Опубликовано: 10 10801

Новый бюджет грозит Казахстану новым кризисом

Новый бюджет грозит Казахстану новым кризисом

Простой расчет показывает, что даже базовые цифры, приведенные в этом документе, взяты с потолка. Например, уровень инфляции, цена на нефть и курс тенге. Всё вместе это показывает, что нынешний проект нереализуем.

Курс тенге

Бюджет 2016 года сверстан исходя из очень странного курса – 300 тенге за доллар.

– Мы бюджет 2016–2018 годов сделали из расчета 300 тенге за доллар, – сказал министр национальной экономики Казахстана Ерболат ДОСАЕВ. – Рекомендованный совместно с Национальным банком курс.

Почему странный? Потому что вопрос – является ли этот курс рыночным?

С одной стороны, глава Нацбанка Данияр Акишев подтверждает, что он является сторонником рыночного механизма установления курса валюты, с другой – видимо, тенге еще не дошел до дна. Простой технический анализ торгов на Казахстанской фондовой бирже показывает, что предел этот был уже совсем близко. Где-то в районе 315–320 тенге. Но отметка в 300 стала психологически критичной.

Другим фактором стал дефицит тенговой ликвидности. В режиме свободного плавания Нацбанк должен поддерживать в банковской системе столько тенге, сколько нужно рынку. Он не тратит резервы, но может регулировать спрос на ликвидность через ставку. Деньги идут банкам через РЕПО – инструмент Нацбанка по предоставлению ликвидности под залог. Обычно такой залог – государственные ценные бумаги.

Ставка РЕПО – 16 плюс / минус 1 процент. Судя по всему, Нацбанк приостанавливал этот канал. В ноябре РЕПО на рынке достигли 135 процентов, потом вернулись к 17 процентам и снова выросли до 60 процентов. Вполне возможно, такую изменчивость Нацбанк объяснит внутренним документом. Но подобные решения должны быть открыты и доступны для всех, как об этом заявил нынешний глава центрального банка. В том числе и для простых заемщиков.

И если уж Нацбанк довел в октябре курс до 315 тенге, то надо было его оставить. Перетерпеть, дождаться, когда проявятся положительные факторы дешевой валюты. Тогда и планирование бюджета стало бы более понятным. Теперь, при следующем падении цен на нефть, тенге будет вновь корректироваться.

Нефть

Другой фактор – цена на нефть. Сырье – основа нашей экономики. В бюджет заложена цена в 40 долларов за баррель. Brent торгуется за 45 долларов. В министерстве нацэкономики взяли с запасом: прогнозы по нефти сильно разнятся. Кто-то говорит, что средняя цена в 2016 году будет 65 долларов, другие – 20 долларов. Но все же какой будет курс тенге, если нефть упадет хотя бы до 40 долларов за баррель? Если брать российские прогнозы (а мы знаем, что тенге может колебаться с большим размахом, чем рубль), то курс может установиться на уровне 330–340 тенге за доллар.

Все эти факторы показывают, что девальвационные ожидания в экономике сохранились. Крупные держатели валюту на рынке не продают. Следовательно, тенговые инструменты должны быть выгоднее, чем валютные. Иначе они просто не работают. Индикатором этого служит статистика Нацбанка. По итогам сентября люди продолжают вкладываться в доллары.

Инфляция

Исходя из всех расчетов, министерство экономики определило инфляцию в размере 6–8 процентов.

– В 2017-м также 6–8 процентов с дальнейшим снижением до 3–4 процентов к 2020 году. Этот параметр мы не меняли, – отметил Ерболат Досаев.

То есть даже после падения тенге на 67 процентов инфляция закладывается на уровне вполне благополучного 2014 года?

Эти цифры тоже не бьются.

– Понижение стоимости нацвалюты наложится на все, что связано с импортом. Если тенге дешевеет, то арифметически его масса увеличивается. Но в действительности тенговая масса сокращается, – сказал в интервью “КАРАВАНУ” экономист Петр СВОИК.

Снижение курса меняет ситуацию в экономике. Дешевый тенге ее угнетает, если нет возможности наращивать производство. Поэтому косвенным эффектом становится уменьшение поступлений в бюджет. В сентябре Президент объявлял, что поступления в бюджет сократились на 40 процентов. Почему? Потому что снизилась экономическая активность в стране. Причина – падение цен на нефть. Навалились и другие факторы. Например, ожидаемая, а затем и случившаяся девальвация тенге. Экономика получает меньший объем валюты, чем нужно для оплаты импорта. Как следствие – исход валюты из страны тоже сокращается. В итоге экономика перестает расти и сжимается.

– Уменьшение экономики приводит к новому сокращению импорта, что ведет к новому снижению объемов экономики и инфляции. Товарная масса становится дороже на величину импорта. ВВП Казахстана по итогам 2014 года был около 200 миллиардов долларов. Стоимость импорта – 30 миллиардов. Следовательно, с учетом величины падения курса тенге все стало дороже в среднем на 10 процентов. Конечно, импортные товары подорожали сильнее, отечественные – меньше, – продолжает Петр Своик.

Итак, расчетный уровень инфляции уже выше заявленного в бюджете. Если же инфляцию от снижения курса тенге – 10 процентов – прибавить к обычному показателю в 6 процентов, то суммарная инфляция составит уже 16 процентов. Что ближе к истине.

Это падение можно бы было компенсировать, если в стране есть развитое внутреннее производство. Тогда достаточно было бы нарастить его, а увеличив зарплаты населению, нарастить потребление. В этом случае удешевление валюты стало бы даже благом для экономики.

Приватизация

Приоритетом бюджета 2016 года стала приватизация. Стоимость продаваемого имущества пока не объявлена, но можно уверенно говорить, что в любом случае приватизация в задуманном масштабе не состоится.

Правительство страны желает уменьшить долю государственного сектора до 15 процентов. Сегодня эта доля составляет 40 процентов в ВВП. Это означает, что за несколько лет должна быть распродана четверть экономики страны. Это больше 5 тысяч предприятий и организаций. Судя по показателям холдинга “Самрук-Казына” и АО “КазМунайГаз”, эффективных среди них немного. Пойдут же с молотка те, что не приносят дохода вообще. Правительство потому и хочет от них избавиться, чтобы не тратить бюджетные деньги.

Если учитывать эти цифры, то по самой скромной инвестиционной оценке стоимость приватизируемых объектов составит 350 миллиардов долларов. Это почти в два раза больше ВВП страны.

Но. Во-первых, в стране таких денег нет. Потому глава государства приглашает к приватизации зарубежные компании. Во-вторых, даже с учетом девальвации тенге инвестиционная ценность этих предприятий будет ниже, а государство будет заинтересовано продать их побыстрее. Следовательно, инвесторы будут ждать падения цен. В-третьих, и это главное, приватизация будет идти за тенге. Следовательно, для определения истинной цены продаваемых предприятий инвесторы будут ждать следующего снижения курса. При условии, что такие инвесторы все же есть.

В коридорах парламента Ерболат Досаев легко обмолвился журналистам, что курс тенге в бюджете всегда можно подправить. Только забыл сказать, чего это будет стоить экономике страны. Цена вопроса – работа всей экономики. Пока сохраняются девальвационные ожидания, предприятия не будут работать над своей эффективностью. Они будут только сокращать издержки и выживать. Такой простой принцип нашим министрам в голову не приходит. Видимо, по старой привычке, когда правительство занимала лишь добыча нефти.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ