Опубликовано: 1075

Одинокий пастух

Одинокий пастух

Известный казахстанский радиоведущий и музыкальный эксперт рассказал нашим корреспондентам о битве за свой формат, одиночестве и английской таможне

В Алматы под руководством Нурбергена Махамбетова вот уже десять лет работает станция, старающаяся продвинуть такой специфичный продукт, как танцевальная музыка, которую не услышишь более ни на одном республиканском радио.

Неутомимый промоутер танцевальной культуры Махамбетов, сидя в кресле директора радиостанции, обложился тем не менее не калькуляторами, а дисками с новой музыкой и свято верит в то, что нашим людям нужно что-то еще кроме голимой попсы.

Музыка – самый короткий путь к сердцу молодежи

– Нурберген, откуда такая убежденность, что танцевальной музыке найдется место в радиоэфире?

– Меня часто упрекали в том, что я экспериментирую на людях, презрев какие-то законы бизнеса. Хотя интуитивно я понимал, что поступаю правильно, – такой станции у нас не было. Здесь, как ты знаешь, вообще с форматными станциями проблема.

В какой-то момент мне показалось, что самый короткий путь к сердцу молодежи – это хорошая музыка. И понятно, что это танцевальная музыка. Все-таки она имеет некий знак качества, как мне кажется. Думаю, что могу судить об этом, поскольку у меня музыкальное образование, и я отделяю хорошее от плохого.

Я понял, что можно воспитывать людей даже с помощью танцевальных треков. А почему нет?! Это немножко другая орбита, и, возможно, некоторые думают, что это не так серьезно. А я глубоко уверен, что за десять лет, которые мы работаем на рынке, наша радиостанция смогла вырастить немножко другое поколение людей. Как я говорю, слушатели нашей радиостанции вилку всегда держат в левой руке.

– Получается, вы целенаправленно делали сегрегацию – мой слушатель такой, мой слушатель такой…

– Ты знаешь, да. Мы же для кого работаем? Наша основная аудитория – это молодежь, то есть будущее страны. Наша цель, моя цель – развлекая, воспитывать. Танцевальная музыка связана прежде всего с клубами. Но почему-то существует такое мнение, что ночные клубы и вообще дэнс-культура – это нечто ужасное. А разве не ужас творится в алматинских летних кафе на Розыбакиева? И никто не пытается там что-нибудь изменить. Я же ратую за то, чтобы мой слушатель тусовался в приличных местах, а не в пивнушках и на летниках.

– А зачем вам нужно воспитывать этот вкус? Что за тяга к назидательству?

– Я слушаю слишком много музыки. К тому же я старше своего среднего слушателя на 20 лет. У меня есть музыкальный багаж, который я хочу отдать. Зачем вариться в собственной каше, если мне так повезло в жизни, что я стал руководить станцией, которая может знакомить людей с хорошей музыкой?

Кто такая Эми Уайнхаус? Наша пресса ее не знает, мэйнстримовые станции не гоняют. Но это явление в культуре этого века. И таких примеров масса. Надо людям давать какие-то знания, доказывая, что мы тоже часть этой планеты. И я не хочу быть позади этой части. Я хочу быть впереди. Разве это плохое желание?!

У нас в крови – снять с себя все и отдать гостю

– Вы, я слышал, и британцев окультуривали. Привезли сюда корреспондентов самого крутого журнала, посвященного танцевальной музыке, Mixmag…

– Это была история, связанная с пресловутым Боратом и премьерой его фильма в Лондоне. Ведь человека, который живет в Казахстане, его фильм по-любому задевает. И я просто позвонил в Лондон в редакцию журнала Mixmag и сказал: “Я такой-то, такой-то, работаю и живу в Алматы, часто привожу сюда английских диджеев и очень хочу пригласить вас, чтобы вы после фильма Бората дали немножко иное мнение, если вам это интересно”. С той стороны последовал ответ: “О, это нам страшно интересно!” И мы договорились буквально за один день.

Надо сказать, что в Mixmag существует рубрика, в которой их журналисты пишут о разных городах, где они бывают. Обычно для этого выделяется одна колонка. И как потом рассказали их сотрудники, они никогда не делали подобный материал объемом в четыре разворота, как это было после алматинской поездки.

Когда они приехали, я, естественно, из кожи вон вылез, чтобы показать им наши клубы, рестораны, кафе. Побывав в некоторых местах, они говорили: “Блин, мы как будто дома сидим”. То есть англичане настолько были в шоке от того, что здесь происходит. Они убедились в том, что Казахстан – цивилизованная, очень уютная и продвинутая страна. Они правда в этом убедились. Я ни капли в этом не сомневаюсь, потому что мы до сих пор дружим, переписываемся.

– Вы обмолвились, что занимаетесь букингом, то есть привозите диджеев из-за рубежа…

– Да, это большой кайф для меня. Потому что в этой сфере я не просто вкалываю, а отлаживаю свой круг хороших знакомых. Наверное, не каждый в Казахстане может сказать, что он друг диджея Равина, резидента легендарного Будда-бара, к которому я могу приехать в Париж и жить у него дома. Или же кто может сказать, что он знает адрес и домашний телефон известной темнокожей вокалистки Джоселин Браун?

Но есть и другая сторона. Мне не менее приятно моим гостям показывать, что и у нас можно хорошо провести время. Самый популярный вопрос, который я слышу от них: “А можно поменять обратный билет на более позднюю дату?” Им тут нравится, потому что у нас люди приветливые. Это же чисто наша черта – снять с себя все, чтобы гостю было хорошо. Такого в мире уже не встретишь.

Английский выучил только за то, что им разговаривали Beatles

– Есть местные гуру клубной культуры, иметь знакомство с которыми считают за честь многие молодые люди. Как лично вы оказались в центре этой тусовки?

– Когда мы начали пропагандировать клубную культуру, я стал знакомиться с диджеями. То есть наша станция для них – дом родной. Потому что, я считаю, наша станция – это диджейская станция. Диджеи для меня – настоящие персонажи нашей светской жизни.

Любой ночной клуб можно превратить в светскую тусовку, придав ему определенную музыкальную направленность. И умение управлять этим – составная часть моей профессии.

– Вас знают как интеллигентного человека. А каким вас люди не знают?

– Мне нравится одиночество. При том что я клубный персонаж, все же я очень люблю оставаться один. Почитать – не почитать, побыть в Интернете – не побыть в Интернете. Возможно, я смотрю какую-то фигню по телевизору, но голова постоянно работает. Хочется осмыслить вещи, которые со мной происходят.

– Вы говорили, что у вас музыкальное образование, которое помогло привить хороший музыкальный вкус. А что касается создания авторской музыки?

– Ну нет. Я думаю, что это не мое. После того, как я окончил музыкальную школу по классу фортепиано, инструмент был немедленно продан. Я сказал, что больше заниматься не хочу. Но родители были, конечно, правы, отдав меня учиться музыке. Хотя тогда я не понимал, что окончание музыкальной школы – это было самое главное, что произошло в моем детстве. Потому что, учась музыке, я увлекся The Beatles. А благодаря им выучил английский.

Однажды слушая The Beatles, вдруг подумал: “Какого черта, я ведь не знаю, о чем они поют”. А тогда пластинки были с текстовыми вкладышами. Купил словарь и, глядя в текст, слушал записи, переводил и запоминал. Я выучил язык благодаря музыке.

С этим связана еще одна история. Когда я в самый первый раз приехал в Лондон, то нужно было проходить таможню. Женщина в окошке, услышав мой английский, поинтересовалась, откуда я его знаю. И я ей рассказал эту историю с песнями The Beatles. Таможенница высунулась и сказала всей очереди, чтобы они встали в другое окошко. А мы с ней еще долго так стояли и болтали.

Полосу подготовили Артем КРЫЛОВ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...