Опубликовано: 3812

Не в деньгах счастье. Истории о тех, кто управлял нашими кошельками

Не в деньгах счастье. Истории о тех, кто управлял нашими кошельками

39-летний Данияр АКИШЕВ сменил на посту главы Нацбанка 46-летнего Кайрата КЕЛИМБЕТОВА. Некоторые источники утверждают, что Данияр Талгатович мог возглавить главный банк республики еще летом 2007 года, когда был зампредом правления. Может, и врут. Но это повод вспомнить тех семерых, кто рулил главным финансовым органом государства все годы независимости, кто и чем отметился. А также и ту обстановку, которая диктовала главным банкирам

страны принятие знаковых решений.

Первый: от помощника чабана до председателя Нацбанка

В январе 1992-го, сразу после развала СССР, банк возглавил экономист и финансист Галым БАЙНАЗАРОВ, начинавший трудовую биографию (если верить “Википедии”) помощником чабана. “Помощнику” сильно свезло: получив высшее образование, он отметился в различных финансовых институтах республики. В январе 1992-го, став председателем НБ, принял самое активное участие в процессе введения национальной валюты. Именно его подпись стоит на тех уже полузабытых банкнотах. Времена были дикие: Россия ввела свой рубль, цены в Казахстане взлетели в десятки раз, люди получали зарплату чужими “деревянными” авоськами и сумками, а тогдашний премьер-министр Сергей Терещенко с азартом наращивал суверенные долги, позволяя кому ни попадя занимать под госгарантии сколько угодно и у кого угодно.

Если кто забыл: бочка нефти (баррель) металась тогда в цене между 15–20 долларами. А инфляция скакала взбесившимся кроликом – чуть ли не по 10 процентов в день. Именно при Галыме Байназаровиче тенге по отношению к доллару выглядел солидно и весомо: “зеленый” можно было купить всего за 4,7 тенге. Правда, через месяц – уже за 44–46. Еще через месяц г-н Байназаров покинул свой пост. А через год и г-н Терещенко.

Второй: от технолога литейного цеха до зампремьера и…

В декабре 1993-го Нацбанк возглавил экс-металлург и экс-вице-премьер Даулет СЕМБАЕВ. При нем тенге вел себя прилично (61–67 тенге за “американца”). Правда, и цена на нефть – основной экспортный продукт – особо не буянила. Росла себе по чуть-чуть, внушая оптимизм. Одно мешало Даулету Хамитовичу: частные банки начали плодиться, как котики (к 1995 году их народилось почти полторы сотни, лишних надо было топить). Да и с пенсионной системой надо было что-то делать: не в СССР уже, чай, живем. Даешь чилийскую формулу!

Первую проблему успешно решили тогдашний премьер и будущий оппозиционер Акежан Кажегельдин и соавтор пенсионной реформы Григорий Марченко (о нем чуть позже), которые решительной метлой начали зачищать территорию от “мусорных” ростовщиков в 1997-м. Вторую расширил, углубил и реализовал в 1998-м уже сам Григорий Александрович.

Третий: от младшего научного сотрудника до…

В январе 1996-го НБ возглавил экономист-кибернетик Ораз Жандосов. Не самые лучшие времена: безработица выросла в разы, доходы сограждан падали такими же темпами, нефть почти достигла дна – чуть более 12 баксов. Тенге добрался до отметки 75 за “зеленого”. Не позавидуешь Оразу Алиевичу – с ума сойти! Не сошел. После увольнения в феврале 1998-го успел потрудиться первым заместителем премьер-министра, министром финансов, президентом ОАО KEGOC, председателем АРЕМа, соучредителем оппозиционной партии “Демократический выбор Казахстана”, сопредседателем демократической партии “Ак жол”, помощником Президента страны. В итоге, рассорившись с властью, возглавил собственный центр экономического анализа “Ракурс”. В роли главного банкира страны запомнился тем, что не очень любил общаться с журналистами. Но и с новым премьером-нефтяником Нурланом Балгимбаевым, который нашего брата не жаловал пресс-конференциями, тоже трудно было найти общий язык. Зато нашел с инфляцией: при нем она как-то притихла. Да и банки второго уровня смирились с участью котят…

Четвертый: от преподавателя, аспиранта и вице‑министра экономики до…

В феврале 1998-го в Нацбанк возглавил советник премьера финансист-экономист Кадыржан ДАМИТОВ. Экономическая ситуация – еще хуже, чем при Жандосове. Нефть – “десятка” за бочку, весной 1999-го тенге похудел по отношению к доллару с 84 до 135–137. Это назвали “свободным колебанием курса”. Цель “свободного плавания”, если верить официальным СМИ, – “увеличение объемов экспорта и повышение его конкурентоспособности”.

Не в курсе, какие отношения сложились у Кадыржана Кабдошевича с Нурланом Утебовичем, но с приходом в октябре 1999-го на пост премьера дипломата Касым-Жомарта Токаева г-ну Дамитову пришлось покинуть свой пост. В плюс ему можно зачесть завершение реформации банковской системы страны. Хотя, положа руку на кошелек, это отчасти заслуга и его предшественников.

Пятый: прирожденный хирург…

А также оратор и девальватор Григорий МАРЧЕНКО сформулировал диагноз профессионально точно: “Резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита”. Это относится и к пенсионной реформе, и к унижению тенге. В том мрачном октябре 1999-го Григорий Александрович живо пояснил (а Касым-Жомарт Кемелевич подтвердил), что пора затягивать пояса. А кто не успеет, тот – лох. Потому что диверсификация экономики пока не началась, но деньги на это вот-вот где-то найдут. Поэтому надо потерпеть. Я был на его пресс-конференциях. Уходил без оптимизма в голове. Г-н Марченко резал правду-матку по живому и без наркоза, чем снискал славу “антинародного героя”. А кому тогда было легко? Премьеру Токаеву?

Токаев покинул пост в 2002‑м, так и не поняв: бороться ему или сотрудничать с новой оппозицией в лице “младотюрков” – из вчера еще близкого круга? У экс-градоначальника и “продукта Президента” Имангали Тасмагамбетова, сменившего на посту премьера-дипломата, на эти мелочи времени не было: у него шла война с парламентом по поводу земельных отношений. Победило мнение Имангали Имангалиевича: он просто ушел. А вместо него 13 июня 2003 года премьером пришел Даниал Ахметов, против прихода которого сильно возражал (не знаю, какая кошка между ними раньше пробегала) Григорий Александрович.

Ну и понеслась его карьера по кочкам, хотя и баррель стал расти, и инфляция устаканиваться, и радужные госпрограммы сами собой писаться.

Мне, кажется, повезло. Я тогда работал в пресс-службе премьера и лично видел, как Даниал Кенжетаевич спорил-общался с Григорием Александровичем. Чистые шахматы! Оба желали переиграть друг друга. Чаще всего была ничья. Но иногда фигуры летели с доски осенними листьями: если доллар почти 150, а баррель уже за 40, то почему нельзя реализовать кластерные программы? На что г-н Марченко ответствовал, что кластеры – это миф. Который похоронит под собой миллиарды бюджетных тенге. Ну и заемных долларов заодно.

В итоге в январе 2004-го Марченко вдруг стал заместителем Ахметова, но в апреле сам ушел с этого поста – сначала помощником, потом внештатным советником Президента. А в начале 2005-го даже объявил на себя тендер: кто больше заплатит – к тому и пойду батрачить. Тертого “батрака” приютил у себя Народный банк. На должность члена совета директоров. К тому времени Нацбанком уже вовсю рулил магистр экономики и финансов Анвар САЙДЕНОВ.

Шестой: из спецсотрудников ЕБРР…

Повезло Анвару Галимуллаевичу: “зеленый” потихоньку худеет (опять 135 и даже ниже). Нефть нагло растет (уже 60–70 и больше за баррель). Народ начинает очухиваться от кризиса. Стройкомпании – наглеть в ценах, чиновники – сносить жилье ради госнужд, банки разбрасывали кредиты налево-направо и кому попало. Натуральный угар НЭПа 20-х годов прошлого века! Похоже, председатель НБ это почувствовал, не премьер. В январе 2007 года свой пост покинул Ахметов. А в начале марта, когда все уже поздно было менять, – и Сайденов. Тогда уже не звоночки звенели – все аналитики мира неистово в рельс били: кризис! Скоро грянет кризис!..

И он пришел. Он всегда приходит дважды

В январе 2009 года нынешний дважды премьер Карим Масимов еще не знал, что есть в отечестве человек, который способен дважды войти в одну и ту же реку. Второй приход Григория МАРЧЕНКО на пост председателя Нацбанка опроверг миф военных, что бомба в одну воронку дважды не падает. Еще как попадает! Одна февральская девальвация 2009 года чего стоит – тенге тогда враз похудел на 20 процентов...

Через два года, когда нефть побила рекорд, дотянувшись на торгах до отметки 147,5 доллара за бочку, коллеги из СНГ выдвинули Григория Александровича на пост главы Международного валютного фонда – вместо ушедшего в отставку Доминика Стросс-Кана. Впрочем, у нашего финансового гуру всегда было много предложений. В том числе и из-за рубежа.

А в октябре 2013-го Марченко неожиданно сменил экономист Кайрат КЕЛИМБЕТОВ.

Седьмой: не ждали?..

От почти вечного министра экономиста (а еще он успел поруководить администрацией Президента и фондом “Самрук-Казына”) такого не ждали. Но пришел Кайрат Нематович аккурат к началу кризиса, когда нефть стала резво дешеветь, инфляция – наглеть, а северный сосед уже жил в ожидании санкций: надо что-то делать… Две девальвации тенге (февраль 2014-го и август 2015-го) здорово разозлили сограждан. Меры, конечно, для народа непопулярные. А куда деваться, если не только Россия и Китай – многие страны успели “подлечить” свою экономику за счет девальвации собственных валют. В понедельник, оценивая работу главы Нацбанка, вице-спикер сената Аскар Бейсенбаев сказал: “У каждого периода свои требования. Думаю, Келимбетов со своей задачей справился. Он – профессионал”…

Загрузка...