Опубликовано: 2002

О чем кличут лебеди

О чем кличут лебеди

“Лебединое озеро” по-казахски наконец-то представил в Алматы Булат Аюханов. Балет “Гак-ку” (“Клич лебедя”) стал, пожалуй, постановкой всей его жизни.

Государственный академический театр танца во главе с его руководителем Булатом Аюхановым уже показывал балет “Гак-ку” в Великобритании, Швейцарии и во многих городах Казахстана, включая столицу. А до Алматы, родного для ансамбля Аюханова города, руки, вернее, ноги танцоров дошли только что.

Этому есть вполне резонное объяснение. Как это ни банально звучит, показывать постановки в южной столице более накладно. Собственно, уже давно повелось, что театр танца – коллектив гастролирующий и в Алматы выступает нечасто. Но слишком много Булат Газизович говорил об этой постановке, чтобы не показать ее здесь.

Балет “Гак-ку” Аюханов вынашивал даже не годы – десятилетия. Первая версия, к примеру, появилась еще в конце 1960-х. Сначала он ставил танцы на оригинальную музыку из оперы Евгения Брусиловского “Кыз Жибек”. Но то, что задумывалось для исполнения вокалистами, совсем не вязалось с хореографической драматургией. Позже маэстро попросил композитора Аиду Исакову специально написать музыку для балета. Спустя годы это случилось.

Аида Исакова – член Союза композиторов России, профессор Государственного музыкально-педагогического института им. Ипполитова-Иванова в Москве – она долгое время работала в Алма-Ате и создала, в частности для состава Аюханова, балеты “Гамлет”, “Жарыс”, “Батыры”. Композитор предлагала хореографу написать оригинальный материал, однако маэстро предпочел, чтобы в его балете звучали знакомые казахские мелодии.

Фактически “Гак-ку” получился основанным на музыке из оперы “Кыз Жибек” Брусиловского. Последний в свою очередь использовал с полсотни народных кюев и песен, самой знаковой из них стала ария Кыз Жибек, которая является не чем иным, как песней Ыбрая “Гак-ку”. Именно это произведение на казахской Декаде в Москве в 1936 году принесло сумасшедший успех и звание народной артистки СССР певице Куляш Байсеитовой.

Руководствуясь собственным художественным замыслом, Аюханов не удержался и включил запись с голосом Байсеитовой в финал балета. Такой ход уже имел свой эффект. К примеру, в Англии, не понимающая ни слова публика проронила слезу, услышав неповторимое исполнение песни “Гак-ку”.

К слову, уже обкатанная в течение почти двух лет постановка по случаю алматинской презентации подверглась некоторой трансформации. Перфекционист Аюханов буквально в последние дни переделал заново две значительные сцены. “Чувствую, мяса не хватало”, – объясняет не лезущий за словом в карман балетмейстер.

Алматинской публике всего хватило: полный зал Театра оперы и балета имени Абая остался доволен работой балетмейстера и его театра. В постановке без преувеличения блистали солистки Айтолкын Тургинбаева (Кыз Жибек), Жанар Кушербаева (Дария, по эпосу Дурия. – Прим.), Амина Акылбекова (апа). Тулегена, возлюбленного Кыз Жибек, танцевал Еркин Утепов. Но самым ярким персонажем, безусловно, стал мятущийся Бекежан, исполненный Ериком Оспановым.

Булат Аюханов: “У нас в труппе семь мальчиков, я восьмой”

– Я десять лет гонялся за Аидой Исаковой, – без вступления начинает Аюханов. – Давай возьмем оперу Брусиловского и переделаем ее в балет, как Щедрин сделал свою “Кармен-сюиту” из оперы Бизе? Хоть мы и взяли за основу эпос “Кыз Жибек”, балету я решил дать другое название. Тем более и опера, и спектакль, и кино так называются. Оказывается, что в этом году пятисотлетие казахского эпоса “Кыз Жибек” будет отмечать и ЮНЕСКО.

– Молодой танцовщик, исполнивший в “Гак-ку” партию Бекежана, признаться, очень хорош.

– Да. Его зовут Ерик Оспанов. Благодаря этой партии он недавно стал лауреатом молодежной премии “Серпер”. Это, условно говоря, бывшая премия Ленинского комсомола. В этой роли я больше никого не видел и специально под него ставил. Получился настоящий ревнивец! Астанинской публике он так понравился, что зал, стоя, кричал: “Бекежан! Бекежан!” А министр, когда увидел “Гак-ку” в Астане, сказал: “Всё, мы этот балет покажем в Европе”.

– Хороший солист-танцовщик – большая редкость.

– И не говорите. Сейчас у нас в труппе семь мальчиков, я восьмой. Мало, конечно, но плохих не могу набирать. А зачем мне карлики (малорослые танцовщки. – Прим.) или те, кто не слышит музыку? Примут, а я потом выгоняю.

– Из скольких человек сейчас состоит труппа?

– Всего 35 человек. Честно говоря, не хватает народу. Даже девочек. Шесть птиц по ходу балета переодевались в казахских девушек, и наоборот. Но есть ведь разница – шесть человек на сцене или двенадцать? Хотя благодаря таким заменам складывается впечатление, что труппа немаленькая.

Вы же знаете, у нас нет как такового кордебалета. То есть сегодня прима Айтолкын Тургинбаева. Завтра она уходит в подружки – примой будет другая. Или танцовщик: сегодня он Хозе, а завтра уже стоит в групповых танцах.

– Кстати, многие хотели узнать имена солистов, но почему-то не было программок.

– Я их делать не стал, поскольку не был уверен, что у нас получится здесь выступить. Администрация театра сначала загнула за аренду миллион! А откуда я его возьму? В последний момент дирекция поменялась, и все решилось. К тому же спектакль был под вопросом, потому что исполнительница партии Дарии Жанар Кушербаева заболела воспалением легких. Что делать? Переносить его на следующий понедельник? Температура – 39, муж не пускает… Но вышла и станцевала!

Артем КРЫЛОВ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...