Опубликовано: 1110

Новые крепостные

Шемонаихинский район Восточного Казахстана стал ареной земельных скандалов! Главное сельское богатство – земля – оказалось в собственности горстки “помещиков”. А сотни крестьян остались без наделов, имущества и заработка. “Мы – крепостные”, – с горечью говорят они.

В усть-каменогорский корпункт пришло письмо: “13 лет назад мы, крестьяне села Убинка Шемонаихинского района, были наделены земельными и имущественными паями. Но на руки документы, подтверждающие нашу собственность, нам не дали. Каким-то образом все наше имущество перешло в частную собственность одного человека. Мы обращались в прокуратуру, в финансовую полицию, показывали подтверждающие документы. Но все безрезультатно. Для чего законы, если они не исполняются?”. Под письмом – 220 подписей!

Мы встретились с убинцами. Рассказанная ими история шокирует!

События развивались так. В 1996 году Шемонаихинский район, как и вся страна, занялся ликвидацией своих колхозов и совхозов. Богатейшие угодья и технику поделили на земельные доли, имущественные паи, и… колхоз продолжил работать по-старому. Только название поменялось: был колхоз имени Кирова, стало хозяйство коллективное – “Убинское”. Селяне как бы сдали в аренду все доли и паи своему же общему производству. Так прошел год.

В марте 1998 года всем убинцам вдруг объявили, что они в одночасье оказались в составе нового хозяйства. Сотни человек, как крепостные, были переданы в чужое – частное (!) – хозяйство. Посписочно. Приложением к своим земельным и имущественным долям!

– Бывший руководитель Приходченко, – рассказала жительница Убинки Нэля ЧЕРНОВА, – заявил нам: “Так надо, пишите все заявления в новое хозяйство, а то потеряете свою землю и пай”.

И люди написали. Потому что привыкли верить начальству. Потому что были по-деревенски наивными. И на бумаге получилось, что селяне (вроде как по доброй воле) отдали все богатства в руки одного человека – главы крестьянского хозяйства Ивана Кинсфатора.

– Они даже состряпали протокол общего собрания, на которое мы никогда не собирались! – возмущается жительница села Раиса БУДКЕЕВА.

Когда до убинцев наконец дошло, что всю деревню оставили с носом, несколько человек попытались выйти из хозяйства со своими земельными долями и имущественными паями. Семье Черновых, например, это стоило четырех лет бесконечных хождений по акиматам, правоохранительным органам, судам. Четырех лет отписок, отказов, волокиты, нервотрепки. С грехом пополам, как говорит Нэля Чернова, ей удалось получить свои 17 гектаров. Но имущественного пая эта семья так и не добилась. Суд первой инстанции в иске отказал, а областная коллегия оставила заявление без рассмотрения.

– Мы были у начальника районного налогового комитета, – говорит Нэля Чернова. – Она отказала нам в выдаче разделительного баланса под предлогом, что это… коммерческая тайна.

Пока крестьяне обивали пороги инстанций, Иван Кинсфатор успел продать (!) переданную ему землю и технику убинцев и уехать в Германию. К моменту сделки у него имелось решение районного суда, что “все права собственности на объекты, переданные по акту передачи в марте 1998 года с баланса к/х “Убинское”, признаны за к/х

“Кинсфатор И. И.”. Новым владельцем всей пашни, техники и сооружений стала бывший главный бухгалтер хозяйства.

Почти десять лет жители Убинки требуют от власти вернуть отнятые у них земельные доли и имущественные паи. Они обращались в правоохранительные органы, акимат, партию “Нур Отан” – все отделались отписками. Руководитель аппарата акима ВКО Галым ТУРСУНБАЕВ отписал людям, что они сами, мол, виноваты – не обжаловали судебное решение.

У нас есть вопрос к Генеральному прокурору РК Кайрату МАМИ, Акиму Восточно-Казахстанской области Бердыбеку САПАРБАЕВУ,

Председателю Агентства РК по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Кайрату КОЖАМЖАРОВУ:

Галина Вологодская, Восточно-Казахстанская область

Загрузка...