Опубликовано: 6393

Нурлан Еримбетов – о дефиците культуры, беспомощных министрах и уникальности баурсаков

Нурлан Еримбетов – о дефиците культуры, беспомощных министрах и уникальности баурсаков

“Мы отдали трибуну национал-патриотам, к власти допустили пацанов, а вести массы позволили меркантильным эгоистам”, – убежден кандидат политических наук Нурлан ЕРИМБЕТОВ. В интервью “Каравану” известный политолог с горечью отмечает: “У нас нет национальной гордости, мы безоговорочно копируем Запад”.Сосед должен быть ближе дальнего родственника

– Как в целом оцениваете внешнеполитическую ситуацию вокруг Казахстана?

– Древняя казахская пословица гласит: “Жақын көрші алыстағы туыстан қымбат” – “Сосед ближе дальнего родственника”. Казахи всегда дружили с соседями, делились водой, едой, в дни опасности были вместе. А что о своих соседях можем сказать сегодня мы? Мы знаем об узбеках как о гастарбайтерах, а о киргизах – как о торговцах. Смею предположить, что о казахстанцах их пресса пишет как о коррупционерах и бандитствующих структурах. По отдельным случаям складывается мнение о народе. Почему бы не провести Год узбекской или таджикской культуры в Казахстане, спартакиаду среди молодежи центральноазиатских республик? К сожалению, мы утратили единое интеллектуальное культурное пространство. Мир двуличен и циничен. Если завтра начнутся проблемы, никто не придет и не поможет. Нам нужно быть вместе, чтобы противостоять угрозам терроризма, экстремизма, наркотрафика. Надвигается огромная беда – нехватка пресной воды, проблема продовольственного кризиса. Завтра вода будет на вес золота.

– А насколько един сегодня казахстанский народ?

– Разногласия между родами и жузами – это миф, на котором играют дешевые политики. Испокон веков казахи роднились родами, женили детей. Бизнес-практика объединяет. Люди стали мобильнее, переезжают из одной области в другую. Тенденции, которые происходят, – это лишь временные притирки, они пройдут. Поэтому я больше опасаюсь того, что перешагнувшая все допустимые рубежи разница между бедными и богатыми пошатнет святая святых нашего общества – толерантность. Ведь такого толерантного общества, как в Казахстане, я не видел нигде. На фоне социального разрыва у людей появляется озлобленность, это чревато переходом в национальные отношения. Мне больно, когда страну покидает семья – немецкая, корейская, русская, не важно какая. Это урон нашей культуре, нашему духовному богатству, исторической уникальности, наконец! Уезжают из Казахстана и оралманы. И почему мы отдали трибуну так называемым “патриотам”, которые на каждом углу кричат, что мы были бывшей колонией? Они говорят о прошлом, не замечая настоящего. Почему не разоблачают сегодняшних колонистов? Есть целые аулы, которые являются рабами одного богача. Они заявляют: “Мы никогда не говорили, что Казахстан лишь для казахов”, но между строк это читается. Я не понимаю, почему молчат наши академики, писатели, бизнесмены, которые состоялись в Киеве, Томске, Ленинграде? Почему ничего не говорят наши артисты, которых встречали во всем мире?

Сколько умных ребят уезжает за рубеж

– В своем интервью вы сказали, что один казахстанец по уму и деловитости должен соответствовать десяти россиянам или ста китайцам, чтобы в силу своей малочисленности быть конкурентоспособной нацией. Насколько молодежь сегодня соответствует этим критериям?

– К сожалению, пока об этом рано говорить. Сегодня Казахстан – в списке одной из самых пьющих наций в СНГ. А сколько умных ребят не связывают своего будущего с Казахстаном, уезжают за рубеж?! Ведь человеком двигают амбиции. Перед ним должна маячить некая социальная лестница. А когда лезет блатной, человек разочаровывается. Казахстан отстает в развитии передовых технологий, поэтому нужно пересматривать госзаказ на специалистов и честно сказать, у каких профессий нет будущего. Нефть и уголь закончатся, а на железных дорогах вводятся новые локомотивные поезда и оборудование… Когда отсутствует честный откровенный разговор, рождаются тревожные ожидания.

– Как в нынешней ситуации избежать социальных конфликтов?

– В стране растет пропасть между богатыми и бедными, и именно это может послужить причиной конфликта. Но нужно учесть то, что под разжиганием социальной розни лежат личные интересы. Любую ситуацию можно политизировать. Бизнесмен выиграет тендер, а его противник уже собирает толпу: он, мол, из другой области, он не знает государственного языка, приплетает еще что-то. Именно личные интересы зачастую становятся орудием в руках некоторых оппозиционеров.

С кого спрашивать?

– Через неделю сельских акимов изберут депутаты маслихатов. Почему не народ?

– Эти выборы – важный этап в демократизации общества. Если раньше акимы назначались сверху, то сегодня их будут избирать. И не кто-то, а депутаты маслихатов, которым оказано доверие действовать от имени народа. И народ имеет здесь свои рычаги влияния, в этом заключена особенность нашего менталитета. Ведь каждый депутат – чей-то друг, сын, брат. А если начнет голосовать народ, то может сыграть роль территориальный принцип.

– Раз мы заговорили о кадровой политике, скажите, насколько она у нас сильна?

– Я бы начал с того, что у нас нет четких индикаторов измерения работы чиновника. Если рабочего можно оценить по количеству и качеству отремонтированных дорог, врача – по сложности и успешности проведенных операций, то как проверить чиновника?

Происходит бесконечное слияние министерств, к примеру, в каких только ведомствах не была сфера туризма! А ведь туризм – это будущее. В Италии, Испании он приносит от 40 до 50 процентов ВВП. Развился ли в Казахстане туризм за 20 лет? А с кого спрашивать? Сегодня там сидят люди, которые десять лет назад отвечали за другое направление.

Только понты

– Назначение на высшие политические посты происходят по принципу доверия. На вопрос, почему у нас министры “рулят” не там, где начинали, глава Агентства по делам госслужбы Алихан Байменов в интервью “Каравану” даже заявил, что “американский журналист таких вопросов бы не задавал”…

– Мало ли что не спросил бы американский журналист! Мы живем в Казахстане и будем отвечать на вопросы казахстанского журналиста, потому что у нас ментальность другая. У нас любят съездить за рубеж и привезти “модель”, прихватив навороченные термины типа “бенчмаркинг”, “аутсорсинг”, “хабы-мабы”, а толку-то – нет. Да, в какой-то стране будущему министру не обязательно начинать с низов. Там свои принципы, ответственность, ментальность совершенно иная. Но у нас, я убежден, человек должен пройти весь трудовой путь “от и до”. Если он министр образования, то должен побывать в роли директора школы. Должен знать, сколько стоит экзамен, как проносят на тестирование сотовые телефоны или сколько стоит устроить ребенка в детский сад без очереди. Возьмите того же акима! Если он не был акимом района, города, как он может руководить областью? А прошедшего все эти ступени не обманешь. Его можно час убеждать о благополучии населения и зарплатах, а он реально знает доходы людей, потому что сам когда-то стоял так и выкручивался. Он может общаться с людьми и убедить их. А у нас у многих министров – страх перед людской аудиторией. И когда в 26 лет становятся заместителями министров или акимами городов – это очень плохо для страны. Как бы ни критиковали времена СССР, самая мощная кадровая политика была в Коммунистической партии Советского Союза. Ты никогда не станешь секретарем ЦК, не пройдя путь секретаря и зампреда в районе, инструктора в обкоме партии… А у нас сегодня хотят с помощью Интернета руководить страной. Я не понимаю, когда министры говорят: “Я открыл свой аккаунт, блог”. Нас всего 17 миллионов человек, какие блоги могут быть? Да ты сядь в самолет, прибудь в аул, встреться с людьми, увидь их глаза – счастливые, несчастные. Зайди в магазин и поинтересуйся ценой молока да вставь как следует тому, кто обманывает людей, завышая цены или продавая просроченный продукт!

На поводу у Запада

– Попытка выйти в массы экс-министра Серика Абденова закончилась печально. Может, мы не готовы к культурному диалогу?

– Меня этот случай возмутил. Ты выйди и скажи министру в лицо все, что думаешь о реформе. А вот так подло бросать яйца – недостойный поступок. И где эти наши патриоты? Почему никто не выступил и не сказал, что в Великой степи никогда не бросались едой? Прочел в новостях: в одном городе прошел патриотический фестиваль молодежи “Мой Казахстан”. Одно из соревнований – “Кто больше съест баурсаков”. А завтра будем соревноваться в том, кто дальше бросит табак с бешбармаком и бараньей головой? Есть ведь на Западе такие шоу – кто дальше всех кинет банан, кто больше съест насекомых. Вместо того чтобы поднимать нашу культуру, мы идем на поводу у Запада. Где почитание наших обычаев? Это издевательство над национальной историей.

Помню, друзья рассказывали случай. В начале 80-х годов в московском Доме дружбы состоялась встреча советских студентов и ангольских партизан. В этой стране шла гражданская война. На сцену вышла девушка из Анголы и спросила: “Есть ли в зале казахи?”. Все притихли в недоумении, но пятеро студентов встали. А она продолжила: “Передайте благодарность ангольского народа Казахстану за такое чудо, как баурсаки!”. Оказывается, три года назад, когда они с делегацией были в Москве, их пригласила в гости аспирантка МГУ из Казахстана, угостила баурсаками и поделилась рецептом. Казахские баурсаки выручали ангольских партизан, совершавших переходы по знойным пустыням и дождливым джунглям. Этот уникальный продукт не покрывается плесенью, долго хранится и не теряет вкусовых качеств. Вот это, я понимаю, культура, которой можно гордиться.

Астана

Загрузка...