Опубликовано: 7 11142

Омархан ОКСИКБАЕВ обвиняет банки в коррупции

Омархан ОКСИКБАЕВ обвиняет банки в коррупции

Дешевые кредиты “вытянут” Казахстан из экономического кризиса, уверен мажилисмен и экс-председатель Счетного комитета РК Омархан ОКСИКБАЕВ. Но вот беда – банкирам гораздо интереснее валютные спекуляции, нежели финансирование бизнесменов.

90-е пережили и сейчас выживем!

– Омархан Нуртаевич, многие уверены, что текущий экономический кризис – самый серьезный за все годы независимости. Вы согласны с этим мнением?

– Я не склонен так драматизировать. На мой взгляд, кризис 90-х был очень мощным и социально напряженным. Падение советской системы, переформатирование и переориентирование производственных потенциалов привело к тому, что многие “красные директора” все вверенные объекты разрушили, распродали и уехали с деньгами из Казахстана. Разлад был просто ужасный, люди годами не получали пенсию и зарплаты. Доходило до того, что в автобусе за проезд баранами рассчитывались.

Помню, в то время работал в министерстве финансов. И вот однажды выхожу на крыльцо министерства, а там пожилой мужчина. Он меня остановил, плачет и говорит: “Мне милиционер посоветовал обратиться к вам. Я пенсию 9 месяцев не получал, а мне очень нужны деньги… Ты мою пенсию как-нибудь вытащи, половину суммы мне отдай, а половину – сам забирай”.

Слава Богу, сейчас правительство социальные обязательства исполняет на все 100 процентов и гарантирует это и в дальнейшем. Другой вопрос, что мы потеряли темп роста экономики. Мы потеряли приток капитала, который шел от экспорта нефти и металлов. Естественно, это негативно сказалось на развитии инвестиционных проектов, которые вело государство.

Но за последние годы нам удалось существенно развить агропромышленный комплекс. Таким образом, сейчас мы обеспечиваем себя и хлебом, и овощами, и молочными, и мясными продуктами. То есть голод нам не страшен.

И депутату придется жить на 50 тысяч тенге в месяц

– Но ведь это не значит, что мы не почувствуем кризис на себе?

– Нам всем придется непросто. Прежде всего текущая экономическая ситуация стимулирует рост инфляции. По официальным данным, за 2015 год она составила 13 процентов. Не берусь опровергать официальную статистику, но подвергаю сомнению. Потому что я сам хожу с женой на рынок и вижу, что на многие продукты цены увеличились в разы. О том, как подорожали одежда, техника и предметы интерьера, вообще молчу.

Конечно, в первую очередь этот рост ударит по малообеспеченным гражданам. Президент, конечно, дал задание всем регионам отслеживать и пресекать необоснованное повышение цен, но сделать это очень сложно, потому что цепочка от производителя к потребителю очень длинная. И, на мой взгляд, одна из основных задач правительства на ближайшее время – навести здесь порядок. Уже одно это могло бы существенно снизить цену на продукты.

Простой пример из моей личной жизни. Как-то с семьей ехали по югу страны мимо арбузных полей. Как раз шла уборка урожая. Пообщался с фермером, он, оказывается, продает арбузы по 5 тенге за килограмм. В это же время в Астане они стоили 70 тенге за тот же килограмм. То есть в 14 раз дороже! Кому достается эта разница? Вот чем должны заняться соответствующие службы и вот где нужно навести порядок. Всю эту армию лишних перекупщиков необходимо направить на другие работы.

– На какие? Предприятия банкротятся, и люди оказываются без работы…

– Да, многие в кризис могут остаться без работы. Но в то же время, если сравнить количество экономически активного населения и количество рабочих мест, последних все же больше. То есть нашим гражданам надо быть готовыми к смене профессии. Тем более что государство сейчас предлагает бесплатные обучающие курсы на востребованные специальности.

– Да, только зарплаты нормальной никто не гарантирует…

– Ни в одном объявлении о вакансии я не видел зарплаты менее 50–60 тысяч тенге. Ну, может, есть 1–2 позиции, где меньше предлагают.

– Вы считаете, что на 50 тысяч реально выжить, например, в Астане?

– Многие госслужащие столько получают. Я не считаю такую зарплату высокой, но все равно это доход. Лучше, чем вообще ничего не зарабатывать. Кстати, на 50 тысяч и меньше у нас многие пенсионеры живут. Мне через два года на пенсию, согласно расчетам, я тоже буду получать 53 тысячи тенге. Надеюсь, удастся устроиться куда-нибудь в рыночную среду на подработку.

В целом, думаю, каждый казахстанец не должен ждать, пока с неба посыплются лепешки, а стараться повысить собственную производительность труда. Потому что только так можно будет сохранить существующий уровень дохода. Если же складывается такая ситуация, что ваше рабочее место может быть ликвидировано, надо соглашаться на переобучение. Пусть новая работа будет менее престижной или доходной, но куда деваться? Лежать на диване и наращивать антагонистические настроения? Кому это надо? Даже если предположить, что случится какой-нибудь политический переворот, какие положительные результаты он принесет? Наоборот, станет только хуже. Поэтому, чем тратить время на дискуссии, лучше будет, если мы настроим себя на плодотворную работу.

Мажилисмен жаждет крови. Для экономики

– Думаю, граждане это понимают. Но все же основным фактором роста социального благополучия должны стать верные действия правительства по сглаживанию кризиса. Что делают и что еще должны сделать чиновники для того, чтобы мы как можно скорее вышли из экономического пике?

– Что делают – уже сказано членами кабмина и Президентом неоднократно. Это и ГП ФИИР, и “Нурлы жол”, и многие другие программы. Принята антикризисная программа правительства.

В целом же, как я считаю, сейчас необходимо сосредоточиться на росте финансового рынка. Деньги – это кровь экономики. Поэтому финансовые институты должны обладать свободным капиталом для того, чтобы кредитовать производства. Но по факту у нас производство сейчас кредитуется только за счет тех 200 миллиардов, которые выделены через фонд “Даму” из Нацфонда. Банки эти деньги отдают предпринимателям под 14 процентов, 7 процентов из них компенсирует государство. То есть фактически кредитование идет под 7 процентов.

Но примечательно, что эти деньги до конца не осваиваются. В первую очередь по причине бюрократии. Банки очень придирчиво относятся к залоговому имуществу, активы на 100 миллионов тенге оценивают в 20–30 миллионов. Такого понятия, как доверие к заемщикам, у наших банкиров просто нет. Хотя, например, в Германии, если у заемщика хорошая кредитная история – несколько успешно погашенных кредитов в прошлом, ему могут выдать новый заем без залога. К этому должны стремиться и наши банки.

Вообще, в этой сфере надо как можно скорее наводить порядок. Наши банки второго уровня очень сильно коррумпированы. Они если и кредитуют, то только свои аффилированные компании. И все те 20–30 процентов накопленных невозвратных кредитов в ссудном портфеле как раз и выданы таким аффилированным компаниям, выведены в офшоры и присвоены. Прямых доказательств у меня нет, но я сильно подозреваю, что это так.

И ни один банкир у нас сегодня не привлечен к ответственности за развал: они кочуют из одного банка в другой, и практически все они у нас сейчас имеют проблемы с невозвратными кредитами.

– А кто допустил такую ситуацию?

– Нацбанк и функционировавшее ранее агентство по финансовому надзору. В свое время мы приняли закон, согласно которому банки стали практически автономны и неприкасаемы. Государство никак не может повлиять на них. Если посмотреть статистику, то видно, что сейчас банки практически не кредитуют реальный сектор экономики, они заняты игрой на курсе валют. Но чуть что – они идут с протянутой рукой к государству. Поэтому, я считаю, сейчас надо наводить в этой сфере порядок. Потому что когда реальный сектор экономики получит свободный доступ к дешевым кредитам, то у нас и вся экономика вновь пойдет вверх, а предприимчивых людей, слава Богу, хватает, и хороших идей у них много.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ