Опубликовано: 1 3132

Очередь на почку

Очередь на почку

Пересадка органов в Германии поставлена на конвейер. Но он движется куда медленнее, чем хотелось бы пациентам, их родным и врачам.У немцев почти не бывает очередей. Однако там, где главный вопрос – это вопрос жизни и смерти, где нельзя обойтись без пересадки почки, печени или сердца, – там, увы, очередь постоянная. И даже для одной из самых развитых стран мира – явление типичное.Спасти других после

собственной смерти

Недавно Салидат Каирбекова, министр казахстанского здравоохранения, посетовала: “...все еще существует проблема очередности на лечение за рубежом. На сегодня в очереди состоит 161 пациент, из них 133 – на трансплантацию органов...”.

Но и такое внушительное количество на германском фоне – только капля в море. Ведь к февралю 2013 года своего спасения в ФРГ дожидается свыше двенадцати тысяч (!) одних только жителей этой страны. Двум третям из них необходима чужая почка. Остальным – другие жизненно важные органы.

Очередь, конечно, движется. Но медленно. Каждый год в ФРГ умирает около тысячи больных, не дождавшихся “запасных частей”. А донорские органы уже давно превратились в дефицитнейший товар современности.

Столь острая нехватка спасительного материала порождает всевозможные, порой драматичные, а то и криминальные коллизии. Особенно в тех странах, где трансплантология поднялась на мировой уровень.

А у немцев, как известно, каждый месяц получают новое сердце, легкие, почки, печень и др. от 370 до 400 человек. До пятнадцати пациентов в иной день!

Недавно, к примеру, в университетской клинике Тюбингена была успешно проведена трансплантация тонкого и толстого кишечника ребенку трех с половиной лет. Случай, аналогов в мировой практике пока не имеющий.

А в эссенской клинике лишь за прошлый год произвели 96 пересадок печени, 140 – почек, 25 трансплантаций сердца...

Выживают в среднем восемь реципиентов из десяти. Жизнь у них, как правило, продлевается лет на десять минимум. В основном благодаря той тысяче, максимум – полторы тысяче доноров, что появляются в ФРГ каждый год. Это не считая близких и родных, которые жертвуют собственные органы еще при своей жизни. Так, к примеру, несколько лет назад кандидат в канцлеры ФРГ, лидер Социал-демократической партии Франк-Вальтер Штайнмайер спас свою жену, отдав ей почку.

Но основные спасители на легальной, абсолютно прозрачной основе – это незнакомые доселе больным обладатели так называемого “паспорта донора”. В Германии такие паспорта имеет каждый пятый житель. Это такая особая карточка взрослого человека с указанием основных медицинских данных и разрешением использовать органы на благое дело в случае кончины волонтера.

Правда, этого мало, катастрофически мало при все более прогрессирующей и все более успешной замене износившихся частей тела.

Не случайно ведь бундестаг весной прошлого года принял закон, согласно которому каждый гражданин ФРГ уже вскоре начнет получать от своей страховой медицинской компании довольно шокирующие письма с запросом: нет ли желания послужить на благо обществу в случае собственной внезапной смерти?

Такая наступательная инициатива, по оценке экспертов, позволит повысить количество потенциальных доноров вдвое, а то и втрое. Но даже при самом благоприятном развитии событий спрос все равно будет превышать предложение. Причем настолько ощутимо, что уже сейчас в некоторых странах ЕС разрешается изымать органы у тех скончавшихся, которые не имели должным образом оформленного отказа от использования их органов в медицинских целях. По принципу “Молчание – знак согласия”.

Наживаясь на чужой беде

Понятно, что там, где дефицит, – там и криминал. СМИ Германии то и дело сообщают о разного рода аферах, связанных с пересадкой органов. Самая свежая сенсация связана с университетской клиникой древнего города Гёттингена. Происшествие, по казахстанским меркам, почти невинное. Никто никого не похищал для разборки на донорские органы. Не зафиксировано даже малейшего вымогательства со стороны медиков. Однако прокуратура и криминальная полиция Германии, как и пресса, конечно, отнесли это ЧП к столь редкостной для немцев категории “коррумпированное здравоохранение”.

Началось же все с того, что страховые компании обратили внимание на подозрительно быстрый рост количества операций по пересадке печени в указанной выше больнице. Чего не могло быть при точном соблюдении важнейшего условия: все 50 трансплантационных центров ФРГ работают на одинаково честных условиях. Терпеливо дожидаясь донорских органов в упоминавшейся выше и такой внушительной очереди.

Но тут вышло иначе. Расследование установило: некий профессор, обладающий золотыми руками, желал любой ценой и как можно быстрее за-получить “донорское сырье” для своих пациентов. Делая это хоть и не за взятки, но не бескорыстно: чем больше сложных операций – тем выше зарплата. По незамысловатой схеме. Выражаясь языком прокурорского протокола: “...умышленно сгущал краски, подделывая анамнезы и лабораторные данные...”. Проще говоря, действительно тяжело больных, но еще могущих жить, выдавал за самых первоочередных. Которым без пересадки – конец через считанные недели.

И это лишь надводная часть “айсберга”.

Нехваткой жизненно важного материала вовсю пользуются многочисленные дельцы черного рынка. В некоторых азиатских государствах бедняки готовы продать свою почку всего за несколько сотен долларов. В Молдавии и Румынии такой донорский орган стоит уже 2500–3000 долларов.

А в самой Германии недавно некая переселенка с постсоветского пространства продала свою почку посреднику за 8100 евро. Пожилой тяжелобольной богач заплатил за это свое спасение в десять раз больше – почти 90 тысяч евро.

“Вебшпиталь” информирует

Читателей “Каравана” наверняка интересуют в первую очередь условия пересадки органов для казахстанцев. Сразу скажу – это очень дорого. Ведь в отличие от имеющих германскую медицинскую страховку приезжающим из других стран приходится очень сильно раскошелиться. Ожидая при этом своей очереди на общих основаниях (если не был найден свой, “личный” донор).

Ценовая шкала, мягко говоря, шокирует. Трансплантация почки, к примеру, в одних посреднических фирмах может быть предложена за 120 тысяч евро, а в других – за 170. Печени – от 250 тысяч до 300 тысяч, сердца – от 330 тысяч до полумиллиона...

Долгие блуждания по Интернету вывели наконец на сайт фирмы, где работают врачи, получившие медицинское образование в ФРГ. Но все они переехали в Германию из России и Казахстана.

Как пояснил фронт-менеджер Олег: “Расчет цены за лечение осуществляется у нас в рамках утвержденной законом “системы классификации пациентов”. С учетом общегерманской практики работы с приезжающими из-за рубежа. Все немецкие клиники деньги берут авансом. Из расчета цен за процедуры, которые врачи собираются проводить в случае конкретного пациента. Мы подбираем клинику, более всего по профилю устраивающую нашего клиента, переводим всю документацию с русского языка на немецкий, даем переводчика-сопровождающего, обеспечиваем транспортом... Наш пациент рассчитывается не через третье лицо, а напрямую с клиникой, что значительно уменьшает расходы…

– А есть примеры?

– Вот наш недавний клиент из Астаны. 48 лет. У него была успешная пересадка сердца. Пробыл в одной баварской клинике 90 суток. Затраты – сто тысяч евро. Еще один казахстанец. Точнее, казахстанка, 53 лет. Месяц в клинике. Пересадка почки при острой почечной недостаточности. 67 с небольшим тысяч евро.

Была в нашей практике и помощь при пересадке печени. Там всего в 65 тысяч евро спасение пациенту обошлось.

Пересадка костного мозга и два месяца в клинике молодому москвичу обошлись где-то под 150 тысяч евро.

Но тут надо вот что помнить: не исключаются осложнения. Которые способны поднять цену за спасение в два, а то и три раза. Вот почему все клиники Германии практикуют так называемую “паушальную сумму за риск”. Проще говоря, авансом деньги вносятся “с запасом”. Но после окончания лечения непременно делается перерасчет. Неиспользованные деньги возвращаются.

– Но ведь нельзя рассчитывать на то, что каждому нуждающемуся в пересадке тут же предоставят донорский орган?

– Все 50 трансплантационных центров страны составляют свои списки нуждающихся в донорском органе. При этом решение касательно очередности трансплантации зависит только от медицинских критериев. У кого риск летального исхода выше, кому жить меньше осталось, тот и возглавляет список. Без разницы, иностранец ли это без местной медстраховки или гражданин ФРГ. Но тут тоже есть свое “но”. Если больной был заядлым алкоголиком или курильщиком, к примеру, шансов на быстрое получение донорской печени или легкого у таких окажется меньше. Потому что губящих свой организм добровольно, умышленно, долговременно немцы вряд ли в начало своего списка поставят.

Берлин – Эссен

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Anastasia 12 июня

Как я уже писал Пакистан - практически единственная страна, где трансплантация почки от живого донора разрешена на государственном уровне. Каждая пересадка почки регистрируется в специальной гос.учреждении, любой пакистанец, желающий стать донором для трансплантации, может прийти туда же и стать на очередь для продажи своей почки. В Пакистане ситуация в корне отличная от нашей - там не пациент ждет годами подходящую почку, а донор ждет подходящего пациента.