Опубликовано: 1809

"Не хочется ворошить прошлое"

"Не хочется ворошить прошлое"

В советское время казахстанская школа конькобежного спорта была одной из лучших в “едином и нерушимом”. Те наработки помогли нам оставаться на виду и в первые годы независимости. К примеру, Радик БИКЧЕНТАЕВ был ведущим атлетом Азии на дистанциях 1500 м и 5000 м, становился победителем Азиатских игр. Сегодня он работает государственным тренером по конькобежному спорту.

ЧЕМПИОНАТ КАЗАХСТАНА В… РОССИЙСКОМ ЧЕЛЯБИНСКЕ

– Знаю, что у многих тренер ассоциируется с человеком с секундомером на стадионе, – рассказывает победитель Азиатских игр 1999 года Радик Бикчентаев. – Я же, как государственный тренер, координирую работу наших специалистов на местах, участвую в составлении расписания соревнований, мероприятий по развитию конькобежного спорта в Казахстане.

– Уже несколько лет чемпионаты Казахстана по конькам проводятся в российском Челябинске…

– Сейчас уже частично открыт каток “Медеу” в Алматы. В октябре-декабре 2010 года будет сдан в эксплуатацию крытый каток в Астане... Вкатывание в новый сезон наши конькобежцы, по всей видимости, снова проведут в Европе, а вот чемпионат и Кубок надеемся организовать уже дома. Также на новом катке в Астане планируем провести Кубок Азии.

“Я БЫ НАКРЫЛ “МЕДЕУ” КРЫШЕЙ”

– В море голосов “за” и “против” крытого “Медеу” чью сторону поддерживаете?

– Как человек, болеющий за конькобежный спорт, я бы “Медеу” накрыл крышей. Посмотрите, сейчас все мировые катки крытые. Даже в немецком Инцеле, куда мы в свое время часто ездили на предсезонное вкатывание. Там были аналогичные алматинским условия: горы, снег, воздух, “курортный” каток. Но его сделали крытым, чтобы принимать у себя спортсменов из различных стран. Преимущество же открытого катка – в доступности. На “Медеу” многие приезжают просто покататься на коньках, посмотреть на горы.

– Крытый “Медеу” мог бы принимать международные соревнования…

– Да, ныне крытые катки превосходят открытые по всем параметрам. Раньше на соревнованиях первая пара могла стартовать в хорошую безветренную погоду, а минут через десять начинал валить снег или дуть сильный ветер. Сейчас же соревнования проходят на закрытых катках, все спортсмены – в равных условиях.

– С какими самыми сложными погодными условиями вам приходилось сталкиваться как спортсмену?

– На Азиатских играх в Корее в 1999 году был просто страшный порывистый ветер, который постоянно дул тебе в лицо. Я выиграл тогда дистанцию 5000 м, но бежать было очень, очень тяжело.

“НЕ НУЖНЫ БОЛЬШИЕ СООРУЖЕНИЯ”

– В Темиртау, где вы начинали заниматься коньками, погода тоже не баловала…

– Да, зимы там холодные. Но нас это не останавливало. Мы сами заливали катки, причем вручную, шлангами. Сейчас в регионах, кстати, молодые спортсмены тоже на многое готовы. Но им негде заниматься.

– Как Министерство туризма и спорта решает эту проблему?

– Я уже говорил, что вводятся в строй два катка – в Алматы и в Астане. В остальном надо быть внимательнее местным властям. Строить большие сооружения не нужно. Надо только обратить внимание на местные конькобежные школы, помочь им приобрести заливочную машину-комбайн, залить каток на стадионе. Наш конькобежный спорт питается регионами. Сейчас костяк сборной Казахстана составляют спортсмены из Костаная, Петропавловска…

ТРИ ОЛИМПИАДЫ

– В вашей карьере были сразу три Олимпиады…

– Особенно запомнились отборочные соревнования к моей первой Олимпиаде – в Лиллехаммере 1994 года. Это был чемпионат Казахстана, на котором я выиграл дистанцию 1500 м, стал вторым на 5000 м после Евгения Санарова и был включен в олимпийский состав.

– Как сложились сами Игры-1994?

– Я был еще молодым (21 год. – Прим. авт.), но результат показал очень хороший – 16-е место на 5000 м. Я отобрался на “десятку”, но ее побежал более опытный Санаров.

– К слову, на 10 000 м у вас были не самые лучшие результаты…

– Ну почему же? Мне совсем чуть-чуть не хватило до медали на Азиаде-2003: я занял четвертое место. Хотя “червонец” – не моя дистанция. Там ведь не просто встал и побежал. Надо силы распределить так, чтобы их хватило на последние круги.

ЕМУ ДОВЕРИЛИ ЗНАМЯ

– Имеет значение, с кем бежать в паре?

– Конечно, лучше иметь более сильного соперника.

Пусть он будет на порядок сильнее, ты все равно тянешься за ним. Помню, в Лиллехаммере я бежал 1500 м в паре с будущим олимпийским чемпионом (норвежец Йохан-Олав Косс тогда не только выиграл золотую медаль, но и установил мировой рекорд. – Прим. автора).

– На Олимпиаде в Нагано вы были уже на четыре года старше…

– На тот период пришелся небольшой спад в моей карьере. Тогда наступил переломный момент: в стране было несколько непонятное отношение к спорту, было неясно – стоит дальше заниматься коньками или нет. Не скажу, что Олимпиада стала каким-то проходным соревнованием, но все же... Даже простое попадание на Игры – это уже доказательство того, что ты профессионал. Последней моей Олимпиадой стали Игры в Солт-Лейк-Сити. Там, несмотря на возраст, у меня произошел прорыв. Я и рекорд Казахстана установил, и вообще показал хорошие секунды.

– На той Олимпиаде вы еще были знаменосцем нашей делегации на церемонии открытия Игр-2002…

– Да, это было большой честью для меня. Никаких репетиций, как нести флаг, не было. Мне объявили об этом в Олимпийской деревне незадолго до самой церемонии. Так что я все это время ни о чем не догадывался.

БЕЖАТЬ СТАЛО ЛЕГЧЕ

– На вашу карьеру пришлась революция в конькобежном спорте – появление нового типа коньков, после чего результаты резко пошли вверх. Правда, есть люди, которые считают, что все дело не в новых коньках, а в фармакологии, применяемой в ведущих сборных мира…

– Знаете, я никогда не ставил себе целью узнать, кто выступает честно, а кто пользуется допингом. Но фактом остается то, что результаты действительно выросли. Причем у всех. Даже там, где фармакология не была на таком высоком уровне. А то, что первыми стали бить рекорды немцы с голландцами, так они и раньше всех перешли на новые коньки. В новых коньках в первую очередь изменился характер отталкивания ото льда. Как результат – стало легче бежать.

– Сложно было менять технику?

– Переход был очень смешным. Мы впервые встали на новые коньки на вкатывании перед сезоном в Инцеле. С непривычки теряли равновесие и падали: привыкли ведь к фиксированной пятке. Со стороны выглядело очень забавно, что профессионалы не могли стоять на коньках.

ЖЕНУ НАШЕЛ В… ФУТБОЛЬНОМ КЛУБЕ

– Ваш уход из спорта получился несколько неожиданным. Вы взяли медали на Азиатских играх-2003, а уже следующей зимой завершили карьеру. Настолько велико было недопонимание с тренером сборной?

– Не хотелось бы ворошить прошлое. Может, все это произошло к лучшему. У меня был прогресс в результатах. В 2003 году на Азиатских играх планировали медали у других спортсменов, но я доказал, что еще могу добиваться успеха (серебро Бикчентаева на 5000 м оказалось единственной тогда наградой казахстанских конькобежцев. – Прим. авт.). На тот момент все как-то наслоилось друг на друга: и недопонимание с тренером, и возраст, и финансовая ситуация. Мне пора было уже строить семью, а у меня не было ни квартиры, ни каких-то сбережений. Мне повезло, что адаптация к новой жизни прошла безболезненно. Бывший президент Федерации конькобежного спорта Казахстана Шабанов устроил меня в футбольный клуб “Кайрат” на одну из административных должностей. Так что после коньков я снова оказался в спорте.

– На момент завершения спортивной карьеры вы еще не были женаты?

– Нет. Со своей будущей женой я познакомился в футбольном клубе: она там работала главным бухгалтером. Сейчас у нас трое детей: мальчик и две девочки. Самой младшей – четыре месяца.

СЫН НЕ ХОЧЕТ МЕРЗНУТЬ НА КАТКЕ

– На коньки детей уже поставили?

– Сын больше предпочитает играть в футбол, чем мерзнуть на катке. Девочек поставлю чуть позже, когда в Астане откроют крытый каток.

– Оглядываясь назад, что бы изменили в своей спортивной карьере, появись такая возможность?

– Думаю, что каждый спортсмен мечтает стать чемпионом мира или призером Олимпийских игр. Те результаты, что были у меня в Азии, тоже хорошие достижения. Наверное, менять ничего не стал бы. Просто когда у меня шел спортивный рост, в Казахстане было совсем слабое финансирование, закрывались школы, не было хорошей базы для достижения более высоких результатов.

Сергей РАЙЛЯН, Юрий БЕККЕР (фото)

Загрузка...