Опубликовано: 2933

Нурлан КАППАРОВ. Дорогие технологии экс-министра экологии

Нурлан КАППАРОВ. Дорогие технологии экс-министра экологии

Он входит в число 50 богатейших людей Казахстана. Его состояние оценивается в 110 миллионов долларов. Свой бизнес начал еще в 1990 году. Казалось бы, имея такой солидный опыт предпринимательства, Нурлан КАППАРОВ должен и в правительстве отстаивать рыночные механизмы.Деньги из воздуха

В свое время Министерство экологии, которое возглавлял Нурлан Каппаров, нарисовало красивую картину будущего страны, где к ресурсам относятся по-хозяйски и ничего понапрасну не течет и не горит:

Без такой реформы наша страна развиваться не будет. Рано или поздно ресурсы закончатся, инфраструктура устареет и т.д. Казахстан ставит задачу войти в тридцатку конкурентоспособных стран мира. Все они применяют “зеленую” экономику – то есть принцип ресурсосбережения. В скором времени не нужно будет охранять экологию, так как не будет вредных выбросов в водоемы, в почву… Все это нам дадут новые технологии, “зеленая” экономика.

Но все эти игрушки стоят дорого. Само Мин-экологии, несмотря на весь предпринимательский талант своего министра, заработать их, выходит, не могло. В итоге был сделан чисто чиновничий шаг: переложить все расходы “зеленой” экономики на население. В апреле 2013-го Нурлан Каппаров прямо озвучил такое предложение:

Многие спрашивают, почему у нас загрязненная экология в стране. Потому что нет денег в тарифах на экологию. Чтобы экология улучшилась, за нее нужно платить. У нас нет денег уже на реконструкции, мы не говорим о строительстве чего-то нового.

Красивые слова

Каждый год казахстанцы выбрасывают на свалки более 5 миллионов тонн мусора. По данным Министерства экологии, 500 тысяч тонн этого объема – бумага и картон, еще 500 тысяч тонн – пластик, 200 тысяч тонн – металлы. Казалось бы, организуй переработку всего этого –   решатся и экологические, и экономические проблемы страны.

Правительство утвердило Программу модернизации системы управления твердыми бытовыми отходами (ТБО) до 2050 года. Ее стоимость составляет 53 миллиарда тенге.

– Программа позволит достичь высокого уровня управления ТБО, – уверял Нурлан Каппаров на презентации документа. – Основные индикаторы программы – увеличение процента охвата населения услугами путем обновления парка контейнеров и мусоровозов для обеспечения своевременного вывоза отходов. Планируется внедрить раздельный сбор биологически разлагаемых отходов, систему сбора и утилизации опасных бытовых отходов, увеличить долю санитарных полигонов до 100 процентов к 2050 году и повысить уровень выработки “зеленой” энергии из отходов.

Это лишь красивые слова, не подтвержденные ни опытом, ни наличием техники, ни разработанными технологиями, – прокомментировал программу по твердым бытовым отходам глава экологического союза Казахстана “Табигат” Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ.Такое чувство, что люди, которые разрабатывали и принимали программу, не понимают, как можно управлять потоками бытовых отходов. В итоге основной упор сделан на свалки и обновление контейнерного парка. Каждый город страны будет окружен смердящими мусорными свалками. Министр нарисовал сказку, в которой кто-то будет сортировать ТБО, улавливать газы, для этого свалки будут накрывать какими-то тентами. После анализа программы у меня сложилось четкое убеждение, что главная цель – получение бюджетных денег, выделенных на ее реализацию.

Вместо дела – имитация?

Одной из любимых тем Нурлана Каппарова был Байконур. Вернее, обсуждение конфликта вокруг экологического вреда, наносимого разливом гептила – компонента ракетного топлива. 2 июля 2013 года, в бытность его министром экологии, упала ракета-носитель “Протон-М”. После ее взрыва над местом старта образовалось облако гептила. Это вызвало настолько широкий резонанс, что  была создана инициативная группа “Антигептил” как протест против запусков на Байконуре.

Но руководство “Роскосмоса” заняло жесткую позицию: проверки на выборы ведутся силами российской стороны, компенсации выплачиваются, но в ограниченном размере. Методика расчета размера компенсации – тоже российская. Казалось бы, в такой ситуации и должны были проявиться дипломатические способности министра экологии.

Мы поставили вопрос, чтобы распространить казахстанский Экологический кодекс на территорию Байконура, – сказал Нурлан Каппаров осенью 2013-го. – Мы даже не можем проверить воздух. Это же территория Казахстана!

Между тем в соответствии с Соглашением между правительствами Казахстана и России по экологии и природопользованию на комплексе Байконур, эта норма была заложена еще в 1997 году. Иначе говоря, изначально пустили защиту экологии на самотек, а тогдашний министр Каппаров попросту не провел ревизию законодательной базы и не подготовил основу для будущих переговоров. Впрочем, теперь у него – другая жизнь, и рулит он уже “Казатомпромом”.


Загрузка...