Опубликовано: 2706

Он уступил место Кунаеву

Он уступил место Кунаеву

Рассчитывал только на себя. 22 декабря Масымхану Бейсебаеву исполнилось бы 100 лет. С 1964 по 1970 год он работал председателем Совета министров Казахской ССР.

– Я часто встречаю своих ровесников, которые мне говорят: “Твой дед у моего деда овец пас”, – говорит Акылжан Бейсебаев. – Я отвечаю: “Ну пас так пас, хорошо хоть не свиней”. Но всегда удивляюсь отсутствию какой-либо логики у этих людей. Ну, положим, пас он овец до 1917 года. А мои собеседники родились в 30–40-е годы. Получается, его дед призывал к себе сына и говорил: “Вот есть у меня пастух, через 50 лет его сын будет правительство возглавлять. Запомни это и передай сыну”. Но, если честно, ни у какого бая мой дед Бейсебай Тельгозиев овец не пас, а батрачил у богатых русских крестьян. И они с женой были хорошими работниками, их сына Масымхана хозяева в 14 лет из села Ельтай, что в Алматинской области, отправили учиться в школу-интернат. Там он в совершенстве овладел арабским и казахским языками. В 1925 году поступил в Алматинский сельскохозяйственный техникум. В его стенах он встретил мою маму Зою Громову.

После окончания техникума Масымхан Бейсебаев работал в земельных органах республики, был директором родного техникума. В 1936 году его выдвинули в аппарат Казкрайкома – инструктором сельхозотдела. Затем назначили помощником первого секретаря Компартии Казахстана Левона Мирзояна. С 1939 года – заведующий сельхозотделом Алматинского обкома партии.

На фронт – без раздумий

В мае–июне 1941 года Бейсебаев был на курсах военной переподготовки в Горьковской области. Здесь его и застала война.

– Отец вспоминал, что в день окончания курсов их командир объявил: “Началась война, вы можете вернуться домой, но кто хочет на войну – шаг вперед”, – рассказывает Акылжан Масымханович. – И все 400 человек шагнули вперед… Отец уже на следующий день попал на Южный фронт, стал политруком. Был ранен в голеностопный сустав. Медобслуживание было плохое, у отца началась газовая гангрена, делали переливание крови, но образовался анкилоз (неподвижность сустава). Пришлось демобилизоваться”.

В марте 1942-го Масымхана Бейсебаева утвердили председателем исполкома Алматинского областного совета депутатов. С 1950 по 1952 год учился в Высшей партийной школе в Москве, после окончания которой был назначен на должность первого секретаря Кокчетавского обкома партии. С апреля 1954 года Бейсебаев – первый заместитель председателя Совета министров. Небольшое время был первым секретарем Алматинского обкома партии, но вернулся в правительство в качестве зампреда.

Во время работы Масымхана Бейсебаева первым секретарем Алматинского обкома партии в столичной области происходили коренные изменения. Рекордными были показатели области по мясу, овощам, фруктам. В самой Алма-Ате завершалось возведение телецентра, строился драмтеатр, разворачивалось жилищно-бытовое строительство.

О чем не принято писать

– Ваш отец ушел с работы в 1970 году в самом расцвете сил, когда ему еще не было 62 лет, как вы думаете, почему?

– Это был 1970 год. Был кинут клич по стране – дадим 50 миллионов овец в год! Отец пришел и как специалист по защите растений ответственно заявил: мол, на наших территориях с таким произрастанием травы больше 30 миллионов овец прокормить невозможно! Еще ходили слухи, что кто-то шепнул на ушко Кунаеву, что Бейсебаев хочет занять его место. Освободили отца от должности некрасиво. Причем дождались момента, когда в отъезде за пределами страны был председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин, который ценил отца и мог воспротивиться этому решению.

– У вашего отца были разногласия с Кунаевым?

– Не знаю, как с разногласиями, но то, что отец в свое время уступил ему свое место председателя Совета министров – правда, об этом не любят писать. В 1962 году глава СССР Хрущев решил избавиться от Кунаева. Первым секретарем ЦК КП Казахстана назначили Исмаила Юсупова. Никто за Кунаева слова не замолвил, все боялись союзного руководства. Поговаривали, что его могли отправить председателем облисполкома в Западно-Казахстанскую область. Но отец, проработавший в должности председателя Совета министров всего три месяца, встал и сказал, что считает должность председателя облисполкома не достойной авторитета Кунаева, и предложил уступить ему свою.

Все обрадовались, утвердили это предложение и придумали должность первого зампредседателя Совета министров для моего отца. В 1964 году, когда Кунаева восстановили в должности первого секретаря ЦК, отец был вновь назначен на должность председателя Совета министров и уже работал до 1970 года.

Когда плачут мужчины

– Отец был заядлым охотником, – продолжает Акылжан Бейсебаев. – Охотились в основном в Кокчетавской и Акмолинской областях. Один случай остался в памяти на всю жизнь. Тогда я в первый и последний раз видел отца плачущим. Мой младший брат Кенес, которому было 14 лет, на охоте случайно прострелил себе голову из старой берданки… Папа не отходил от него ни на минуту и плакал. Слава богу, брат остался жив.

А вообще у нас было счастливое детство. Летом мы жили в совминовском доме отдыха. Никакие автобусы туда не ходили. Мы выходили на улицу Ленина и Абая и просто стояли, ехал в это время, допустим, секретарь ЦК Григорий Мельник: “О, дети Бейсебаева, давайте их заберем” – и забирали. Ехал мой отец, видел, что дети Мельника стоят, – он забирал. А сейчас представьте, чтобы премьер чьих-либо детей забирал по пути?! А еще я несколько раз с Брежневым в бильярд играл. Мне 18 лет тогда было. Брежнев всегда шутил: “Вот они мне проигрывают нарочно, а ты не будешь поддаваться?”.

Председатель Совета министров Казахской ССР в 1970–1984 годах Байкен Ашимов вспоминал, что Бейсебаев всегда мыслил глубоко, детально вникал в суть проблем. Легендарный летчик, дважды Герой Советского Союза Талгат Бегельдинов, отзываясь о Масымхане Бейсебаеве, подчеркивал, что он не был равнодушен ни к одному вопросу, решение которого зависело от него.

“Целина” для Брежнева

– Что за история произошла с соавторством вашего отца в книге Леонида Брежнева “Целина”?

– С 1976 по 1978 год отец усиленно работал над книгой о целине. Называлась она очень длинно: “Ветераны целины хорошо помнят то время! Годы покорения целины в Казахстане”. Ведь сам он был опытным аграрием. С 1970 года после выхода на пенсию возглавлял НИИ лугопастбищного хозяйства. За каждым фактом, за каждым словом отца в этой книге стояли кропотливый труд, долгие часы сидения в библиотеке, множество подлинных документов. Я редактировал книгу, поэтому помню ее почти наизусть. Когда отец закончил книгу, отправил в Москву в редакцию журнала “Новый мир”, где ему обещали в течение месяца-двух ее напечатать.

Но потом сообщили: по каким-то причинам она не может быть опубликована. У него был друг – бывший первый секретарь Кустанайского обкома партии Храмков, его в то время перевели в Москву директором издательства “Колос”. Тот по­обещал: опубликуем. И опять тишина. Отец стал звонить, а в ответ слышал что-то невнятное. А через некоторое время вдруг выходит “Целина” Леонида Брежнева. Отец стал показывать книгу мне: “Ты же помнишь, это же все мое, это же я писал!”. Я потом проверил: почти 70% в ней было отцовского материала!

– Были ли у него какие-то сомнения по поводу целесообразности распахивания огромного количества бесперспективных целинных земель?

– Он говорил, что так скоропалительно заниматься целиной нельзя и места для совхозов надо выбирать не как попало, а с пользой для будущего дела. Он даже привлекал к этому делу землеустроителей. Но лозунги были другие, например: “Завтра должно быть 100 целинных совхозов!”.

Историческое отступление

В бытность Масымхана Бейсебаева заместителем председателя Совета министров благодаря его решимости был завершен Большой Чуйский канал, снабжающий поливной водой юг Казахстана и Киргизию. Ему же мы обязаны открытием школ с уйгурским языком обучения. О его трепетном отношении к казахскому языку говорит тот факт, что в начале 60-х годов, когда официальным языком считался русский, он сделал доклад на республиканском совещании животноводов на казахском.

Профессионалами не разбрасываются

– У нас дома был культ отца, хотя, конечно, он нам внимания в силу своей занятости не уделял, – продолжает Акылжан Бейсебаев. – Позже, видимо, чтобы компенсировать отсутствие внимания со своей стороны, он часто брал меня в командировки. Чтобы я в юрту вошел, чтобы кумыса попил, на коне проехал и людей повидал.

– А с кем общались в вашей семье?

– Отец общался с министром внутренних дел Шыракбеком Кабылбаевым, академиками Фазылом Мухамедгалиевым и Наилей Базановой, с секретарем ЦК Компартии Казахстана Демкиным. Очень уважительно относился к первому секретарю ЦК Компартии Украины Леониду Мельникову, сосланному в Казахстан “на перевоспитание”. Его хотели задвинуть подальше, отправив куда-нибудь в область председателем облисполкома. Но отец, воспользовавшись своей властью, назначил Леонида Мельникова председателем гостехнадзора нашей республики, он был горным инженером, грамотнейшим человеком.

В 1959 году в Темиртау произошли массовые беспорядки среди рабочих. Министра Кабылбаева обвинили в незаконном применении оружия и сняли с поста. Отец подал ему руку помощи: добился назначения отставного генерала начальником УВД Алматинской области. Через семь лет Кабылбаева реабилитировали и восстановили в должности министра.

Известный экономист Камалбай Кетебаев отметил, что за период работы Бейсебаева организующая роль правительства в управлении народным хозяйством неизмеримо выросла. В эти годы было заложено строительство Чимкентского и Павлодарского нефтеперерабатывающих заводов. Огромные мощности были введены в тяжелую, легкую, пищевую и мясо-молочную промышленность, сельское хозяйство.

Он задержал свою смерть

– Какими вам запомнились последние дни отца?

– Отец умирал от тяжелой и неизлечимой болезни. Ему оставалось жить буквально дни, недели. Но он знал, что его внучка Зарема должна защитить диплом. Все время спрашивал: защитилась ли Зарема? Когда наконец она защитила диплом, он молча отвернулся к стене и умер. Так велика была его любовь к внукам и детям, что ради них он смог даже смерть задержать, чтобы не навредить. Медики отмечали, что, несмотря на боль, ни разу не слышали от него ни стона, ни капризов. Таким мужественным и сильным отец остался в моей памяти.

Загрузка...