Опубликовано: 1668

Незабываемая Надежда

Незабываемая Надежда

Она – самая титулованная выпускница баскетбольного “Университета”. Будучи игроком алма-атинского клуба, дважды – в 1976 и 1980 годах – стала олимпийской чемпионкой. Еще в коллекции – две высшие награды чемпионатов мира и шесть – чемпионатов Европы. Сегодня Надежда Ольхова живет в Киеве. Ее деятельность с баскетболом не связана, но забыть о великолепной карьере ей не дают.

“В Украине мне платят президентскую стипендию”

– В Украине меня приглашают на различные спортивные мероприятия, – рассказывает Надежда Ольхова. – В этом плане все здесь организовано очень хорошо. Хотя это и не родная мне земля – все титулы я завоевала в Казахстане, тем не менее в Украине мне платят президентскую стипендию. Это произошло после того, как несколько лет назад меня признали лучшим атакующим защитником за всю историю женского советского баскетбола.

– Наверное, Россия тоже может гордиться такой спортсменкой, ведь с баскетболом вы познакомились в родном Барнауле…

– Я, как и многие дети советской поры, занималась разными видами спорта: и лыжами, и легкой атлетикой, участвовала во всех школьных соревнованиях. Но меня всегда тянуло на баскетбольную площадку. Со своим любимым видом спорта я определилась еще в пятом классе. Правда, отбор в баскетбольную секцию не прошла, так как была маленькой и худенькой. Хорошо, что у меня была высокая и крепкая подружка, с которой мы жили в одном доме. Она подошла к тренеру и стала со слезами на глазах умолять его взять меня. Он согласился.

Не ростом единым…

– Рост для атакующего защитника – не самое важное?

– У нас в сборной СССР Людмила Рогожина (олимпийская чемпионка-1980. – Прим. автора) была еще ниже меня (рост Ольховой – 173 см, Рогожиной – 170 см. – Прим. автора). Конечно, рост у меня маловат. Но и сейчас есть невысокие баскетболистки: они же не играют под щитами. Моим коньком были быстрота и дальние броски.

– В Барнауле не было женской профессиональной команды, куда можно было перейти после окончания спортивной школы?

– Нет, не было. Зато спортивная школа была сильной, туда из Омска приехал тренер Виктор Иванович Коляда. Он заложил в нас очень хорошую основу. В сборную Союза попала только я одна, но еще четыре девочки играли потом в командах мастеров.

– У вас было желание играть в какой-то конкретной команде мастеров?

– Наверное, нет. К концу школы я играла за сборную РСФСР, и мы заняли второе место на спартакиаде школьников. На такие турниры всегда приезжали тренеры команд мастеров со всего Союза, наставники сборных СССР различных возрастов, отбирая игроков на перспективу. Моя игра приглянулась тренерам киевского “Динамо” и алма-атинского “Университета”. В пользу Казахстана сыграло то, что в Алма-Ате жил мамин брат. Если бы не это, я вполне могла уехать в Киев. В Украине я все-таки оказалась, но гораздо позже (смеется).

Ее “Университет”

– Не смущало, что “Университет” играл тогда в первой союзной лиге?

– Зато мы вместе пробились в высшую лигу. Большую лепту в это внес Владлен Иосифович Моршинин. Он – очень талантливый специалист, который и сделал из меня большую спортсменку. Да и тот “Университет”, что занял четвертое место на Спартакиаде народов СССР в 1979 году, тоже собрал Моршинин. Он ездил по Союзу, просматривал молодых игроков. Костяк “Университета” ведь составляли приезжие девочки: Моршинин пригласил меня, Валю Соломееву, Наташу Пшесмыцкую, Иру Герлиц и других девочек. Кроме того, Владлен Иосифович был тактиком, уделял большое внимание физической подготовке, сам принимал участие в тренировках. Могу смело сказать, что тренеры, работавшие с командой после Моршинина, были слабее его. В моей памяти он остался тренером, которому я очень благодарна. Думаю, что ему должен быть благодарен и весь женский казахстанский баскетбол.

– Состав в алма-атинской команде действительно подобрался очень серьезный. Чего вам не хватило, чтобы попасть в призеры?

– Наверное, сказалось то, что мы были далеко от центра. Все-таки у нас не было таких постоянных спаррингов, как у команд Москвы или Ленинграда. К тому же, чтобы быть в призерах, надо иметь в составе двух-четырех человек из первой сборной плюс несколько игроков из молодежки. Тем не менее мы входили в шестерку лучших команд в чемпионате, а в 1979 году в Вильнюсе стали четвертыми на спартакиаде. Это был большой успех, наш звездный час. В полуфинале играли с литовками – если бы не судейство, то вышли бы в финал. Весь зал болел за нас, хотя мы играли против хозяек площадки.

Ключевой игрок сборной СССР

– В сборной СССР тоже запомнились победы?

– Здесь как раз наоборот. Сборная СССР редко проигрывала, поэтому, наверное, именно неудачи лучше всего отложились в памяти. К примеру, поражение на универсиаде в Мехико в 1979 году, хотя мы там играли, по сути, основой сборной СССР. Из ярких же побед особняком стоит игра со сборной США на чемпионате мира 1983 года в Бразилии. Откровенно говоря, тот матч мы должны были проиграть. Турнир проходил на Американском континенте, и судейство было соответствующим – нашей центровой Ульяне Семеновой буквально за десять минут успели дать пять фолов. Но фортуна и Господь Бог были на нашей стороне – мы выиграли у американок одно очко.

– Вы очень долго играли в сборной СССР. Какой состав команды, на ваш взгляд, был самым сильным?

– Наверное, тот, что играл на Олимпиадах 1976 года Монреале и спустя четыре года в Москве. Я была в сборной больше десяти лет, поэтому застала смену поколений. Самый заметный переходный момент был после Московской Олимпиады, когда ушли многие сильные баскетболистки. Такой резкий переход подкосил команду: нарушилась преемственность. На мой взгляд, можно добавлять в состав только одного-двух игроков. Новичкам, как бы хорошо они ни играли в своих клубах, нужно время, чтобы пообтесаться в команде. Я не видела спортсменок, которые приходили бы в сборную и сразу же играли в ней. Я тоже заиграла не сразу – только года через два, на Олимпиаде-1976, почувствовала себя полноценным игроком стартовой пятерки.

Усталость

– Когда вы завершили игровую карьеру?

– Я ушла из сборной после турнира “Дружба” в 1984 году (этот турнир стал альтернативой Олимпиаде в Лос-Анджелесе для стран, ее бойкотировавших. – Прим. автора). После того как стало известно, что в Олимпиаде мы не участвуем, я уехала со сборов, потому что сильно устала, да и с сердцем было неважно. Но меня уговорили сыграть на “Дружбе”, так как за участие своих спортсменов в этих играх каждая республика получала определенные зачетные очки. На тот момент я уже не была полноценным игроком сборной СССР, как раньше. Одновременно со сборной я закончила играть и в “Университете”. Вот, к примеру, моя подруга Ангеле Рупшене из Литвы, с которой мы начинали еще в юниорской команде, после ухода из сборной еще долго выступала за свой клуб, затем уехала в Венгрию. У меня такого не было. К 33 годам я полностью исчерпала на площадке свой физический и спортивный потенциал.

– Чем занимались после завершения карьеры?

– Пошла в Госкомспорт, была государственным тренером по баскетболу. Потом меня избрали первым генеральным секретарем Национального олимпийского комитета Казахстана.

– В новых условиях работа была интересной?

– Она была какой-то непонятной, многое делалось на ощупь. Должность была престижной, звучала красиво, но это не мое – такая работа (заседания, проведение мероприятий) мне не нравилась никогда. Поэтому ни на минуту не пожалела, что ушла с руководящей должности. В 1994 году я написала заявление и уехала в Киев.

“Любила и люблю Казахстан”

– Четверть века вы провели в Алма-Ате. Наверное, когда ехали сюда школьницей вместе с мамой, не задумывались о том, как сложится ваша карьера?

– Мне всегда нравилась Алма-Ата, я любила и люблю Казахстан. Где бы я ни была, всегда испытываю ностальгию по нему. В моей жизни был трудный момент после развода с мужем, когда я хотела уехать из Алма-Аты, но это никак не было связано с командой или какими-то обидами на ее руководство. Я всю свою игровую карьеру провела в “Университете”, сейчас иногда приезжаю в Алматы, здесь у меня живет дочь с внуком, здесь похоронена моя мама.

– Вы родились девятого числа девятого месяца, в сборной и “Университете” играли под девятым номером. Девятка – ваше счастливое число?

– Я вообще счастливый человек. После моего ухода из спорта прошло уже двадцать лет. Кто-то потерялся, а я живу нормально и у меня все хорошо. Занимаюсь бизнесом. И ни о чем не жалею!

Сергей РАЙЛЯН, фото из архива семьи Ольховых

Загрузка...