Опубликовано: 3314

Остров жадности. Учиться на чужом опыте

Остров жадности. Учиться на чужом опыте

Далеко-далеко в океане стоит Остров. До XX века, промышляя рыбой и выращивая ананасы, бананы, кокосы, манго и хлебное дерево, жили там только аборигены да беглые каторжники. Сам Остров совсем небольшой, всего 21 квадратный километр. Население – 10 тысяч человек.

Но в 1906 году на Остров пришла радость – здесь нашли залежи фосфоритов. Это перебродивший птичий помет, гуано. Его используют как удобрение и в химической промышленности. Оказалось, что толстым слоем фосфоритов (до 10 метров) покрыта почти вся территория Острова.

Сначала его аннексировала Германия. Затем Британия. Потом Япония. После Второй мировой войны Остров совместно управлялся Великобританией, Австралией и Новой Зеландией. И все они извлекали из его недр полезные ископаемые. Дошло до того, что карьеры занимали более трети Острова, а 80 процентов территории использовалось в добыче фосфоритов. Местные жители не очень-то противились этому. Их не волновала ухудшающаяся экология – ведь за это им платили.

В 70-е годы доход на душу населения превышал 34 тысячи долларов. Это был второй в мире показатель. Жители Острова могли позволить себе летать на самолете в Австралию к стоматологу и раз в год-два менять автомобиль. Сломанные машины никто не чинил – их бросали там же, где они ломались.

Бесплатными стали образование и медицина, налоги отменили. Чтобы создать рабочие места, правительство раздуло административный аппарат, превратив большинство островитян в госслужащих. Коренные жители не работали на добыче фосфоритов. Для этого завозились рабочие с соседних, не таких великих, островов.

Но о получении качественного образования никто не думал. Как и о других способах заработка. С самого начала было ясно, что полезные ископаемые когда-нибудь закончатся. Поэтому значительная часть доходов уходила в спецфонд, который призван был обеспечить жизнь стране и после истощения запасов фосфоритов. Размер фонда и его работа всегда были тайной. Но в середине 1980 годов его капитал был равен двум миллиардам долларов. Поэтому большинство населения свято верило правительству.

Изменилась и система питания островитян. Ловить рыбу и собирать кокосы больше никому не хотелось, и основой их питания стали гамбургеры, кола и полуфабрикаты. Из-за этого сегодня все островитяне полные, а 60 процентов из них больны диабетом.

К концу 80-х ситуация стала ухудшаться. Запасы фосфоритов истощались. Стабфонд тоже усох. Стоимость его активов составляла 1,3 миллиарда в 1991 году и лишь 140 миллионов в 2002 году. В 2000 году страна стала банкротом. Причиной этого стала не столько коррупция, сколько хроническая некомпетентность управленцев.

Из-за разработок пейзаж на Острове стал лунным. Растительность имелась лишь на 200 гектарах земли. Засухи стали постоянными. Остров покинули животные и птицы. А местные жители, как оказалось, ничего не умеют делать. Но главное – не хотят. Но все лишь требуют от правительства решительных мер. Но опять-таки средств на реформы тоже нет. Как и времени.

Остров этот – Науру. Когда-то он вырос из кораллового рифа и выступает над морем всего на два метра. Если уровень океана вырастет всего на метр, то остров затопит. В условиях глобального потепления на это остались десятилетия. Когда были деньги, карьеры засыпали импортным грунтом. Сейчас на это нет денег.

История Науру стала классическим примером того, как нельзя относиться к собственным природным богатствам. При малом населении лучшей стратегией было бы ограничение добычи. Лучший способ сохранить богатство – не добывать его. Особенно если не умеешь пользоваться сложными финансовыми инструментами. И Казахстан рискует стать вторым Науру, если не будет учиться на его опыте.

Загрузка...