Опубликовано: 1507

Острая патология

Острая патология

Самая большая опасность, подстерегающая горняков и металлургов, – профессиональное заболевание. Потому что в этом случае они теряют не только здоровье, но и работу, средства к существованию, да и просто будущее. И закон в этом случае их не защищает!

В советское время на учете в Восточно-Казахстанском НИИ профпатологии числилось 10 тысяч рабочих. Ежегодно медики диагностировали первичные признаки проф­заболеваний у 450–500 металлургов и горняков. Была четкая система: обязательные (дважды в год!) профосмотры, учет у цехового терапевта, лечение в ведомственной медсанчасти, направление – при первых же признаках профзаболевания – в клинику профпатологии. Если диагноз подтверждался, рабочего отправляли на два месяца на больничный, подлечивали в санаториях. И с начальной стадией болезни, как вспоминают медики, человек дорабатывал до пенсии. Не превращался в инвалида.

– Сейчас к нам поступают в основном с запущенными формами – силикозом, вибрационной болезнью, – говорит директор Восточно-Казахстанского областного центра гигиены труда и профзаболеваний Зейнулла СУЛТАНБЕКОВ. – Мы вынуждены выводить людей на инвалидность. Почему рабочие терпят до последнего? Боятся потерять работу! По закону работодатель сегодня может расторгнуть соглашение с любым, кто болеет больше двух месяцев. До последнего тянут и в лечебных учреждениях, которые обслуживают предприятия. Работодателю невыгодно, чтобы выявляли больных, вот медики и не выявляют. Иначе с ними тоже расторгнут договор.

Отработанное сырье

Сегодня профессиональные заболевания заметно омолодились – у 46–47-летних мужчин уже запущенные формы болезней, полученных на производстве. Прежним законодательством в таких случаях был предусмотрен перевод рабочего на легкий труд с сохранением средней зарплаты. С 2007 года по новому Трудовому кодексу для такого перевода необходимо, чтобы рабочий… стал нетрудоспособным. И чтобы на перевод согласился работодатель. Какой владелец предприятия пойдет на это?!

– Ведомственных медсанчастей нет, профилакториев нет, – со вздохом отметил Зейнулла Кабдышевич. – Цеховые терапевты получают деньги от работодателя и обслуживают его интересы… Депутаты понимают, какие законы принимают? Все гуманные нормы по охране здоровья в новом кодексе отменили! Им людей не жалко?

Сегодня выведенный с основной работы по профзаболеванию горняк или металлург – все равно что отработанное сырье. В служебной медсанчасти его тут же снимают с учета, а в амбулатории по месту жительства не ставят – там нет нужных специалистов. Профбольные, особенно пенсионеры, предоставлены самим себе.

Большая показуха

На этой неделе Премьер-министр Карим МАСИМОВ выдвинул идею моратория на проверки всех предприятий, где идут прорывные проекты. “Все должно быть подчинено индустриализации… Контролирующим органам: руки прочь от этих предприятий!” – воззвал Премьер.

Чем обернется такое “подчинение индустриализации” для горняков и металлургов, понять несложно. Сейчас санитарные службы вправе хотя бы раз в 4–5 лет проверить условия труда на опасных и вредных производствах. Причем за месяц уведомив предприятие. К этому времени там все отмывают и чистят так, что все показатели оказываются в норме. По диагнозам, выставленным профпатологами, например, горнякам “Казцинка”, на рудниках – страшное превышение по пыли, шуму, вибрации. По официальной санитарно-гигиенической характеристике все показатели в норме. Если по инициативе Премьера прекратятся даже такие условные проверки, уровень проф­заболеваемости может вырасти многократно.

– Аттестация рабочих мест проходит раз в пять лет, – рассказал директор центра профзаболеваний. – Причем прежней ведомственной лабораторией. “Казцинк” платит ей деньги, лаборатория делает замеры и пишет… норму. Я спросил как-то: как вы определяете тяжесть и напряженность труда, класс условий, если у вас нет специалистов – врача по эргономике, физиолога? Но… Работодателя это устраивает!

Дышите – не дышите

Сегодня на рудниках того же “Казцинка” проходчикам выдают один респиратор-лепесток на смену. Формально – на 6 часов. Реальная продолжительность смены – 8–9 часов. Полдня горняки взрывают, бурят, грузят руду, которая потом принесет баснословный доход владельцам корпорации. “Казцинк” не дает в забой даже обычную бутилированную воду. Экономит!

– И после этого на “Казцинке” удивляются, почему у них рост профзаболеваний? – возмущается Зейнулла Султанбеков. – Я говорю казцинковскому руководству: если вы так будете обращаться с людьми, у вас скоро работать будет некому!

В тему

ЖЕРТВЫ КОРПОРАЦИЙ

На горно-металлургических производствах “Казахмыса” и “Казцинка” с начала года погибли 9 человек, еще 19 получили тяжелые травмы.

По данным Восточно-Казахстанского департамента по контролю и социальной защите, на предприятиях увеличился смертельный и тяжелый травматизм.

При этом, по утверждению департамента, на том же “Казцинке” не жалеют денег на охрану труда. В прошлом году потратили почти 3 миллиарда тенге, за полгода этого – больше полутора. Вопрос только, на что потратили эти колоссальные суммы?

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Виктор ВОЛОГОДСКИЙ (фото), Усть-Каменогорск

Загрузка...