Опубликовано: 1759

Органы – только за границей

В прошлом номере нашей газеты мы рассказали историю семьи карагандинцев, которые прошли через серьезное испытание – трансплантацию печени в китайской клинике. Это была история со счастливым концом. Однако подобные случаи скорее исключение, чем правило.

Десятки казахстанцев ежегодно выезжают для пересадки органов в другие страны – в Казахстане сделать такую операцию практически нереально. И не потому, что нет специалистов или условий – из-за нехватки донорских органов.

Операция, сделанная в другой стране, не всегда решает проблему.

Недавно в реанимационном отделении Национального научного центра хирургии имени А.Н. Сызганова скончалась 35-летняя женщина, мать троих детей Гульжан Акжигитова. Летом она сделала операцию по пересадке почки в пакистанском городе Лахоре. Вернулась на родину – и умерла.

“Ее неправильно лечили!”

К нам обратился отец умершей женщины Лесбек Арыстанович Арыстанов.

– У нас в стране таких операций ждут годами, потому решили ехать в Пакистан,– рассказывает он. – Вместе с нами туда отправились еще шесть казахстанцев. Операции сделали всем, все вернулись домой, самочувствие их было хорошим. Но потом произошло страшное: сначала умерла одна женщина из нашей группы, а затем – моя дочь. Еще двое находятся сейчас в критическом состоянии.

Приехав, мы получили квоту Министерства здравоохранения на медицинское наблюдение после операции в Национальном научном центре хирургии имени А. Н. Сызганова. Но в августе дочь позвонила мне и сказала, что ее не хотят класть туда на обследование. У нее резко упало давление, я вызвал “скорую” и привез дочку в институт им. Сызганова. После осмотра врач Султанов заявил, что она находится в очень тяжелом состоянии и возможен самый печальный финал. Эти слова возмутили меня – ведь врач должен лечить больных, а не готовить их к смерти!

26 сентября 2008 года в Национальном научном центре хирургии имени А. Н. Сызганова прошла конференция нефрологов. Но ни один из приехавших врачей-специалистов даже не подошел к больным! Никто из них, ни казахстанские, ни зарубежные врачи, не изъявил желания осмотреть и проконсультировать пациентов отдела трансплантологии.

Состояние дочери ухудшалось, и 29 сентября 2008 года Гульжан умерла.

По словам сотрудников института Сызганова, причиной смерти стало воспаление легких. Но я считаю, что мою дочь неправильно лечили…

Мы не боги…

Неправильное лечение – довольно серьезное обвинение. И потому мы хотели услышать мнения других участников этого конфликта. Для этого обратились к заведующему отделом трансплантации Национального научного центра хирургии имени А. Н. Сызганова, главному специалисту Республики Казахстан доктору медицинских наук Энверу Шарабутдиновичу Султанову.

– После операции, проведенной в Пакистане, Гульжан Акжигитова вернулась в Алматы, и ее направили в поликлинику по месту жительства, где за состоянием ее здоровья должен был следить нефролог.

Мы – трансплантологи, мы производим операции, работаем над устранением хирургических осложнений, а постоянное наблюдение – в течение всей жизни – должны вести врачи по месту жительства. Но когда состояние пациентки резко ухудшилось, ее привезли к нам на “скорой”.

Приглашенные специалисты клиники управления делами Президента оценили состояние женщины как крайне тяжелое.

Когда Гульжан Акжигитову привезли к нам, я предупредил ее отца о возможности летального исхода. По статистике в первый год после подобной операции умирают до 30 процентов больных. Дело в том, что после пересадки почек пациенты должны всю жизнь принимать препараты, понижающие иммунитет, чтобы организм не отторгал донорский орган. Но в результате человек оказывается бессилен перед любой инфекцией – ангиной, гриппом, банальным ОРВИ…

На мой взгляд, клиника в Лахоре занимается самой настоящей коммерческой деятельностью: операции там поставлены на поток, стоимость каждой – от 25 до 30 тысяч долларов США. Пакистанских врачей судьба пациентов, как и отдаленный результат пересадки органов, не волнует. Они выписывают пациентов через 18 дней!

Я понимаю состояние отца умершей, и все мы выражаем ему свои соболезнования. Однако мы не боги. И не всегда можем отвечать за то, что сделали другие врачи…

Попытавшись разобраться в этой истории, мы связались с врачом, которая консультировала Гульжан Акжигитову еще до операции. Правда, она из соображений врачебной этики попросила ее фамилию не называть. По ее мнению, специалисты института им. А. Н. Сызганова сделали все, что могли.

Почему в казахстане нет донорских органов?

Финальную точку в этом конфликте должны поставить специалисты, которые сейчас выясняют обстоятельства гибели женщины.

Но нет ответа на другой вопрос: почему граждане Казахстана вынуждены покупать себе почки за рубежом? За десять месяцев 2008 года в институте имени Сызганова было сделано всего три (!) пересадки почки!

В Казахстане закон запрещает продажу донорских органов. Взять органы для пересадки можно только в том случае, если человек погиб. И если при этом при жизни не возражал против того, что его органы могут быть изъяты в случае его сметри – для того, чтобы спасти жизнь другого человека. И что близкие родственники тоже не возражают

Правила изъятия человеческих органов подробно расписаны в статье 36 главы 6 Закона Республики Казахстан “Об охране здоровья граждан” от 7 июля 2006 года. Министр здравоохранения Республики Казахстан Ерболат Досаев 19 сентября 2006 года подписал приказ № 415, в котором утверждаются правила изъятия, консервации тканей и органов от людей и животных. Пункт 4: “Обеспечить своевременное оповещение руководителями медицинских организаций специалистов Республиканского центра трансплантации при Национальном научном центре хирургии имени А. Н. Сызганова о наличии потенциального донора”.

Но главные врачи больниц практически никогда не сообщают о потенциальных донорах – жертвах автомобильных аварий и несчастных случаев. Поэтому дежурная бригада по забору органов института имени А. Н. Сызганова вынуждена бездельничать…

По свидетельству сотрудников Алматинской больницы скорой медицинской помощи, там только за январь – февраль текущего года скончались 77 больных. И это только в одной больнице! Если бы трансплантологи изъяли всего 20 почек, то им удалось бы пересадить органы 20 больным. Но им никто не сообщил…

Почему так обстоят дела, нам объяснили врачи трех городских больниц Алматы. Никто из них по вполне понятным причинам не пожелал назвать свое имя – слишком деликатна тема. Так вот, больше всего они боятся скандалов с родственниками погибших. Душевное спокойствие дороже. Тем более что за неисполнение приказа еще никого не наказывали.

Олег ГУБАЙДУЛИН

Загрузка...