Опубликовано: 933

Охоты здесь дикие

Охоты здесь дикие

“Беспредел” – так называют любители охоты то, что происходит в большинстве частных охотничьих угодий. Полная бесконтрольность со стороны государства и несовершенство законодательства уничтожают не только понятие культурной, спортивной охоты, но и губят природу.

КАК ХОТЕЛИ…

Проблему решили в свое время просто: не по силам государству, обществам рыболовов и охотников тянуть природоохранную и сопутствующую миссии – значит, следует отдать ее в частные руки. Закрепили решение в соответствующем Законе “Об охране, воспроизводстве и использовании животного мира” от 9 июля 2004 года.

Рассуждали, принимая его, просто и вполне патриотично: угодья должны иметь хозяина. А уж он, дескать, не позволит на своей территории ни хищнической охоты, ни других безобразий. Будет заботиться о воспроизводстве животных и птиц, спасать их в трудные времена от бескормицы и истребления.

Если дело касается водоплавающей птицы – разных видов гусей и уток, например, хозяева должны зарыблять водоемы, создавать “галечники”, привлекать птиц хорошим кормом. Ну а те будут размножаться и прилетать в дальнейшем на гостеприимные и сытные речки и озера.

Если речь о животных – заботиться о кормушках и безопасной зимовке. Избавлять от волков и шакалов, а также не истреблять с вертолетов, снегоходов, вездеходов и прочей техники.

… И ЧТО ПОЛУЧИЛОСЬ

Еще когда закон был в стадии обсуждения, поступали от некоторых мажилисменов предупреждения: земли под охотугодья, мол, подомнут под себя местные “князьки” – и сами делать там ничего не будут, и никого туда не пустят. Хорошо, видимо, знали эти депутаты природу. Вернее, природу начальственного менталитета. Именно так все и случилось.

Во всяком случае, лучшие охотничьи места вокруг Астаны принадлежат вполне известным людям. Их имена открыто называют местным охотникам егеря, давая от ворот поворот в дни, когда сам хозяин или его уважаемые гости приезжают “погулять, диких уток пострелять”.

Есть и другой способ избавиться от нежеланных гостей­охотников: выставить за суточную или сезонную путевку такую цену, чтобы сами люди это охотхозяйство десятой дорогой объезжали.

– А зачем тут лишние? – пояснил знакомый егерь, имени которого я, конечно, не назову, иначе он работы лишится. – Хозяин здесь вопросы со своими гостями решает. Причем такие, которые в кабинетах месяцами не решаются. Да многие только для этого хозяйства и оформили…

Да и чего бы не оформить, коли выпала такая возможность? Получил разрешение от местной исполнительной власти, заключил договор с территориальным управлением лесного и охотничьего хозяйства – и тысячи гектаров в твоем полном распоряжении. Государству за это даже платить ничего не нужно. Правда, пахать, сеять и строить там может только землепользователь, а охотопользователь получает право только на пользование животным миром – то есть всем, что там летает, плавает и бегает. Разумеется, вменяются ему в обязанность и всевозможные биотехнические мероприятия, забота о росте популяции животных и пернатых, забота об удобстве и благе охотников. Но мало ли что кому вменяется в обязанность, это совсем не значит, что все делаться на самом деле будет…

ПРОДАВЦЫ ВОЗДУХА

Вот и получается, что охотопользователь безвозмездно, то есть даром, получает в свое распоряжение огромные массивы охотничьих угодий. Есть охотничьи хозяйства по 100 и более тысяч гектаров. Можно ли на такой территории обеспечить порядок – другой вопрос.

Охотопользователю выделяют квоту на отстрел определенного количества дичи на площади его хозяйства. Он приобретает право охоты на них в своих угодьях. За гуся, например, заплатит в казну 50 тенге, за утку – 20, за косулю – 4000, за сайгака – 2700 и так далее.

А вот с охотника за путевку возьмет столько, сколько пожелает. Продавая ему, по сути, воздух над стерней или болотом.

– В некоторых угодьях такие цены установили! – рассказывает охотник Юра. – За сутки с человека дерут по 7000–8000, а кое­где и больше. А сезонная путевка вообще до 100 тысяч доходит. Или подъедешь – вообще прогоняют: то прокурорские охотятся, то министерские… И как охотятся: несутся вдоль озера на вездеходах – и расстреливают. Гусь на крыло встать не успевает. Голодные, что ли? Это ведь не охота…

В БЕЗЖАЛОСТНОМ СВЕТЕ ФАР

А вот что довелось наблюдать самой. Ночная астраханская трасса, километров 13–14 от столичного поста дорожной полиции. По молоденьким посадкам “зеленого кольца” Астаны с ревом, пальбой, в клубах пыли и листьев несутся два джипа. В свете фар – зайчик. Весь этот ужас пронесся мимо нас всего метрах в ста от трассы международного значения Алматы – Екатеринбург.

– Да тут такое постоянно, как стемнеет, – рассказывают “озеленители”, работники “Жасыл Аймак”. – На молодые посадки в этом году косуля пошла, зайцы. Вот их и фарят. Крушат, ломают все на своем пути…

А ведь “зеленое кольцо” столицы, на которое ни средств, ни сил не жалеют, – любимое детище Президента.

Наталия Буравцева, Андрей Терехов (фото), Астана

Загрузка...