Опубликовано: 1162

Неравная борьба с палочкой Коха

Неравная борьба с палочкой Коха

При росте заболеваемости туберкулезом в стране недостает специализированных больниц. А сегодня, 1 августа, еще одним фтизиатрическим отделением в стране стало меньше – в Акколе Акмолинской области. Его закрыли навсегда.

Тубдиспансер в Акколе, в лесной зоне, закрыли, а больных переводят в Степногорск. Признаться, такое известие изумило – ведь фтизиатры страны настаивают на открытии новых лечебниц, санаториев, профилакториев. А тут – очередная “оптимизация”!

Еще больше насторожил тот факт, что об этом ничего неизвестно в Минздраве, во всяком случае, тем специалистам­“лечпрофам”, к которым мы обращались за комментарием. Зная, что в сфере здравоохранения любую информацию хранят как военную тайну, решили разобраться на месте.

Реанимировать не удастся

Отделение фтизиатрии райбольницы являло собой печальное зрелище.

Всюду печать запустения и разрухи. Непонятно, как в таких условиях здесь вообще лечили и лечились?

На минимальной площади находятся больные с разными формами заболевания – “БК+” (выделяющие палочку) и “БК–”. Под постоянной угрозой заражения в таких условиях находятся не только пациенты, но и медперсонал. Неработающая канализация, едва живое отопление и привозная вода еще более усугубляют положение. Нет здесь ни дезинфекционной камеры, ни полагающихся лабораторий.

Коллектив отделения, рай­ и облздравотделы, как выяснилось, давно и настойчиво писали письма во все инстанции, просили если не строительства нового диспансера, то хотя бы реконструкции старого. И только недавно решение, причем радикальное, было принято – закрыть больницу навсегда. Слишком неутешительный “диагноз” был поставлен маленькому неприспособленному зданию: никакая “реанимация” в виде ремонта не спасет.

Ради чего эвакуировались?

Есть еще одно очень интересное обстоятельство во всей этой истории: в Акколе, в сосновом бору, прежде был целый “тубгородок” из нескольких отдельных корпусов, в том числе и детский. А десять лет назад вдруг поступило распоряжение срочно перебираться в брошенное в те годы здание детского сада в черте города.

– Переезжали спешно, буквально за сутки. Будто эвакуировались! – вспоминает одна из сотрудниц отделения. – Причем, похоже, что и письменного приказа на этот счет не было. Во всяком случае, пробовали найти документы, но их в архиве не оказалось. Тогда же нас включили в структуру райбольницы, и мы стали ее отделением.

Причины той, первой “оптимизации” называют разные. Первая версия такая: в то время с финансами плохо было, все сворачивали. Вторая: в сосновом бору “большие люди” затеяли строительство, и туберкулезные больные под боком там никому не были нужны. Впечатляют и коттеджи, больше похожие на небольшие замки, раскинувшиеся сегодня в живописном месте, где прежде располагался тубгородок.

Сегодня та “оптимизация” еще раз откликнулась горьким эхом. Более или менее благополучных больных выписывают, остальных (их осталось 28) будут перевозить в Степногорск и Кокшетау. Судьба коллектива неясна. А главное, никто не знает, построят ли еще когда­нибудь в Акколе, где сама природа располагает к быстрому выздоровлению, противотуберкулезный диспансер?

Бюджет не тянет?

Специалисты­фтизиатры уже давно бьют тревогу: в Акмолинской области сложилась очень неблагоприятная эпидемиологическая ситуация по туберкулезу.

В области (не считая Астаны) ежегодно заболевает около полутора тысяч человек. Свыше 30 процентов из них – бацилловыделители. Более 12 тысяч детей состоят на учете у фтизиатров, половина из них – школьники. Если в 2007 году заболеваемость среди детей была на уровне 24,6 на 100 тысяч населения, то в прошлом – уже 36,5.

Общий же уровень заболеваемости в области – 99,9 человека на 100 тысяч населения. Это больше, чем в Алматинской – 74,4. Но меньше, чем в Атырауской – 186,3. При этом стоит учитывать, что реальность гораздо серьезнее, ведь многие и не подозревают, что больны.

Меж тем все противотуберкулезные учреждения переполнены, койко­мест хронически не хватает. Потому “развести потоки” больных с разными формами заболевания – а это необходимое условие для лечения – не всегда удается даже внутри диспансера.

“Развод по­аккольски” еще более усугубляет ситуацию. И в Степногорске, и в Кокшетау сейчас голову ломают: куда укладывать, как размещать нежданных пациентов.

– Вообще­то в плане стояло строительство противотуберкулезной больницы в регионе, – говорит и.о. начальника департамента здравоохранения Акмолинской области Баян Искакова. – Да, говорят, местный бюджет не тянет.

Пока лишь ходят письма и инвестпредложения по инстанциям разных уровней, вплоть до правительства. Причем речь идет не только о строительстве и реконструкции стационаров, области необходимы и санатории, которых тоже нет.

Зато есть приказ Минздрава от 23.04.07 “О совершенствовании мероприятий по борьбе с туберкулезом в Республике Казахстан”. В нем сказано, что лечение должно проходить непременно в два этапа. Первый – в условиях стационара. Второй – в условиях санатория, в поддерживающей фазе. Иначе туберкулез переходит в хроническую форму, растет риск инвалидизации и смертности. Что, собственно, и происходит: 84,5 процента хронических больных, а это более 20 процентов от состоящих на учете погибают в неравной борьбе с туберкулезом. И помочь им никто не может.

Или не хочет?

Наталия Буравцева, фото Андрея Терехова, Астана

Загрузка...