Опубликовано: 6229

Охота к перемене мест

Охота к перемене мест

Помните, в восьмой главе бессмертного “Евгения Онегина”: “Им овладело беспокойство, / Охота к перемене мест / (Весьма мучительное свойство, / Немногих добровольный крест)...”. Со времен Пушкина переменилось многое. Но переезд в другие страны как был, так и остался вопросом непростым. Причем “крест” эмиграции частенько оказывается и не добровольным, и не легким.Рыба ищет, где

глубже...

Точная и дотошная статистика Евросоюза ставит сытую, спокойную Швецию на первое место по количеству полученных заявлений об убежище. Это если в расчете на душу населения. За ней следует Бельгия. А в абсолютном исчислении бесспорно и уже давно в Западной Европе лидирует Германия. Если верить Федеральному статистическому ведомству (а не верить ему оснований нет), в XXI веке ежегодно страна принимает от ста до ста тридцати тысяч этнических немцев из разных уголков земного шара. Но, что примечательно, в этот же срок Германию покидает более ста сорока тысяч ее граждан.

Пожилые, с приличной пенсией, отправляются в Испанию (примерно четверть от общего объема уезжающих), Италию – 12 процентов, Грецию – 6 процентов... В самом же соку специалисты, не удовлетворенные зарплатой и размерами налогов, предпочитают Швейцарию, Швецию, Англию, Норвегию, Новую Зеландию, Канаду, США...

“Германия теряет экономическую привлекательность”

Как заметил недавно профессор Оснабрюкского университета, известный германский социолог Клаус Баде:

Мы все очевиднее теряем экономическую привлекательность уже не только для профессионалов экстра-класса, но и для лиц со средним образованием. Ближнее, да и дальнее зарубежье предоставляет трудолюбивому человеку гораздо больше возможностей самореализации. Нам же требуются сборщики спаржи и подсобные рабочие для выкорчевывания сгнивших деревьев. Зато в Швейцарии и Австрии, Норвегии и Швеции, Бельгии и Нидерландах – строители высокой квалификации и инженеры, повара и гостиничные менеджеры. Ну и врачи, врачи, врачи... А во всем мире ценятся германские медицинские дипломы, в то время как во множестве сельских регионов страны вообще нет специалистов, способных оказать экстренную помощь до приезда бригады из ближайшего города...

Немцы, в целом, большие патриоты. Но они и большие прагматики. Более высокого уровня жизни за рубежом ожидают для себя 14,3 процента покидающих ФРГ. 25,5 процента называют причиной возможного отъезда положение на немецком рынке труда, 36,5 процента – общую экономическую ситуацию в ФРГ. Ну а уже заработавшие себе неплохую пенсию предпочитают куда более полезную для здоровья солнечную погоду курортов Юга. При этом не сбрасывается со счетов и такой льготный фактор: гражданину ФРГ, находящемуся за пределами своего государства менее 183 дней в году, нет нужды выписываться с прежнего места жительства. Поэтому реальное число немцев, решивших жить сразу в двух, а то и трех странах (если ориентироваться на их почтовые адреса), превышает четверть миллиона ежегодно.

Политического убежища добиваются жители Кавказа

Основная же часть иммигрантов в Западной Европе – это, конечно, вовсе не истосковавшиеся по теплому морю пенсионеры и жаждущие карьерного роста профи. Люди бегут от войны и экономических тягот. А также от политической нестабильности. Касается это и некоторых регионов постсоветского пространства. К примеру, Россия по меркам ЕС считается “безопасной страной”. Тем не менее в 2008 году она занимала в мире третье место по числу своих граждан, получивших в других государствах политическое убежище. Больше тогда было только у Ирака и Сомали.

К нынешнему же году россияне, увы, стали лидерами. С января по июнь 2013-го только в ФРГ попросили убежище около десяти тысяч граждан России. Это втрое больше, чем за весь 2012 год. А в 2011-м таких было всего 1 689 человек.

Объяснение такому печальному феномену пытаются найти германские журналисты.

В первую очередь жители кавказских республик России добиваются политического убежища в нашей стране, – констатирует Süddeutsche Zeitung. – Они мечтают спастись от насилия и террора, а также от государственной власти, которая либо не способна защитить их, либо сама их притесняет.

У еженедельника Der Spiegel менее политизированный и куда более прагматичный подход:

– Основная причина наплыва кавказских беженцев – распространившиеся на их родине слухи о том, что “по приезде в Германию каждому беженцу предоставляют помощь в размере 4 000 евро и земельный участок.

Бундестаг призывают пригреть российских гомосексуалистов

Понятно, что никто из покинувших свою страну напрямую такие приземленные желания не озвучивает. Чиновникам Евросоюза рассказывают о преследованиях по политическим или иным значимым мотивам. Инициированным порой не самыми дальновидными действиями властей. Не случайно ведь с новой силой вспыхнула в ФРГ дискуссия о льготном предоставлении политического убежища секс-меньшинствам, чьи интересы затронуты последними законами Госдумы России. Уполномоченный правительства ФРГ по правам человека Маркус Лёнинг с трибуны бундестага даже совсем недавно заявил:

– Я призываю федеральные земли упростить процедуру предоставления политического убежища для гомосексуалов из России.

Еще категоричнее по этому щекотливому вопросу высказалась Мария-Луиза Бек, депутат бундестага от фракции “Союз-90” / “зеленые”:

– Немецкое законодательство предусматривает возможность предоставления убежища в случае дискриминации по половому признаку, при этом преследование не обязательно должно исходить от государства...

Зеленый свет для “поздних переселенцев” из бывшего СССР

Барьеров на пути к новой жизни у покинувших прежнее место обитания в разных странах ЕС немало. Но где-то их все равно меньше. Труднее всего закрепиться во Франции. Там 85 процентов отказов. У немцев – 65 претендентов из каждых ста получают твердое “найн”. В Швеции – каждый пятый. В остальных странах Евросоюза шанс получить иммигрантский “позитив” (положительное решение) оценивается как пятьдесят на пятьдесят и даже более. Тут многое зависит, из какой страны прибыл.

Для граждан Казахстана, у которых кто-то из родителей оказался этническим немцем, давно и стабильно зажжен в Германии зеленый, разрешающий свет. “Шпетер-аусзидлером”, то есть “поздними переселенцами”, согласно закону по делам перемещенных и беженцев, считаются “носители немецкой крови”, прибывшие из стран бывшего СССР (кроме Прибалтики) начиная с 1 января 1993-го. При этом переселенец обязан был проживать в СССР либо с 8 мая 1945-го, либо если его насильственно в Союз завезли с 31 марта 1952 года. Такой вот непростой календарь.

Статус позднего переселенца переходит детям по наследству. Кроме того, если дословно переводить закон: “Аусзидлером могут становиться немцы, которые уже не проживают на территории бывшего СССР, но проживали там раньше вследствие насильственного переселения и могут предъявить доказательства их притеснения”. Супруги и дети поздних переселенцев тоже могут получить постоянное место жительства в Германии.

“Аусзидлеров” из Казахстана все меньше

Казахстан в 1992 году покинуло 114 тысяч этнических немцев. Через год – на тысячу меньше. В 1994-м – 121 тысяча. Затем резкий всплеск – 177 тысяч. После 1995 года все пошло по убывающей. В 1999-м, например, – 28 674 аусзидлера. На следующий год – 24 647. В 2002-м – 20 615, в 2003‑м – 13 783, в 2004 году – 10 008, в 2005-м – 5 914... Всего с 1999 по 2005 год – 129 475 казахстанских переселенцев. Так что к началу 2006 года из прежних почти 947 тысяч этнических немцев в Казахстане осталось 22 718 человек.

Теперь же, по данным Эрики Штайнбах, президента Немецкого союза изгнанных и депутата бундестага от ХДС, “...в Германию на постоянное место жительства переезжают не более чем по две тысячи этнических немцев в год. И это вовсе не из одного Казахстана...”.

В конце прошлого года Берлин проводил уже десятое по счету заседание Межправительственной комиссии по вопросам этнических немцев, проживающих в Казахстане. Замминистра казахстанского МИДа Алексей ВОЛКОВ и парламентский статс-секретарь МВД ФРГ Кристоф БЕРГНЕР признали существенное сокращение потока “казахендойче”. Если в 2001 году Германию как новую свою родину выбрали примерно 46 тысяч поздних переселенцев, то к середине 2012 года за целых шесть месяцев из Казахстана прибыло всего 250 человек.

Задача – вернуть всех?

Возможно, под влиянием этого показателя президент ФРГ подписал новую редакцию закона “Об изгнанных и беженцах” именно в той части, которая регулирует порядок переезда на ПМЖ в Германию немцев-переселенцев из стран бывшего СССР. Введен “ряд различных облегчений для аусзидлеров, а также их супругов и детей”.

Как и прежде, позднему переселенцу требуется сперва подать заявление на прием... Принимается эта бумага, форму которой легко скачать из Интернета, в любом представительстве ФРГ по месту жительства соискателя. Причем могут ее принести и родственники. Раньше обработка заявления могла затянуться до трех, а то и пяти лет. Новые же поправки к закону предписывают месячный срок. А по ходу собеседования в посольстве, согласно новым дополнениям, можно включать задним числом в заявление переселенца как супругу (супруга), так и детей даже при отсутствии так называемого “тяжелого случая”, что раньше было строго запрещено.

Что это значит? По мнению специалистов, теперь исчезает прежнее обязательное условие – переселяться родственникам всем вместе и одновременно. Правда, знание немецкого языка хотя бы на бытовом уровне, как и прежде, остается обязательным для всех. За исключением (чего тоже раньше не было) тех, кто медицинской справкой подтвердит, что не мог посещать языковые курсы до иммиграции по причине болезни.

Ну и еще льгота свежей поправки – отмена даже самых примитивных знаний немецкого языка для несовершеннолетних детей перед переездом в новую страну.

Берлин



Загрузка...