Опубликовано: 9016

Невольницы коммерческого секса

Невольницы коммерческого секса

В Астане буйным цветом процветает сексуальное рабство! В минувшие выходные в самом центре столицы из плена попытались сбежать две таких невольницы. На отчаянный поступок их толкнул страх за свою жизнь: жестоко избитые “хозяевами” девушки рискнули спуститься с пятого этажа (!) на простынях. Одна из пленниц сорвалась…Целые кварталы района вокзала столицы и правобережья отданы под власть бизнеса интимных услуг. Чуть ли не в

каждой второй сауне города за ночь “работает” до десятка проституток, а “точки”, где можно купить любовь за наличный расчет, растут как грибы после дождя. Если ранее по развитости этой сферы лидировал Алматы, сегодня обороты набирает Астана.

Сестры по несчастью

Очевидно, что при таком спросе добровольно идущих в ряды “профессионалок” уже не хватает. И все чаще в этот грязный бизнес вовлекают насильно.

Истории девушек, ставших жертвами одного из столичных притонов, во многом похожи. Всех их в Астану привело желание заработать. Но вовсе не таким способом!

Римма оказалась пленницей дважды. В первый раз она, запуганная угрозами и боящаяся осуждения, никому не рискнула рассказать о том. что с ней произошло.

– Я рано вышла замуж, сразу после окончания школы родила дочку, – рассказывает она. – Но с мужем мы расстались. Моя знакомая, тоже молодая одинокая мама, попросила меня поехать с ней в Астану – она, мол, там устроится на работу в ночные смены, а я буду приглядывать и за своим, и за ее ребенком. Я согласилась. Но на деле нас закрыли в квартире, и с первого дня один за другим пошли клиенты…

Бывшая проститутка Жанель оказалась крайне амбициозной: “выросла” по карьерной лестнице и сама стала во главе бизнеса. Именно к ней попали девушки. Ее команда состояла как минимум из пяти человек – гражданский муж Семен, некий Хайдар и еще нескольких человек, имен которых Римма не знала.

Девушка поначалу отказывалась “работать”, за что ее каждый день избивали. В итоге она сломалась. В день обслуживала до десяти клиентов.

Правда, вскоре сутенеры узнали, что ей еще не исполнилось восемнадцати, и, видимо, побоялись удерживать несовершеннолетнюю. Отправили домой, припугнув: “Скажешь кому-нибудь – не жить твоему ребенку”. И держали в поле зрения. Через год стали звонить и снова приглашать на работу. И однажды просто выкрали на улице, силой затащив в машину.

Остальные девушки, ничего не подозревая, добровольно ехали с Жанель, обещавшей им высокооплачиваемую работу и кров.

Двух из них Жанель нашла в шымкентских саунах, куда частенько заглядывала “по работе”. Александра работала банщицей, Кымбат – администратором. К слову, у девушек похожие истории: обе были замужем и разведены. А Кымбат, явившуюся на порог родного дома с ребенком на руках после развода, родные не приняли:

– В семье я была восьмым ребенком, возможности учиться не было, поэтому, окончив семь классов, я пошла работать. Муж меня избивал. Но когда я с ним развелась, родные осудили меня, и я уехала на заработки в Шымкент.

“Добрая” Жанель, узнав истории девушек, предложила им работу в Астане: Саше – работником сауны, а Кымбат – поваром.

По аналогичной схеме в эту компанию попали 30-летняя Нургуль и 20-летняя Руфина из Узбекистана. Разведенная Нургуль приехала в Шымкент на заработки, оставив на родине на попечении матери пятилетнего сына. А Руфина ушла из дома, едва ей исполнилось восемнадцать: ее мать умерла, и девушка оказалась чужой в своем доме.

Неладное девушки заподозрили, когда у них забрали документы и поместили в съемную квартиру. Сбежать было невозможно: квартиры с зарешеченными окнами, связи с внешним миром никакой.

Будни рабства

Рассказывая о днях заточения, девушки не могли сдержать слез. Сколько мужчин приходилось обслуживать за сутки, они и не помнят:

– На каждую приходилось человек пятнадцать, не меньше. Иногда заявлялись компании, и приходилось обслуживать по кругу. Было уже не до счета.

За малейшую провинность хозяева жестоко избивали девушек. Провинность, как правило,  это недовольные клиенты и нежелание работать. На телах девчонок до сих пор – незажившие рубцы и ссадины.

– Но самым чудовищным было то, что они заставляли четверых из нас избивать пятую, – говорит Александра.

После “воспитательных процедур” девчонок поили водкой. Поили регулярно и стабильно перед приходом клиентов. Еда была крайне скудной – лапша быстрого приготовления, чай и хлеб. Улицу видели лишь  из окна балкона.

Жестокое обращение было преднамеренным: жертв держали в постоянном страхе. И постоянно угрожали убить их детей.

– Когда человек две недели находится под прессингом, развивается стадия жертвы, – говорит психолог частного фонда “Қорғау-Астана” Айгерим БАЙЗРАХМАНОВА. –

Он не может побороть страх и бессилие и слушает того, кто отдает приказы. В данном случае – сутенера.

Их всякий раз убеждали: все попытки искать помощи у сотрудников правоохранительных органов обречены на провал.

– Жанель говорила, что у нее все под контролем, что все полицейские в Астане куплены, – рассказывает Римма. – Что никто не будет наказан, даже если нас убьют.

На побег девушки решились после очередного массового избиения.

Днем, связав веревку из простыней, пленницы спустились с пятого этажа. Последняя, Нургуль, сорвалась с окна пятого этажа. Чудом выжила, несколько дней провела в реанимации. Сегодня ее состояние врачи оценивают как стабильное.

Кто может стать жертвой?

Бизнес интимных услуг в Астане налажен, дело поставлено на поток. География поставок живого товара в столицу охватывает преимущественно южные регионы республики, Карагандинскую область, а также Узбекистан и Киргизию.

Организованы целые банды, где каждый выполняет свою роль. Вербовщики “живого товара” ездят в глухие провинции в поисках молоденьких девочек, заманчиво предлагая работу няни, повара, официанта, банщицы. Выбирают, как правило, неустроенных, без образования, из неблагополучных семей или сирот, искать которых никто не будет. Но не всегда.

– Тревожит тот факт, что проституция в Астане стремительно молодеет и жертвами все чаще становятся девушки, ранее не занимавшиеся проституцией, – говорит директор кризисного центра временного проживания и реабилитации жертв торговли людьми Анна РЫЛЬ.

Так, Марина, остановив в столице такси, и не подозревала, что отправляется прямиком в сексуальное рабство. Галантный молодой человек, предложивший Альбине “продолжить романтичное знакомство”, был одним из банды сводников. Другая девушка, 20-летняя студентка из Караганды, ранее не жившая половой жизнью, была продана как “элитный товар”. Вырвалась она из притона чудом. А астанинку Айжан обманом передала сутенерам подруга – потому что обязана была выполнить “заказ”.

– Проституция стала налаженной бизнес-схемой, как сетевой маркетинг, – продолжает Анна Рыль. – Ты втянула одну и, чтобы тебя не убили, должна втянуть вторую, третью. С этого получаешь проценты – и втягиваешь новеньких.

Прибыльный бизнес

– За последние годы в стране замечен рост и выявляемость преступлений, связанных с торговлей людьми и принудительной сексуальной эксплуатацией, – говорит начальник отдела по противодействию торговли людьми УБОП ККП МВД РК Нариман КУЛЬДИКОВ. – Если в прошлом году было возбуждено 267 уголовных дел, то за шесть месяцев этого года уже 209.

За торговлю несовершеннолетними в 2012 году возбуждено 2 уголовных дела, с начала этого года уже 15. 13 несовершеннолетних вовлечены в занятие проституцией в прошлом году, за минувшее полугодие – 12 человек. Рост налицо.

А вот с наказанием за подобные преступления – не все так гладко. Сутенеры редко получают длительные сроки. Часто вообще отделываются штрафами. И вновь начинают свой мерзкий бизнес.

Как начать новую жизнь?

Вырваться из плена удается не всем. “Живой товар” продают, перепродают, обменивают, сдают в аренду. Чтобы слушались – спаивают. Или подсаживают на наркотики.

Страшно представить, что будет с жертвой, когда “срок ее годности” уже истек. Чем старше проститутка – тем ниже цена ее жизни. Спившуюся и надломленную, ее либо выбрасывают на улицу, либо избавляются тихо и без свидетелей.

Ждать помощи жертвам неоткуда. Клиенты (мужчинами назвать их язык не поворачивается), как правило, видят, что “обслуживает” их избитая и подневольная девушка. Но предпочитают молчать, потому что не хотят иметь проблем. Хотя фактически они являются соучастниками преступления!

– Если вовремя не оказана психологическая и медицинская помощь, то жертва может покончить жизнь самоубийством или попросту спиться, – считает психолог Айгерим Байзрахманова. – Возвращение к нормальной жизни у некоторых занимает годы.

И все же шансы начать новую жизнь у этих девочек есть. По рассказам сотрудников, за пятилетнюю историю кризисного центра были случаи, когда девушки возвращались к нормальной жизни, получали образование, устраивались на нормальную работу, выходили замуж. Но какой ценой им это давалось!

И сколько тех, кто так и не смог забыть кошмар “коммерческого секса”?

P.S. Комментариев в управлении по борьбе с организованной преступностью ДВД города Астаны в интересах следствия нам пока давать не стали. Сутенеры еще гуляют на свободе. А девушки боятся возвращаться домой…

Астана

Имена девушек изменены в интересах следствия

Загрузка...