Опубликовано: 1121

Ошибка министра может стоить жизни

Ошибка министра может стоить жизни

Новый старый министр Доскалиев признал свою ошибку, а именно: провальность системы тендерных закупок лекарств, которую он ввел во время своего первого пребывания на посту министра здравоохранения. И намерен исправить ситуацию

уже с 1 января.

Но тем временем только в Алматы на грани жизни и смерти находятся десятки людей, которые по воле чиновников остались без жизненно важного препарата.

Препарат “Фемара” входит в список жизненно важных лекарств. Его бесплатно выдают женщинам, больным раком груди, которые были прооперированы и которым была проведена химиотерапия. Каждый день перерыва в приеме этого лекарства опасен для жизни.

– К нам обратились семь человек, у них ситуация на грани жизни и смерти, – говорит дежурный врач “горячей линии” общественного фонда “Аман-Саулык”, – но в городе таких больных намного больше. Сейчас они не получают лекарство, которое убивает злокачественные клетки, хотя должны принимать его каждый день! В аптеке препарат стоит 51 тысячу тенге, хватает его на 28 дней. Нам сказали, что на этот год лимит исчерпан. И пройдет немало времени, пока будет заново составлена новая заявка, пока выделят деньги, закупят в Харькове препарат. А люди ждать не могут, они не получают лекарство уже по 2–3 недели!

Перебои с препаратом начались еще в июне, но потребность перекрывали за счет лекарств, выделенных на стационары. Теперь и там лимит исчерпан.

В управлении здравоохранения о проблеме знают, но по-своему объясняют причины отсутствия лекарства.

– В список жизненно важных лекарств у нас входит 10 препаратов, и только с этим перебои. Не потому, что мы мало заявляем или потребность неправильно определили, а потому, что всех лечить таким дорогостоящим препаратом нет возможности. Программа онкологии у нас самая дорогостоящая. Потребность в препарате получилась больше, чем предполагалось…

Что чувствует человек, оставшись без надежды на выздоровление? Стресс, шок, который подкашивает и без того ослабленный организм.

Несколько месяцев назад в городе была еще одна стрессовая ситуация с лекарствами. Пропали сразу два препарата: адреналин и атропин. Люди в панике бегали по аптекам. Ведь без того же атропина не проводится ни одна операция…

прямая речь

Министр здравоохранения РК Жаксылык Доскалиев:

– С 1 января список жизненно важных лекарственных средств, или приказ по утверждению жизненно важных лекарственных средств, будет утрачен. То есть мы отменяем эту процедуру, там, кроме коррупции, ничего нет, я сам когда-то вводил это и сейчас хочу исправить, потому что слишком далеко мы зашли…

(По сообщению “Казахстан Сегодня”)

Сказал – как отрезал

То, что система тендерных закупок лекарств не оправдала себя, а жизненно важный список лекарств оказался нежизнеспособным, на днях признали чиновники от медицины, хотя медики об этом говорили уже давно. Из-за запоздалого проведения тендеров возникали перебои с лекарствами, тендерные аптеки умудрялись выставлять льготные лекарства по завышенным ценам, система стала безграничным полем для коррупции.

– Чиновникам был важен процент отката, поэтому они не возражали против завышенной стоимости лекарств, это было даже выгоднее, – говорит президент общественного фонда “Аман-Саулык” Бахыт Туменова.

Список жизненно важных лекарств – отдельная история. Медики давно предлагали реформировать систему выдачи льготных лекарств. Ведь несмотря на то что на обеспечение этого списка выделялись огромные средства (только по Алматы в этом году было выделено 5 миллиардов тенге), эффект был минимальный. Многие лекарства просто не подходили больным из-за индивидуальных особенностей организма, в результате деньги тратились впустую…

Но вместо того чтобы планомерно “вылечить” систему, новый министр принял решение, свойственное военным хирургам. Сказал – как отрезал… С 1 января на лекарства вводится государственная монополия. А список жизненно важных лекарств аннулирован.

Но у такого “лечения” могут быть побочные эффекты.

Игра в монополию

– Решить проблему можно было, создав единый список лекарств и установив фиксированные цены, как это делается во всем цивилизованном мире, – говорит Вячеслав Локшин, президент Ассоциации представительств фармфирм в Казахстане. – Поставщиками могли бы быть те, кто работает по стандартам.

– Люди могли бы получать лекарства в любой, не обязательно тендерной аптеке, оставляя в качестве векселя свой рецепт, а потом государство возвращало бы деньги, – предлагает Бахыт Туменова. – Но министр выбрал иной путь – монополию. Само по себе это звучит устрашающе. Наши люди на горьком опыте убедились, что не всегда монополия является гарантией качества и тем более низкой устойчивой цены.

– Создание государственной монополии – возможно, это выход из сложившейся ситуации, но нужен очень строгий контроль, в том числе контроль общественности, – продолжает разговор Вячеслав Локшин. – Деньги на эту программу выделяются огромные, и нужна гарантия, что ни у кого не возникнет соблазна отщипнуть от этого “пирога” себе на “Мерседес” и на огромную зарплату…

Некоторые эксперты ставят под сомнение и способность “монополии” контролировать качество лекарств:

– Сейчас отменили список жизненно важных лекарств, но без него будет полная анархия, это даст возможность покупать дешевые заменители и продавать их людям по цене оригинальных лекарств. Риск огромный!

В общем, врачи и фармацевты разворачивают жаркие дебаты вокруг реформы, объявленной новым министром. Принесет ли она реальную пользу населению, покажет время.

А у онкобольных Алматы, которые с болью наблюдают за всем этим, времени остается все меньше. Им нужны не просто слова на перспективу, а реальная помощь сейчас.

Александра МЫСКИНА

Загрузка...