Опубликовано: 915

О патриотизме, сердечной боли и чужой жизни

О патриотизме, сердечной боли и чужой жизни

Вале Корабельниковой – тринадцать. Возраст, когда девчонки разглядывают себя в зеркале, примеряют мамины шпильки и плачут, потому что Андрюшка из 8 “Б” в упор не замечает. У Валентины другие причины для слез и совершенно другие проблемы.

У нее и время другое – более быстрое. И пульс не 60–80 ударов в минуту, как у обычных людей, а 120–180. Вот уже год, как она все пытается научиться не ходить быстро, не поворачиваться резко, не брать на руки маленького племянника, не бегать в школе... Потому что врачи Вале объяснили: ее сердце больно, и, чтобы просто жить, ей нужен кардиостимулятор. Сложную операцию, которая ей необходима, не делают в Казахстане. Но делают в Москве, например. Или в Германии. Или в Тюмени. Но даже в Тюмени стоимость такой операции — 30 тысяч долларов. А если операцию не сделать,то сердце очень быстро износится и...

Поскольку Валя Корабельникова – не дочка крупных бизнесменов или влиятельных чиновников и живет в поселке Николаевка Тарановского района, то мама ее, Татьяна Алютина, пошла тем путем, которым и предложило ей государство: она обратилась за оформлением квоты в Костанайское областное управление здравоохранения. И была даже приятно удивлена, потому что ей сообщили: она имеет право на квоту – иначе говоря, бесплатную высокотехнологическую операцию там, где ее делают. За все платит государство.

Но оказалось, что оформить квоту на практике – значит встать в огромную очередь. В той, которая предназначается для Вали, – 160 детей. И очередь по всем расчетам подойдет только через два года. А есть ли эти годы у девочки Вали – большой вопрос. Терпение и надежда окончательно покинули Татьяну, когда она с пакетом документов и задыхающейся дочерью сунулась в очередной кабинет. В ответ получила: “Обратитесь в...”. Хотя в папке с бумагами давно уж лежал ответ, что ни в одном медучреждении страны Вале помочь не могут. Бумаги даже толком не просмотрели!

После этого Татьяна пошла другим путем и вышла на благотворительный фонд “Спасение” из Санкт-Петербурга. Там сообщили, что попробуют договориться, чтобы операцию оплатил благотворительный центр. Требуется только бумага, что Вале нужно ждать своей очереди на операцию два года. Как доказательство того, что нет других вариантов срочной помощи, в обход всех очередей.

И вот тут Валина семья столкнулась с непонятным: никакой такой бумаги главный врач Костанайской области Владимир Стельмах матери не дает. Нет, не отказывает, упаси Боже. Наоборот, обещает: бумагу подготовим завтра, через неделю, пришлем на домашний адрес… Время идет – бумаги нет. А в Питере торопят: начинается лето, время, когда операции такого типа не проводят.

Почему же чиновники не дают справку? Боятся неприятностей, если признают, что такие операции у нас не делают? Или страшатся обвинений в непатриотизме?

Вот такая грустная история 13-летней Вали, у которой за последний год даже взгляд стал взрослым. Медицинские же начальники ведут себя по чиновничьему шаблону. Ему следуют, когда строят фонтаны в городе, где на верхних этажах многоэтажек нет воды, где 20 с лишним миллионов тратят на имиджевую клумбу около толком не чищенной реки, на которой нет набережной. Или когда дороги ремонтируют не для того, чтобы они были целыми, а чтобы вид имели в канун прибытия высоких гостей. Но если это патриотизм, то почему сердце болит?

Ольга КОЛОКОЛОВА, собственный корреспондент по Костанайской области

Загрузка...