Опубликовано: 2661

Неподъемная ноша

Неподъемная ноша

В Шымкенте завершился суд над женщиной, обвиняемой в истязаниях приемной дочери, зараженной ВИЧ-инфекцией. Эта история взбудоражила и разделила на два лагеря весь Шымкент.История про приемную дочку

В начале лета в Шымкенте в областной Центр матери и ребенка была доставлена 8-летняя девочка. Врачи пришли в ужас – на теле ребенка имелись многочисленные ссадины, синяки, пролежни, шрамы. Застарелые и совсем свежие. Тут же выяснилось, что девочка является ВИЧ-позитивной да к тому же еще и удочеренной. К слову, ребенка доставила в медучреждение президент фонда “Защита детей от СПИДа” Жаннета Жазыкбаева. Сама же приемная мама в больнице так и не появилась.

Девочка рассказала, что приемная мама ее бьет, связывает ей руки, заставляет ложиться в ванну с холодной водой с хлоркой. И много еще такого, что и в страшном сне не приснится. Причем такая жизнь у девочки была все три года, что она провела у приемной матери!

Девочку положили в стационар. А Жаннета Жазыкбаева отправилась в РОВД. Подавать заявление на приемную мать.

Учитывая, что история получила большую огласку и резонанс, дело попало на особый контроль в прокуратуре. Расследование продвигалось быстро. К тому же все доказательства были видны на теле ребенка.

Приемная мать, назовем ее Эльмирой, молчать не стала, с готовностью встречалась с журналистами. И рассказывала свою историю.

История про приемную маму

Восемь лет назад Эльмира удочерила первого ребенка. Девочку с диагнозом ВИЧ-позитивная. Ребенок был инфицирован во время массового заражения ВИЧ-инфекцией в медучреждениях ЮКО в 2005–2006 годах. Настоящие родители, узнав о страшном диагнозе малышки, пришли в отчаяние. Тогда Эльмира, приходившаяся им родственницей, решила взять девочку себе. Все согласились. Так малышка обрела искреннюю материнскую заботу со стороны Эльмиры.

В 2010 году женщина решила взять вторую девочку. Принципиально также ВИЧ-инфицированную. Рассчитывала, что сестренкам с одинаковым диагнозом будет гораздо легче и сейчас, и в будущем.

И Эльмира, и ее первая дочка были полны энтузиазма и светлых надежд. Вскоре к ним в дом пришла вторая девочка. Но все пошло совсем не так…

– Она всеми силами стремилась, чтобы все внимание уделялось только ей. И какие способы для этого изобретала! Вплоть до того, что сама себе болячки и раны наносила… И хлорку себе в ванну сыпала… Какала на ковер, по стенкам размазывала… Мою первую дочку терроризировала, доводила ее до слез…

Главное, по мнению Эльмиры, это то, что врачи при удочерении скрыли от нее еще один диагноз второй девочки – психические отклонения. Именно из-за этого она так и не смогла найти общий язык со второй приемной дочерью.

– Я ее связывала только для того, чтобы избавить от привычки онанизмом заниматься, – говорит женщина. – Меня многие обвиняют, будто я удочерила детей из-за денег, которые на ВИЧ-позитивных выплачивают. Но все деньги, которые я на второго ребенка получала, лежат на ее счету. Можете забирать!

По словам Эльмиры, она несколько раз пыталась вернуть ребенка обратно в детский дом или приют. Однако… ей всегда не хватало времени довести документальные оформления до логического завершения!

Усыновляем-удочеряем

По сведениям областного управления образования, в чью компетенцию также входят вопросы опеки и попечительства, в Южно-Казахстанской области в среднем ежегодно происходит до 500 усыновлений-удочерений. Большинство из этих случаев – чисто казахская традиция, когда новорожденных, со всеобщего одобрения и согласия, забирают не отец с матерью, а кто-либо из родственников.

Еще около ста случаев в год приходится на “чистое” усыновление – когда люди берут из детдомов и приютов абсолютно чужого им ребенка.

Процедура усыновления предусматривает массу условий и всегда происходит только по решению суда.

При этом органы попечительства и опеки должны вести контроль за тем, как живется в новой семье приемному ребенку. В случае если ребенок не то что подвергается истязаниям, но даже если он не обеспечен надлежащим уходом и заботой, соответствующие госорганы обязаны без всяких проволочек реагировать. Вплоть до лишения приемных родителей прав на ребенка.

В случае с Эльмирой органы опеки и попечительства Южно-Казахстанской области проявили себя весьма показательно.

История про стрелочников

Сейчас прокуратура ЮКО выясняет, как такое вообще стало возможным, что все это время приемный ребенок подвергался истязаниям, а органы опеки об этом ничего не знали?

Выяснилось, что судебное решение об удочерении Эльмирой второй девочки принималось в Сайрамском районном суде. Соответственно девочка состояла на учете в органах попечительства и опеки Сайрамского районного отдела образования. Однако Эльмира вскоре переехала с дочками в Шымкент. А в городском отделе образования этот факт никак не зарегистрирован.

Можно, конечно, предъявлять претензии к Эльмире, что опять не оформила все бумаги. Но вообще-то это прямая обязанность органов опеки – контролировать, куда деваются дети.

В общем, сейчас органы опеки и попечительства Шымкента и Сайрамского района переводят стрелки друг на друга. Надеемся, прокуратура выяснит этот вопрос.

Заодно хотелось бы, чтобы прокуратура выяснила – а проводят ли вообще контроль южноказахстанские органы опеки за тем, как чувствуют себя дети в приемных семьях?

Судя по официальным данным облУО, фактов отказа от усыновленных детей за два последних года вообще не было. Был только один случай. В одном из районов ЮКО семья отказалась от патронатства – у ребенка выявилась неизлечимая болезнь. Очень хотелось бы верить, что в других семьях с приемными детьми все обстоит благополучно. Однако на примере Эльмиры (три года пыталась отказаться от приемной дочери!) видно, что официальная статистика, как всегда, может оказаться очень далекой от жизни.

Приговор

Из сообщения Южно-Казахстанского областного суда: “52-летняя жительница Шымкента признана виновной в регулярных истязаниях своей приемной 8-летней дочери. Приговором специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних она приговорена к лишению свободы сроком на 4 года с отбыванием в колонии общего режима.

На процессе подсудимая отрицала свою вину, однако суд счел доводы следствия достаточными для того, чтобы вынести обвинительный приговор.

Процесс проходил в закрытом режиме”.

Приговоренная, до того находившаяся под подпиской о невыезде, была взята под стражу прямо в зале суда.

Обе приемные девочки отправлены обратно в детский дом. Одна из них очень рада этому обстоятельству. А другая, похоже, очень несчастна.

Приговор еще не вступил в законную силу, и подсудимая намерена обжаловать его во всех инстанциях.

Шымкент

Загрузка...