Опубликовано: 22101

Нурлан АЛИМЖАНОВ: В откровенных сценах больше не играю

Нурлан АЛИМЖАНОВ: В откровенных сценах больше не играю

Он – причина грешной любви, парень из мира криминала, колоритная персона в истории и крупный политик. Можно ли совместить это в одной судьбе? Легко, если ты – актер! Именно об этом – пережить сотни судеб, с легкостью перемещаясь в эпохах и жанрах, – с детства мечтал Нурлан АЛИМЖАНОВ.В интервью “Каравану” актер, певец и композитор проявился как человек удивительно открытый и искренний.

size="3">Хотелось провалиться сквозь землю!

– Актерскую профессию называют одной из самых рисковых. Почему вы выбрали именно творческий путь?

– Кем я только не мечтал стать: и летчиком, и военным, и хирургом! Манили романтика, подвиги, жизнь ради людей, риск. И в определенный момент я понял, что все это найду… в кино. Судьбоносной стала для меня в девятом классе встреча с театром. Я попал на постановку пьесы “Кудалык”, написанной моим отцом Баянгали АЛИМЖАНОВЫМ. Сюжет был основан на реальных событиях: проводы невесты закончились трагедией. Актеры сыграли настолько правдоподобно, что, казалось, я был с ними на этой свадьбе.

– Каким был путь от мечты до статуса одного из самых востребованных актеров казахстанского кино?

– На втором курсе был момент, когда я хотел поставить на актерской карьере крест. Меня пригласили на роль Тулегена в спектакле “Кыз-Жибек”, где нужно было еще и петь. Режиссер доверил мне, еще студенту, серьезную роль на открытии театра. Моими партнерами были мастера своего дела: Кыз-Жибек играла Айгуль ИМАНБАЕВА, Бекежана – Айдос БЕКТЕМИРОВ. Как назло, накануне я простудился, возникли проблемы с голосом. В общем, сыграл слабо. Были аплодисменты после пьесы, а мне не подарили ни одного букета… Хотелось провалиться сквозь землю! Помню, как я быстро ушел из театра и долго сидел один в парке. От досады даже неожиданно для себя разрыдался. В голове крутились мысли: “Лучше уйти, оставить актерскую карьеру”. Не знаю, каким образом рядом появилась заслуженная артистка Куляш КАЖИГАЛИЕВА. Она положила мне руку на плечо и сказала: “У каждого артиста было такое в жизни. Это просто начало большого пути”.

– Вы были и героем-любовником, и бандитом в “Братьях”, и исторической личностью. В каком амплуа играть интереснее?

– Безусловно, интереснее историческая личность. Это невероятная удача для любого актера – играть эпоху в одной судьбе. Мало ознакомиться со сценарием, нужно проникнуться этим временем через фильмы, книги. Я еще со школы зачитывался книгами о Чингисхане, Атилле, казахских ханах и батырах, о древнегреческих богах… Важно понять психологию лидерства, она зиждется на невероятной харизме этих людей.

Все равно что еще раз родиться

– Актеры часто говорят, что пойдут на все ради роли. А на что готовы вы?

– Сяду на диету, отращу бороду, волосы, сменю имидж! Кстати, интересно было бы увидеть себя в образе Пятницы или дикого обросшего странника в приключенческом кино. Ради роли идешь на многое, нужно думать, как твой герой, жить его жизнью, любить и ненавидеть его сердцем. Это все равно что родиться еще раз. Когда идут съемки, стараюсь максимально ограничить общение с внешним миром, уйти в героя. Иногда так заигрываешься на съемочной площадке, что недалеко и до настоящих страстей! У нас была сцена драки на Украине во время съемок фильма “Путь лидера”. Так размахались веслами от лодок, что мне угодили в шею со всего маху! Голова закружилась – думал, потеряю сознание. Разозлился я тогда жутко, так что в этом фрагменте гнев – неподдельный.

– А на какую роль вы бы не пошли?

– Я отказался играть в пяти картинах. Считаю, что мой герой должен быть созвучен моему внутреннему миру, духовности. В определенный момент понял, что что-то внутри переломить не могу. И переломить не могу не я, а… наша ментальность. Мы все-таки не раскованные американцы или любвеобильные французы. Моим дебютом в кино была роль молодого горячего парня Азимбая в фильме Болата ШАРИПОВА по мотивам рассказа Магжана ЖУМАБАЕВА “Грех Шолпан”, где я снимался в эротической сцене. Надеялся, что ее все-таки вырежут. Но она целиком вошла в фильм! На премьере присутствовали моя супруга с тещей. О моих ощущениях, думаю, вы догадались: и давление и пульс подскочили! Тогда я дал себе зарок: не играть в откровенных сценах.

Долг, дружба и любовь

– Вы говорили, что хотели бы стать режиссером. Что нового желали бы внести в казахстанский кинематограф?

– Наша слабость в том, что мы зачастую подражаем. В сюжетной линии, в жанрах, в подаче… А надо искать свое. У нас богатейшая культура, история. Почему Болливуд собирает миллионы зрителей? Потому что в их фильмах – самобытность, вобравшая в себя все: религию, любовь, народную музыку, песни, культуру… А пока у нас этого нет, нужно снимать как можно больше совместных фильмов, ведь такой опыт обогащает. Я снялся в ленте “Аксарбаз” китайского режиссера Гонг Фу. И что меня поразило на съемочной площадке, так это сумасшедшая дисциплина. Голливудские фильмы поражают спецэффектами и захватывающими сюжетами. А вот у россиян можно поучиться играть душой – самая лучшая актерская школа, на мой взгляд, в России.

– Однажды вы признались, что заядлый киноман. В чем это выражается?

– Дома у меня целая коллекция лучших фильмов мирового кино. Хорошее кино – моя слабость и лучший отдых. Есть фильмы, которые я ставлю на “золотую полку” – их можно смотреть вечно. Это “Титаник”, “Троя”, “Аватар”.

– А фильмы со своим участием смотреть любите?

– Только премьеры. Потом не смотрю, потому что остаюсь чем-то недоволен. Как и любой актер, я требователен к себе и критично отношусь ко многим вещам. Хочу сняться так, чтобы поставить диск на “золотую полку” и, просматривая, всякий раз открывать что-то новое.

– Если бы предложили работать в Голливуде, уехали бы?

– Уехал бы, чтобы взять лучшее и вернуться. Никакие гонорары бы меня не удержали. Я слишком привязан к своим корням, не мыслю себя вне Казахстана. Мое детство прошло в ауле, в окружении дивной природы в окрестностях Кокшетау. Первые чувства, первые успехи и разочарования…

Спасительным кругом станет любовь

– А каковы планы на ближайшую перспективу?

– Скажем так, я свободный художник. Кроме работы в кино пишу музыку к песням. Назвать себя именитым композитором пока не могу, но в моей коллекции около ста песен. Мы часто работаем совместно с отцом: ему принадлежат слова, мне – музыка. Нашей первой работой была песня “Ғажайып күй” для группы “Азия”, которая родилась, когда мне было восемнадцать лет.

– Выходит, музыкальная карьера началась раньше, чем актерская?

– Выходит, что так. А вообще, свою первую песню я написал в восьмом классе. Посвятил ее девочке Жулдыз, которая училась на класс старше. Песню так и назвал “Жұлдызым менін”. Даже записал ее на кассету и подарил ей на память. Одноклассники тогда не поверили, говорили: “Наверное, где-то украл музыку”.

– В ваших песнях любовь всегда возвышенна…

– На мой взгляд, мы слишком зациклились на материальном. Это опасно – стать человеком-машиной, запрограммированным на успех, власть, деньги. Пусть в такие моменты спасительным кругом станет любовь. Помните слова русского классика И. С. Тургенева: “Только ею, только любовью держится и движется жизнь”? Вечная истина!

– Ваша жена тоже актриса? Как уживаются два актера в семье?

– Моя супруга, Жансая, – актриса по образованию. Но еще на берегу семейной жизни мы договорились: я строю карьеру, она хранит наш очаг. У нас трое маленьких детей, поэтому уходить в работу с головой вдвоем невозможно. Я благодарен жене и очень ценю ее понимание.

Астана

Загрузка...