спросила, что это за девушку я вижу в последнее время рядом с Канатом? Жамал с ходу выложила все, что произошло в семье.

Оказывается, Канат собрался жениться. Но наряду с множеством достоинств претендентки на роль жены обожаемого Каната будущая келин обладала одним, но весомым недостатком – она уже побывала замужем и теперь воспитывала двухлетнюю дочь.

– Еще этого мне не хватало – чтобы мой сын чужого ребенка воспитывал. Нет, ему нужна чистая, непорочная, и дети свои! Только через мой труп!..

Картина вторая, грустная

На Разие Канат так и не женился. Может, не посмел пойти против матери, хотя послушным нравом никогда не отличался. А может, чувства к Разие были не столь сильными. Во всяком случае, у  меня его решение вызвало неоднозначные чувства – с одной стороны, этакая женско-солидарная обида за брошенную молодую женщину, с другой – и правда, молодой еще, найдет другую.  

И точно, через полгода в доме Жамал появилась тихая, чтобы не сказать забитая, девушка – Галия. Канат познакомился с ней в соседнем кафе, где она работала на кухне. “Наверное, из аула приехала, – подумала я. – Жамал теперь наверняка довольна. Канат, однако, недолго переживал”.

Свадьбу они отметили как-то тихо, в семейном кругу, и еще через некоторое время молодая пара уже катила коляску с новорожденной. Жизнь налаживалась. Канат выглядел довольным. Казалось бы, все  устаканилось, пора ставить точку. Вернее, оставить молодых жить да добра наживать. Но не тут-то было.

Жамал я не видела довольно долго – работа допоздна и у нее, и у меня, но как-то раз мы все же встретились у подъезда. Вернее, я-то, как обычно, торопилась домой, а Жамал, судя по всему, была настроена излить душу.

– Ты представляешь, наша-то тихоня что нам устроила! Опозорила на весь свет! – у расстроенной матери выступили слезы на глазах.

– Да что случилось-то? Все же было хорошо.

– Да, я сначала как радовалась и невестке, и внучке. А потом как-то приехали в дом две девицы, представились родственницами нашей Галии. Зашли, я их за стол пригласила, тут они мне и выдали правду – у Галии-то уже, оказывается, есть двое детей – мальчик и девочка, трех и четырех лет, которых она бросила, их сейчас бывший муж воспитывает. А сама в Алматы уехала и тут моего Каната облапошила.

Оказалось, когда гостьи рассказывали обо всем, Галия даже не пыталась оправдаться. Вот ведь нахалка! Хоть бы прощения попросила за обман или покраснела…

Тихий омут

– Ничего себе дела! И Канат, ничего о ней не зная, в загс побежал? – возмутилась я. – Вы что, даже с родственниками не знакомились?

– Да какие родственники, она же не отсюда, из поселка какого-то дальнего. Привел ее в дом, вот и осталась. Смотрю – тихая, симпатичная, работящая. Все как-то недосуг было про родственников расспросить.

– Ничего себе – недосуг. Уже и малыша успели родить, а вам все недосуг!

Жамал вытерла слезы:

– Правду говорят – в тихом омуте черти водятся. Вот Канат в этот омут голову и засунул. Теперь что делать, не знаю. Она ведь снова беременная.

“Да уж, девушка зря времени не теряет”, – подумала я.

Шутки шутками, но Каната было жалко. Не такой участи он был достоин. Парень-то неплохой. Я, честно говоря, была в шоке. Я бы таких мамаш, как Галия, в тюрьму сажала! Вот интересно, когда она ставит градусник заболевшему ребенку, ей не приходит в голову, что, возможно, в этот момент другие ее дети тоже болеют? Нет, обделила ее природа материнскими чувствами!

Но всего этого я Жамал, конечно, не сказала – зачем сыпать соль на свежую рану.

Против чего боролись

Вы ждете конца истории? Его нет. Уж не знаю, какие страсти разгорелись в семье, когда история вылезла наружу. Но в данный момент Канат продолжает жить с Галией, гуляет иногда во дворе со своими двумя малышками. Правда, часто во время этих прогулок вижу с ним каких-то девушек. С виду заботливый муж и отец стал откровенно бегать налево. Расслабиться хочет, наверное, от бремени нравственного неудовольствия. Тяжело сознавать, что из тебя сделали лоха. К тому же и деваться Канату просто некуда. Выгнать жену-обманщицу? Но она это уже проходила. Были уже в ее жизни “выгонялки”. Не испугается она, оставит обеих дочек Канату, найдет очередного мужа, навешает лапшу на уши и родит еще парочку детишек. Так что молодой папаша просто боится, что его постигнет участь отца-одиночки. А  так хоть дети под присмотром.

Разия, та самая несостоявшаяся невестка, тоже вышла замуж и родила ребенка. И в новой семье никому не мешает ее ребенок от первого неудавшегося брака.

Кстати, Жамал в ту нашу встречу, когда излила мне душу, вздохнула под конец и сказала:

– Все-таки не права я была, когда не разрешила сыну на Разие жениться. Это меня Аллах наказал за то, что чужого малыша не захотела в доме терпеть. Вот и послал нам целую кучу других. Канат теперь, видно, за мой грех расплачивается.

Я тоже подумала, что Всевышний справедлив и всегда предлагает нам то хорошее, чего мы заслуживаем. А мы вправе принять это или отказаться. Ну если отказались – кого винить?

Инна ЧЕНГАЕВА

Загрузка...