Опубликовано: 1389

Непорочное зачатие

Непорочное зачатие

Все идет к тому, что детей скоро будут не находить в капусте, а… покупать в специальных банках. Вот только одна проблема – вкладчиков в этих банках пока немного. В стране серьезный дефицит доноров спермы и яйцеклеток!

Теоретически донором может стать любой здоровый мужчина в возрасте от 18 и до 40 лет. Однако на практике многие из претендентов отсеиваются еще на стадии отбора. А он, поверьте, здесь не проще, чем у космонавтов.

Каждый желающий улучшить демографическую ситуацию в стране за собственный счет сдает “опытный образец”. Если предлагаемый им “продукт”, подкрепленный справками нарколога и психотерапевта, соответствует всем медицинским ГОСТам, его допускают ко второму туру. Потенциальный донор обследуется врачами всех специальностей – от терапевта и венеролога до психиатра. Генетики исследуют его родословную, чтобы не было в роду наследственных заболеваний.

– К сожалению, из 10 человек, которые к нам обращаются, по результатам обследования мы можем оставить лишь одного-двух, – поясняет кандидат медицинских наук, руководитель отдела вспомогательных репродуктивных технологий Национального центра материнства и детства Гульнара УТЕПОВА.

Охота на мужчин

За рубежом рекрутингом потенциальных отцов занимаются целые организации с сотнями волонтеров – дело это считается нужным и благородным.

– У нас с донорами большая проблема. Мы как можем привлекаем их, но… очередей нет, – сетуют врачи.

Добровольцы со стороны приходят редко, чаще всего донорами оказываются те мужчины, которые участвуют в программе ЭКО для собственных жен или приходят на консультацию.

– Если мы выясняем, что у мужчины очень хороший потенциал, то рассказываем ему о донорстве. Потому что, как правило, успешный здоровый человек 30 лет с высшим образованием никогда об этом и не задумается, – говорит Гульнара Тлеулесовна. – И мы объясняем, что своим небольшим вкладом он сможет помочь многим женщинам познать радость материнства и благодаря ему в нашей стране станет больше здоровых, красивых и умных детей, он задумывается. И знаете – соглашается!

Казахстанские форумы пестрят объявлениями “Помогите найти донора!”.

Но как часто на них откликаются? Нам удалось поговорить лишь с одним донором, и то на условиях анонимности:

– Раньше как-то эта информация мимо меня проходила. А недавно встретил соседку. У них с мужем нет возможности завести детей. Жаль, хорошие люди. Хотел было им предложить помочь, но потом подумал, что это нетактично будет. Я крупный – 190 см рост, 115 кг вес. Мне 37 лет. Дети есть. Высшее гуманитарное образование. Дефектов внешности нет. Классический центральноазиатский тюрко-монгольский типаж. Имею свой ДНК-сертификат. Почему бы и нет?

А вот еще одно мнение, высказанное на интернет-форуме: “Зачем мне это? Преследую ли какие-то другие скрытые цели? Нет, мной движет лишь желание помочь женщине, которая мечтает стать матерью, – пишет мужчина, описавший себя весьма привлекательно (симпатичный, 32 года, 184 см рост, без вредных привычек). Денег за это не нужно – на хлеб я себе зарабатываю другими способами. Кто-то нуждается в крови, кто-то в донорской почке, а кому-то смогу помочь и я. Почему бы и нет? Я занимаюсь этим уже три года. Хотел бы я увидеть “своих” детей? Иногда такое желание возникает, но разве что из любопытства, а так чтобы прийти и сказать: “Здравствуй, я твой отец!” – такого нет. У него своя жизнь, надеюсь, любящие папа и мама. Тем более мы с женой сами скоро станем родителями…”.

Непорочное зачатие

Чаще всего помощью доноров пользуются супружеские пары, которые не могут иметь детей из-за так называемого “мужского фактора” – плохая наследственность, перенесенные заболевания и операции, самолечение “неприличных” болячек…

Вторая категория – это одинокие женщины.

– Сегодня многие женщины осознанно не хотят создавать семью, а не потому, что их никто не берет. Это самодостаточные, успешные, материально обеспеченные женщины, у них есть все, кроме ребенка, и они хотят родить для себя, – рассказывает Гульнара Тлеулесовна. – И они выбирают экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) – своего рода непорочное зачатие, беременность без полового контакта.

А вот мнение с интернет-форума: “Мне 36 лет, не замужем, но очень хочу ребенка. Начинаю подумывать об искусственном оплодотворении при помощи донора, потому как почти потеряла надежду встретить своего человека и создать семью. С жильем проблем нет, есть хорошая работа… Но как к этому отнесутся окружающие?”.

Брат ты мне или не брат?

Крайне важный вопрос – а вдруг дети одного мужчины когда-нибудь встретятся и, даже не догадываясь, что они брат и сестра, полюбят друг друга? Подобные мелодрамы в стиле индийского кино вполне возможны в жизни. Чтобы не было кровосмешения, врачи отслеживают количество беременностей от каждого мужчины. Согласно казахстанскому законодательству, рождение 20 детей от одного донора на 800 тысяч населения региона является основанием для аннулирования договора на “поставку материалов”.

Никто из детей, рожденных от донора, никогда не узнает имени своего настоящего отца. По закону, перед тем как отдать свое семя, донор подписывает специальное соглашение, в котором обязуется не разыскивать своих детей и не узнавать координаты женщин, воспользовавшихся его генетическим материалом.

Положить на “депозит”

На Западе подобные банки все чаще используются как “камеры хранения”, куда мужчина сдает свой генетический материал на случай, если с ним что-то случится, прежде чем он оставит на этой земле наследников. Например, так в свое время поступили солдаты американской армии перед отправкой на войну в Персидском заливе. В Израиле посещают такие заведения все молодые люди, которых призывают в армию. Часто так делают те, кому предстоит лучевая или химиотерапия.

– У нас тоже есть несколько клиентов, которые хранят свои клетки. Но казахстанские мужчины пока редко об этом думают, – отмечает Гульнара Утепова. – Они сначала делают карьеру, обеспечивают себя материально, а уже ближе к 40 годам задумываются о потомстве.

Причины, по которым мужчины открывают “вклады” в таком банке, бывают и не совсем обычные.

– В нашей практике был случай, когда к нам обратились родители одного молодого человека, который получил очень тяжелую травму. Их единственный сын был в коме, его жизнь поддерживали лишь аппараты, – вспоминает Гульнара Тлеулесовна. – По их просьбе мы получили и сохранили его клетки. И они будут храниться в нашем банке до тех пор, пока родители не захотят ими воспользоваться. Вероятно, с использованием суррогатной матери.

Стоимость открытия “вклада” в банке, не считая затрат на медицинское обследование, составляет около 50 тысяч тенге. Это цена криоконсервации – то есть замораживания. Ежемесячный платеж за аренду “ячейки” – пять тысяч тенге. За рубежом это стоит значительно дороже: в Израиле – около 100 долларов, в США – 200 долларов.

Кстати

В Казахстане средняя стоимость порции донорского генетического материала – пять тысяч тенге. “Профессиональным” донорам в США платят около 50 долларов (7300 тенге) за одну порцию, в Великобритании – по 15–20 фунтов стерлингов (3400–4500 тенге), в России – около 1000 рублей (5000 тенге). А вот во Франции донорство вообще безвозмездное, в качестве вознаграждения мужчина получает лишь моральное удовлетворение. И гордую уверенность, что он оставил своих потомков. Так же, как и в Финляндии, но там кроме всего прочего мужчина должен еще и иметь здоровое потомство, чего не требуют от казахстанских “отцов”.

Детей находят не в капусте

Не только мужчины могут поделиться частичкой себя ради улучшения демографической ситуации в стране, но и женщины. Правда, здесь есть “но”: ограничение по возрасту в 35 лет и обязательное наличие здорового ребенка.

– У нас есть картотека доноров ооцитов – то есть яйцеклеток, конечно, не такая большая, как бы нам хотелось. Чаще всего донорами становятся близкие люди – например, родные сестры. А так чтобы специально пришла женщина сдать свои клетки – довольно редко. Возможно, еще не готовы к этому по причине нашего менталитета или каких-то психологических барьеров, – высказывает свои предположения доктор. – Но скорее, просто не знают о такой возможности.

То, что в других странах уже стало вполне рядовым явлением, у нас пока только начинает развиваться. Вполне вероятно, словосочетание “банк спермы” сейчас вызывает лишь улыбку, и мы можем неловко шутить над этим. Но проблема бесплодия и бесплодных пар с каждым годом становится серьезнее. И, возможно, уже через пару-тройку поколений детей все реже будут находить в капусте, а станут покупать вот в таких банках…

Загрузка...