Опубликовано: 4062

Омархан Оксикбаев – о коллективной безопасности, нефти и баснословных бонусах

Омархан Оксикбаев – о коллективной безопасности, нефти и баснословных бонусах

“Бюджет страны страдает хроническим неисполнением, а национальные компании – не доноры, а реципиенты” – такой диагноз казахстанской экономике ставит доктор экономических наук, бывший председатель Счетного комитета по контролю за исполнением бюджета Омархан ОКСИКБАЕВ. О налогах не по адресу, упущенных выгодах и показушных презентациях мажилисмен рассказал “Каравану”.Реальные угрозы

 – Изменились ли как-то угрозы национальной безопасности с тех пор, как вы покинули пост секретаря Совета безопасности?

– Угрозы есть и присутствуют всегда, поэтому важно быть начеку. Это  и экономическая, и экологическая безопасность, и проблема дефицита воды, уже наметившая четкие контуры, и проблема экстремизма и терроризма, и угроза проникновения наркотиков. Последнее сейчас ощущается острее, чему в немалой степени способствует вывод американских войск из Афганистана. Таджикистан не в силах пресечь наркотрафик. Крайне непросто нейтрализовать коварные угрозы экстремизма и терроризма. Сегодня ни одно государство мира не в состоянии гарантировать полную безопасность в этом вопросе. Самый верный путь для Казахстана в условиях невысокой численности населения и огромной территории – коллективная защита. Нужно вести политику максимальной коллективной безопасности. Еще, как экономиста, меня беспокоит экономическая безопасность страны. Новая волна кризиса может быть болезненной на фоне дефицита бюджета и высокого уровня теневого сектора.

– Каково решение проблемы дефицита бюджета на пороге новой волны кризиса?

– Учитывая зависимость экономики Казахстана от мировых цен на сырье, исход кризиса будет во многом зависеть от того, насколько выгодно мы будем продавать сырьевые ресурсы. Иностранные недропользователи работают по тому налоговому режиму, который установлен еще в начале 90-х. Они активно защищают свои интересы, а вот мы свои не всегда до конца отстаиваем. Большие надежды правительство возлагает на открытие Кашагана. В свое время мы сделали серьезные преференции инвесторам на этом нефтяном месторождении. Разработка должна была начаться еще в 2007–2008 годах, а на дворе уже 2014-й. Пять лет казна не получает налоговые доходы. Раз подрядчик нарушил свои обязательства, то почему бы нам не улучшить контракт в свою пользу? Мы могли бы получить миллиарды тенге, которые с лихвой покрыли бы доходы, что предполагается получить от увеличения налогов на транспорт и недвижимость.

– Как оцениваете готовность Казахстана вступить в ВТО?

– Реально готовы к вступлению в ВТО лишь крупные предприятия: “Казахмыс”, “АрселорМиттал Темиртау”, “Алюминий Казахстана”, “Казхром”. Но малый и средний бизнес не удержится на плаву в ВТО. Попросту утонет. В таком важном вопросе необходимы тщательная подготовка, принципиальность в переговорных процессах, отстаивание своих прав. Наш бизнес не освоил еще рынок  внутренний. Об этом говорит наше членство в Таможенном союзе. Вместе с тем невозможно быть в стороне в стремительно глобализирующемся мире.

Между бедными и богатыми – пропасть

– Как сделать нашу экономику менее зависимой от цен на нефтяные ресурсы?

– Необходима диверсификация экономики, строительство предприятий, позволяющих выпускать готовую продукцию. Это повлечет создание рабочих мест, вывод самозанятых в разряд реально занятых. Самое верное средство усиления экономики – развитие малого и среднего бизнеса. В развитых странах его доля в ВВП страны занимает от 60 до 80 процентов, у нас – едва дотягивает до 30 процентов. Банкам второго уровня выгоднее кредитовать простого гражданина, чем начинающего бизнесмена. А откуда залоговая база у крестьянина, у которого десять гектаров и один еле дышащий трактор? Зато потребительский кредит растет как на дрожжах. Отсюда и рост социальной напряженности, и все возрастающая пропасть между богатыми и бедными. Несмотря на помощь со стороны государства, малому и среднему бизнесу на деле непросто окрепнуть. Прямое тому свидетельство – развитие теневой экономики. Ее масштабы, по экспертным оценкам, выше официальных на 20 процентов.

 – Почему Казахстан до сих пор не может выйти на экспорт готовой продукции?

– В глобальной экономике непросто завоевать рынок. Для этого товар должен стать конкурентоспособным. Здесь важна роль наших национальных холдингов. Целью создания нацио­нальных компаний и холдингов было привлечение иностранных инвесторов. То есть с одной стороны государство со своими гарантиями и капиталом, а с другой – иностранные инвесторы со своим капиталом реализуют совместные проекты. При этом инвестор налаживает выпуск продукции и имеет свой рынок сбыта. Но этот механизм не работает. Как грибы после дождя растут национальные холдинги, аккумулируют в своих недрах средства, равносильные половине бюджета страны. Какова их реальная эффективность?

Та же компания “Агрохолдинг” только и знает, как распределять бюджетные деньги. Я не знаю ни одну иностранную компанию, которая бы пришла  через национальные холдинги и профинансировала  нашу экономику. Если и приходит, то с частным проектом, без участия нашего холдинга. Так работает “Самрук-Казына”, теперь еще появился “Байтерек”. Руководители этих компаний назначают себе шикарные зарплаты и баснословные бонусы, о которых говорил Президент. Соразмерны ли их зарплаты реальной пользе? Посмотрите, в каких офисах они сидят, на каких машинах разъезжают! А расходы на загранкомандировки у них вообще безлимитны. И все это за счет бюджета!

“Неплохой” – не тот критерий

 – Как вы относитесь к налогам на транспорт и жилье?

– Они не решат проблему дефицита бюджета. Почему человеку нельзя жить хорошо, если он купил на честно заработанные деньги машину и дом? Выходит, мы боремся против богатства, а бороться нужно против бедности. Налоги нужно повышать на сверхдоходы.

– Как задействовать неэффективно занятых в экономически активное население?

– По сути, огромные, экономически активные ресурсы у нас самозаняты в бесперспективных селах. Необходимо стимулировать укрупнение крестьянских и фермерских хозяйств. Эта мера позволит облегчить ведение хозяйства, откроет доступ ко многим льготам государства. Наши граждане на селе не знают о правах и льготах, которые им положены.

– Почему утвержденные программы зачастую финансируются со значительным опозданием, что влечет за собой неосвоение бюджетных средств?

– Причина – в низкой финансовой дисциплине. Искаженная информация идет с самого начала – с момента подачи бюджетной заявки. На этот год министерства запросили более 9 триллионов тенге, хотя смогли обосновать затраты лишь на 6 триллионов. Нужно наказывать администраторов бюджетных программ за необоснованное заявление бюджетных заявок. С другой стороны, отсутствуют четкие механизмы реализации программы. Сметы и СНиПы для строительства домов и дорог давно устарели, поэтому цифры закладываются приблизительные. Чем не удобный способ выкачивать финансы?

– Как добиться финансовой прозрачности при выполнении проектов?

– Прежде чем рассматривать проект бюджета, представленный правительством, в Парламенте было бы полезным получить независимые экспертные заключения от Счетного комитета. Таким образом, уже на заре бюджетного планирования станет понятно, сколько и с кого спрашивать. Причем ответственность эта должна быть жесткой.

Министерская показуха

– Как, на ваш взгляд, улучшить работу государственных органов?

– Нам пора прекратить заниматься показушной презентацией. Министры прекрасно презентуют красивые проекты. Абсурдность в чем? Стратегический план, ориентированный на конечный результат, по которому министр отчитывается, он разрабатывает сам! Сам установил цели и сам себе поставил оценку. Естественно, он будет апеллировать удобными показателями, а неудобные спрячет. Вот открыло Министерство образования столько-то школ, колледжей, затратило колоссальные суммы. То есть должен повыситься уровень грамотности. А теперь, сколько выпущено полезных для экономики специалистов? Какой они дали стране эффект? Или Мин­здрав снизил детскую смертность на несколько процентов в сравнении с прошлым годом. Адекватно ли это затраченным средствам? То есть при тех темпах роста расходов бюджета спасенных детей могло быть еще больше?

– Как же нам получить эффективного управленца?

– На мой взгляд, принцип доверия недостаточен для высших политических должностей. Сегодня главное требование, предъявляемое к кандидату, – опыт руководителя. Национальной комиссией при отборе кадров проверяется, чтобы плохо себя не повел. А почему не учитывается, насколько хорошо себя проявил и почему ушел с прежнего места? Если претендент не попался на взятке, это еще не говорит, что он достоин высокого поста. Сегодня я вижу большой риск в финансовой сфере. Банки второго уровня фактически оказались на грани разорения, выдавая огромные невозвратные кредиты своим аффилированным компаниям. 300 миллиардов долларов уже вывели за границу!

– Некоторые эксперты говорят о предложениях ввести в рейтинг акимов такой пункт, как миграция населения, ссылаясь на принцип “человек голосует ногами”…

– На мой взгляд, судить о работе акима нужно по уровню бедности, развитию села и ценообразованию на коммунальные услуги. Пенсионеру или простому рабочему даром не нужен коэффициент валового регионального продукта. А вот цену за проезд в общественном транспорте он почувствует сразу. Снизились тарифы на тепло – ощутил на своем кармане. Почему снизились? Потому что нашли резервы, применив энергосберегающие технологии, универсальное топливо. Хозяйственность, умение эффективно управлять производством, с умом направлять бюджетные деньги – вот одно из главных качеств акима. Нужен также четкий контроль за каждой бюджетной программой. Чтобы каждый аким держал ответ вплоть до уголовной ответственности за каждый поселок без воды и каждую неотремонтированную больницу, дорогу, за каждый впустую потраченный тенге. Чтобы ответственность эта была персональной, а не покидала чиновника в случае его “перекочевки” в другое кресло.

Астана

Загрузка...