Опубликовано: 1 3011

Ни яйца, ни курицы

Ни яйца, ни курицы

Восточный Казахстан может лишиться Черемшанской птицефабрики. В суд уже подан иск о признании предприятия банкротом!

Полгода назад “Караван” рассказал об экономических трудностях крупнейшей птицефабрики региона (“Куриная слепота”, № 49 от 3 декабря 2010 г.). Против предприятия сработал ряд обстоятельств – падеж птицы, острая нехватка оборотных средств, неравное распределение госдотаций. Фабрика недополучила полмиллиарда тенге!

В декабре прошлого года птичье производство сменило владельца. К этому моменту, по официальным данным, общая сумма долга составила 600 миллионов тенге. Власть заверила: инвестор поднимет предприятие, ситуация будет выправлена.

Беспродовольственная опасность

Черемшанская птицефабрика для области – далеко не рядовое производство. Комплекс был задуман в 70-е годы прошлого века с размахом – яичный цех, бройлерный, утиный. В среднем за год фабрика отгружала 100 миллионов яиц. Пол-Алтая и Сибири в эпоху пустых советских прилавков ездили в Усть-Каменогорск за черемшанскими яйцами и курочками. Предприятие было сверхприбыльным, давало работу каждой семье черемшанцев. Как сказали бы сегодня, в таежном селе действовал кластер.

Что же сейчас? В магазины областного центра куриные яйца поставляются из России! Поддерживаем чужую экономику…

На краю

В разговоре с нами замдиректора ТОО “Птицефабрика Капитал” (новое название старой фабрики) Карим ДЮСУПОВ все время повторял как заклинание: “Учредители намерены поднять предприятие: до 1 июня выделят деньги, выдадим зарплату”. Сам, интересно, верил в то, что говорил?

По данным облдепартамента по контролю и соцзащите, с начала года долг по зарплате перед работниками птичьего производства вырос более чем втрое и достиг 35 миллионов тенге. А еще десятки миллионов – долг перед энергетиками и налоговиками. Сотни – перед банками и кредиторами… Общая долговая нагрузка на птицефабрику достигла 800 миллионов тенге!

31 декабря налоговое управление наложило арест на счета ТОО. Через полгода, в мае, налоговики “врубили” уже крайнюю меру – подали иск о признании предприятия банкротом.

Согласитесь, иметь такой “довесок” и при этом уверять людей и журналистов, что учредитель поднимет предприятие, по крайней мере, странно. Всем ясно: спасти цеха от продажи с молотка способно, наверное, только чудо.

– Если начнется ликвидация, – высказал мнение экс-гендиректор Адалат АЛЛАХВЕРДИЕВ, – от цехов через неделю ничего не останется – все растащат на металл и кирпичи.

Ломать – не строить?

Осенью прошлого года, когда предприятие серьезно залихорадило, бывшие владельцы предложили задействовать механизм социально-предпринимательской корпорации. Бюджет дает деньги СПК, та заходит с госкапиталом на фабрику. Нужно было 100 миллионов тенге. В обмен экс-владельцы соглашались отдать контрольный пакет акций, любую долю…

Переговоры тянулись долго, но результата не дали. К этому времени средств на восстановление требовалось уже намного больше.

– Когда зашатались банки, государство сразу нашло деньги и способ поддержать их, – заметил А. Аллахвердиев. – Бюджет вкачал 14 миллиардов долларов! А найти сто миллионов тенге для сохранения градообразующего, занятого производством продуктов питания предприятия – не было возможности?! Кто в это поверит? Мое мнение – просто никто из руководителей области не захотел взять на себя ответственность.

В декабре с подачи областного акимата Черемшанка сменила учредителя. Новые владельцы пообещали было второе дыхание, начали снабжать город… Но в пик январских морозов энергетики устроили “засаду” – обесточили предприятие из-за неуплаты. На три дня. Остановился весь технологический цикл.  Куры от стресса перестали нестись. Иссякли оборотные средства.  История кризиса повторилась – один в один.

Сейчас рабочий коллектив птицефабрики пригрозил голодовкой. Люди месяцами не видят зарплаты, озлоблены и готовы на крайние меры. Предприятие – единственный крупный работодатель в селе. Не станет фабрики – загнется вся Черемшанка.

Осенью митингующие птичники требовали, чтобы в проблемы предприятия вмешалось государство. Чтобы фабрику отдали добросовестному инвестору. Фабрику отдали. Что дальше?  Остается смотреть, как область теряет единственное собственное яичное производство? Как становится полностью зависимой от  продуктов из-за рубежа? Как регион отказывается от продовольственной безопасности?

Это – государственный подход?

Между тем 1 июня 12 работников фабрики объявили голодовку. На протест людей толкнуло невыполнение обещаний новыми владельцами. Вместо выплаты долгов по зарплате работникам вновь выдали аванс  – по 6 тысяч тенге.

Восточно-Казахстанская область

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ