Опубликовано: 2529

Неразгаданные тайны Туркестана

Неразгаданные тайны Туркестана

Мавзолей Ходжи Ахмеда оставил нам множество тайн и загадок, разгадать которые не под силу даже с помощью современной науки.

Главный расцвет и слава Туркестана неразрывно связаны с именем Ходжи Ахмеда.

Ходжа Ахмед, родившийся в Испенджабе (нынешний Сайрам) и получивший образование в Бухаре, пришел в город Ясы (в то время являвшийся северной окраиной исламского мира) с миссионерскими целями. Он имел духовное звание “иришада” – “объясняющий пути к познанию истины”. Свои знания и веру он стремился донести до каждого жителя региона.

Его миссионерский путь был нелегким. С одной стороны, послушать его проповеди приезжали люди с самых далеких кочевий и отгонов. С другой стороны, было время, когда жители Ясы практически изгнали Ходжу Ахмеда из своего города – причем за те же проповеди.

Однако, несмотря на трудности, Ходжа Ахмед настойчиво и вдохновенно продолжал свою миссию в регионе, и в конце концов те же горожане Ясы посчитали для себя за честь его возвращение в город. Здесь он основал свою школу суфизма – орден Ясавийя-тарика.

В возрасте пророка – в 63 года – Ходжа Ахмед добровольно заточил себя в подземную келью. Возле нее поселились многочисленные ученики и приверженцы Ясави. После смерти Ходжа Ахмед был с почестями похоронен в возведенном для него небольшом мавзолее. И это место сразу же стало объектом паломничества.

В тюркском мире Ходжа Ахмед стал главным распространителем ислама.

И благодаря ему город Ясы – Туркестан – стал духовным центром всех тюрков.

Но Ахмед Ясави был не только религиозным деятелем. Не меньшей популярностью и почетом пользовалось его философское, поэтическое творчество. Его стихи, диваны, рисаля безграмотные кочевники заучивали наизусть и передавали из поколения в поколение. А его философское наследие считается жемчужиной человеческой мысли, до сих пор не утратившей своей актуальности.

После того как Ясы – Туркестан – завоевал Тимур, имя Ходжи Ахмеда сделалось практически символом государственной политики Тимура во всем регионе. Учения Ахмеда Ясави (его диваны “Хикмет”) на фоне религиозных доктрин выдвигали еще и такие постулаты, как всеобщее единение, сплоченность вкупе с наилучшими индивидуальными качествами человека. Здесь, по сути, были оговорены все условия для духовного развития как отдельного человека, так и всего общества, своего рода стратегия и тактика внутренней политики.

Философия Ахмеда Ясави как нельзя лучше импонировала взглядам самого Тимура, который, завоевав огнем и мечом огромное царство, стремился наладить в нем мир и благоденствие для всех народов.

Неудивительно, что Тимур приказал построить на месте упокоения Ходжи Ахмеда великий мавзолей (ханаку).

Кирпичи для мавзолея изготавливались в соседнем городе Сауран. По преданию, от Саурана до Туркестана были расставлены цепочкой тысячи работников, которые из рук в руки передавали кирпичи к месту строительства.

О загадках мавзолея

Как и всякое великое творение, мавзолей Ходжи Ахмеда имеет свои секреты и загадки, которые до сих пор вызывают споры и дискуссии среди ученых. В свое время видный советский востоковед и археолог Максим МАССОН отметил несколько архитектурных и культовых тайн мавзолея Ходжи Ахмеда. Считался странным и необъяснимым тот факт, что мавзолей, культовое и знаковое сооружение исламской культуры, вовсе не ориентирован на Мекку. Центральный вход и фасад здания направлены на северо-запад. Хотя по канонам ислама культовое сооружение обычно ориентируют строго на Мекку (для Туркестана Мекка расположена в юго-западном направлении).

Первым эту особенность мавзолея отметил еще в 1929 году уже упоминавшийся выше крупнейший историк-востоковед М. Массон: “… тем более странно, что при его (мавзолея) постройке не было даже попыток правильной ориентировки на Мекку. Ось ниши кублы, устроенной в боковой южной стене, имеет около 30 градусов отклонения от этого направления…”.

Во времена Тимура, когда строился мавзолей, еще не было атласов и подробных карт с географическими координатами. Но уже тогда в любой точке Азии (во всяком случае в Средней Азии) древние зодчие и архитекторы могли прекрасно сориентировать любое строящееся здание с конкретной привязкой к любому из отдаленных географических объектов (например, Мекка).

По мнению самого Массона, такое допущение было сделано сознательно, потому что изначально мавзолею не отводилась роль мечети.

Между тем сейчас уже абсолютно точно установлено, что культовые исламские строения вовсе не обязательно должны быть направлены в сторону Мекки. Для этого достаточно, чтобы внутри здания на Мекку была ориентирована специальная стена для моления. А в мавзолее Ходжи Ахмеда Ясави она-то как раз выдержана строго в направлении Мекки.

Главная тайна и боль мавзолея

Еще одна, неразгаданная до сих пор загадка мавзолея Ясави – отсутствие у него основательного фундамента.

Роль фундамента выполняли многослойные глиняные заливы толщиной до полутора метров, которые, к сожалению, являлись весьма условной опорой и совершенно не обеспечивали гидроизоляцию стен.

Тот же Массон отмечает: "...в то время как бутовые кладки на других известных памятниках эпохи Тимура, сложенные из крупных камней на растворе извести и золы, поражают своей излишней прочностью, то под здание мавзолея Ходжи Ахмеда, как установлено исследованием, не было подведено солидного фундамента. На глубину 25–30 см проложено несколько рядов небрежной кирпичной кладки, а вырытые под минаретами и порталом котлованы набиты пересыпанной с землей крупной галькой…".

По поводу глинобитного фундамента мавзолея между учеными также разгорелись жестокие споры.

Одни считают, что глинобитной основы было вполне достаточно. Известно, что при начале строительства сюда были согнаны тысячи быков, которых водили кругами несколько дней. Таким образом, это стадо своеобразным катком-прессом буквально утоптало будущую платформу под мавзолей.

Других ученых такое объяснение не устраивает. Они говорят, что Тимур, как архитектор и градостроитель, был известен своей основательностью. Он лично проектировал мавзолей Ахмеда Ясави, отводил ему роль своеобразного духовного форпоста на севере своей державы и возводить вековой храм на условном фундаменте вряд ли бы стал. Остается предположить, что как ни сурова и бдительна была дисциплина и порядок в государстве Великого хромого, но и здесь в строительстве по “госзаказу” “подрядные фирмы” успешно практиковали недоделки и халтуру. Все-таки строительство в Туркестане проводилось под руководством администраторов и назначенцев, а сам “генеральный заказчик” находился вдали – в своих столицах – Самарканде и Бухаре.

Конечно, такое объяснение также вызывает множество споров. Но факт остается фактом: глинобитный фундамент остается главной тайной и проблемой мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави.

Потомков в расчет не приняли!

Именно проблемы с фундаментом уже в конце XIX века поставили под угрозу само существование мавзолея Ясави. Разновеликие объемы памятника создали неравномерные перегрузки на отдельных участках, и все здание покрылось трещинами, расколовшими его на отдельные блоки. Глинобитный фундамент не смог обеспечить хорошей гидроизоляции от грунтовых вод, стены “потекли”, во многих местах осыпалась облицовка. Потребовались серьезные восстановительные работы, которые велись не один год. В начале 2000-х годов под древние стены был закачан новый, бетонный фундамент.

Тем не менее сторонники глинобитного фундамента – и тоже довольно аргументированно – продолжают отстаивать преимущества глины как надежного строительного материала в данном регионе.

Проблемы мавзолея возникли вовсе не от недостатков глиняного фундамента, – утверждают они. В середине XX века в регионе начало активно развиваться сельское хозяйство с масштабной мелиорацией. В результате принципиально изменилась вся карта грунтовых вод в регионе – он стал более насыщен водой.

Конечно, древние строители не могли предполагать столь активной деятельности потомков.

Защитим Азрет-Султан от… современников?

В свое время великий Тимур издал специальную грамоту – вакуф, где четко определил территорию, отведенную под весь мемориальный комплекс Азрет-Султан, с перечислением родников, арыков, садов и приусадебных участков. По повелению могучего правителя эта земля навеки отходила в ведение и на нужды мавзолея. Подробно были расписаны и мероприятия, которые полагалось регулярно проводить в мавзолее, а также расходы, с ними связанные. Так, “каждую неделю по понедельникам и пятницам в здании ханаки следовало готовить благотворительный обед “Халимаба”, на который отводилось “по два с половиной битмана пшеницы и два битмана мяса”. Ежегодно должно было расходоваться примерно до ста битманов пшеницы для приготовления лепешек, предназначенных для немощных и бедных людей.

Заметим, что именно для приготовления обеда “Халимаба” в мавзолее в центральной зале был установлен знаменитый казан, вмещающий до двух тонн воды. Казан был изготовлен в рост среднего человека, чтобы края казана находились на уровне рта. Это означало, что каждый пришедший мог откушать от общего блюда. Именно в честь казана получила название и центральная зала мавзолея – казанлык.

При садах мавзолея указом Тимура полагалось иметь двух садовников, “познания которых в деле садоводства должны быть совершенны”.

Также основательно были расписаны духовные, административные и иные должности смотрителей и работников мавзолея.

Отметим: территориальные пределы исторического заповедного комплекса Азрет-Султан, определенные еще Тимуром, никогда и никем не оспаривались. И только уже в наше время в Туркестане появились влиятельные и богатые горожане, которые при попустительстве, а то и содействии местных чиновников смогли отхватить себе под частные дома приличные земельные участки в исторической зоне. Прокуратуре г.Туркестана пришлось устраивать настоящую борьбу с местной элитой, чтобы обеспечить сохранность государственной собственности и национального достояния.

Cколько лет городу?

Сведения по поводу древнего Туркестана в современной исторической литературе достаточно противоречивы. Так, в официальных справочниках утверждается, что до XII–XIII веков Туркестан (в то время он назывался Ясы) вполне успешно конкурировал с другим городом-государством Туркестанского региона – Шавкаром. Однако в тех же источниках сообщается, что до XII века на территории современного Туркестанского региона господствовал только город-государство Шавкар, и периодически он переходил в подчинение то арабам, то различным кочевым племенам.

Город же Ясы впервые упомянут в древних рукописях в XIII веке, в хронологиях армянского царя Гетума. Царь Гетум в то время совершал визит в ставку монгольского хана Батыя, и его писцы отметили город Ясы как сравнительно небольшой населенный пункт. Стоит сказать, что к тому времени некогда могучий Шавкар пришел в совершенный упадок. Если до XII века Шавкар постоянно упоминался весьма многочисленными среднеазиатскими летописцами, то после XII века любые упоминания о нем вовсе исчезли.

Примечательно также, что летописцы Чингисхана, прошедшего с походом по Сырдарьинскому региону, достаточно подробно описывали все подчиненные великим ханом города. Однако об Ясы они также не упоминают.

Тем не менее Ясы в то время уже существовал. Это абсолютно точно доказали археологические раскопки, проведенные рядом экспедиций. Наиболее ранние из обнаруженных археологических строений древнего городища датированы IV–V веками нашей эры!

Эти раскопки вызвали незатихающие споры между историками-архивистами и историками-археологами – каков же возраст древнего города? Архивисты отсчитывают возраст города с того момента, как он впервые упоминается в каких-либо письменных исторических источниках. Археологи же основываются на материалах и артефактах, полученных в результате раскопок.

Как бы то ни было официально считается, что Туркестану – 1500 лет.

Реконструкция – “за” и “против”

Уже с середины прошлого века в мавзолее начались основательные реставрационные и укрепительные работы. В середине 1990-х годов правительство Турции выделило огромные средства на комплексную реставрацию древнего памятника. Деньги были очень значительны, но вот о качестве проведенной реставрации между специалистами до сих пор ведутся не менее горячие споры.

Вся проблема опять-таки в том, что современные специалисты со всеми своими новейшими технологиями так и не смогли разгадать секреты производства древней глазури, красок, майоликовой облицовочной плитки.

Только один пример. Во время реставрации была обновлена облицовка купола, его выложили довольно качественной по современным понятиям турецкой плиткой. И уже через год это покрытие пришлось в экстренном порядке снимать – под сводами здания начался обильный эффект конденсации, купол стал набухать водой. Но древние строители наверняка знали об этом нюансе, и их облицовочная плитка каким-то образом могла обеспечить не только водонепроницаемость, но и естественную вентиляцию купола!

Также практически полностью были отреставрированы и внешняя, и внутренняя отделка и облицовка мавзолея. И здесь, по мнению многих экспертов, реставрационные работы, увы, далеко не всегда заслуживают похвалы. Так, внутренние своды и стены комплекса были изначально украшены орнаментальными надписями. Со временем эти надписи потускнели и даже стерлись. Во время реставрации значительное количество изречений было просто забелено, они исчезли для нас уже навсегда.

В этой связи остается только лишь поблагодарить древних строителей даже за то, что они в свое время так и не завершили отделку мавзолея. Внешний фасад, как известно, остался незавершенным – кирпичная кладка не оштукатурена и не облицована. Это уж во всяком случае дает нам сейчас возможность лицезреть истинный замысел древних архитекторов без вмешательства реставрации в манере “новодела-евростиля”.

Шымкент – Туркестан – Шымкент

Данил ШЕМРАТОВ

Загрузка...