Опубликовано: 1421

Они остались жить…

Они остались жить…

Зверское убийство 19­летнего Ярослава Здатченко весной потрясло Караганду.

На днях суд вынес приговор изуверам, убившим его. Он был лучшим студентом в группе, умный, красивый парень. А убили его матерые преступники­-рецидивисты – убийцы, насильники, грабители и воры, отпущенные на свободу досрочно за примерное поведение.

Завтра не наступит

26 мая Ярослав пошел на день рождения к друзьям. Мама, Ирина Робертовна, была спокойна. Она же знала, куда и к кому ушел сын. И в тот черный вечер она легла спать, не дождавшись его. Но не спалось. Она думала, что в последнее время мало видит Ярослава: когда уходит на работу, он еще спит, когда он приходит домой, она уже спит… Ну ничего, скоро каникулы, отпуск, поедут они, как всегда, все вместе в Боровое, к бабушке, на все лето. Времени будет много, все успеется. А уж завтра утром сын обязательно встанет раньше ее! Ведь завтра 27 мая – ее день рождения… Ярослав веселился на дне рождения приятеля. А где­то рядом условно­досрочно освобожденный Анатолий Малиев тоже праздновал день рождения своей подружки. Они гуляли уже вторые сутки. Прерывались совсем ненадолго, когда Малиев ездил в колонию отмечаться как условно­досрочно освобожденный. Там, в колонии, к нему присоединились уже “отметившиеся” Байдаулетов и Курвяков. Компания кружила по городу, покупала водку. К вечеру все уже достаточно “приняли на грудь”.

К тому времени их было уже пятеро. Малиев – неоднократно судимый за кражи, наркотики и разбой, последний срок 6 лет. Байдаулетов – в 1996 году осужден на 15 лет за умышленное убийство, ранее был судим за изнасилование. Курвяков – дважды судим, кража и нанесение тяжких телесных со смертельным исходом. Романчук осужден за умышленное убийство, срок 9 лет. Матвеев осужден за разбой. Все пятеро освобождены условно­досрочно за примерное поведение.

Называя преступников поименно, мы не нарушаем закон и права человека. Всех пятерых суд неоднократно признавал ворами, убийцами, насильниками и грабителями.

Проверка на дружбу

К одиннадцати часам вечера на дне рождения у молодежи кончилось пиво. Ярослав, его приятель и две девушки вызвались прогуляться до ближайшего ночного магазинчика.

На их беду примерно в это же время у Малиева и его компании как раз кончилась водка. И они тоже оказались на крылечке магазинчика. Ярослав с приятелем волей­неволей должны были пройти сквозь мрачный строй. Незнакомые взрослые мужики с наколками, за каждым легко угадывалась богатая биография. Кто­то сказал оскорбительное слово. Ярослав наивно одернул школярским: “Как вам не стыдно!”. Приятель поспешно ретировался, оставив друга одного.

Все произошло быстро. Ярослав еще пытался сопротивляться. Наверное, он не сомневался, что вот­вот придет помощь. Ведь рядом были его друзья. Его видели продавщица магазина, случайные прохожие… Они же все люди, они должны помочь, вызвать полицию! Нужно только продержаться. И Ярослав держался. 19­летний мальчик против пятерых мужиков с зоны, для которых убить так же легко, как дышать. Уже окровавленного, теряющего сознание от боли Ярослава затолкали в машину и увезли.

За всем происходящим с безопасного расстояния наблюдали его приятель с девушками. Дом Ярослава – в 300 метрах от магазина. Они могли добежать за несколько минут. Сообщить родителям, что их сына избивают. Отец побежал бы на помощь. Мать позвонила бы в полицию. Отделение рядом – опергруппа приехала бы моментально. И Ярослав был бы жив.

Когда избитого парня затолкали в машину и увезли в неизвестном направлении, еще было не поздно. Отец завел бы машину и бросился вдогонку. Приятель, как выяснилось намного позже, запомнил номер машины, на которой увезли Ярослава. Сообщи он вовремя об этом полиции или хотя бы родителям, белый “Фольксваген” был бы обнаружен очень скоро. И Ярослав был бы жив.

Они могли спасти ему жизнь. От них не требовалось ни мужества, ни отваги. Но эти трое как ни в чем не бывало вернулись на вечеринку. И там всем объявили, что Ярослав пошел домой.

Полиция все­таки узнала об инциденте. Позвонила какая­то бабулька, которая все видела из окна. Опергруппа прибыла на место, когда у магазина уже никого не было. Полицейские прочесали ближайшие улицы. Самое невероятное, что в одном из переулков оперативники наткнулись на ту самую троицу, тихонько возвращавшуюся на вечеринку. Трезвый мальчик и смирные девочки у полицейских не вызвали никаких подозрений, но на всякий случай они спросили: “Ребята, вы не видели тут ничего подозрительного? Нам сообщили, что драка у магазина была. Парня какого­то избивали и увезли…” Ребята заверили, что ничего не видели, не слышали, не знают. Полицейский уазик покатил дальше прочесывать темные улицы. А эти трое с облегчением вздохнули: пронесло!

Позже они размазывали слезы в кабинете следователя и говорили: мы думали, он сможет убежать…

Пациент с кладбища

Ярослава привезли на кладбище, чтобы продолжить уже без свидетелей и случайных глаз. И это уже были звери. Они прыгали на его теле, разбивали голову всем, что смогли найти потяжелее. Топтали и пинали ногами. Потом уже бесчувственное тело поволокли к свежевырытой могиле. Скинули вниз. Курвяков ведром зачерпывал землю и закидывал в могилу. И в этот момент Ярослав, которого они уже считали мертвым, застонал. Этот предсмертный хрип их отрезвил. Они выволокли Ярослава из могилы, затащили в машину, доехали до города и выбросили во дворе частной клиники.

Под утро врачи обнаружили окровавленное и изувеченное тело. Даже опытные хирурги и патологоанатомы пришли в ужас от увиденного.

Невероятно, но формально он был еще жив. Мозг отключился давно, еще на кладбище. Во всех системах организма произошли необратимые последствия. Но молодое сильное сердце билось еще три часа…

На похороны Ярослава, казалось, пришел весь город. Его любили в школе, в университете, во дворе. Приехали друзья и одноклассники из Щучинска. Пришла его первая учительница.

Двери в доме Здатченко не закрывались. Ирина закрыла их только перед теми, кто предал ее сына в ту ночь.

– Я не пустила их к гробу. Не позволила подойти к могиле.

По ту и эту сторону решетки

Самое тягостное в этой истории – убийцы Ярослава таковыми по закону…не являются.

Ярослав умер в больнице. В больницу его доставили те, кто избивал его на кладбище. Избивал, но не убил, а привез в больницу.

И судили их не за убийство, а за “причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего”.

Молодое сильное сердце Ярослава спасло убийц от максимальной меры наказания. Если бы оно остановилось еще на кладбище, по крайней мере, двое могли бы получить пожизненный срок, как ранее судимые за умышленное убийство.

Во вторник районный суд Караганды приговорил Байдаулетова и Курвякова к 16 годам лишения свободы, Малиева – к 15 годам лишения свободы с отбыванием в колонии особого режима. Матвеева и Романчука – к 12 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

Но вряд ли матери ни за что убитого парня сейчас станет легче. Убийцы ее сына все равно будут жить. Им уже давно безразлично, где жить. Они одинаково вольготно чувствуют себя по эту и по другую сторону решетки.

Татьяна Тен, Караганда

Загрузка...