Опубликовано: 1610

Не керекуйцы мы!

Не керекуйцы мы!

Наш корреспондент побывал в “колыбели” Павлодара – пригородном селе Коряковка, ставшем основой областного центра. Небольшая деревушка 288 лет назад стала краеугольным камнем Павлодарской области.

В поселке Коряковка, расположенном в 13 километрах от областного центра, сегодня в 52 домах проживают 192 человека. Какая жизнь у сельчан из Кереку? По мнению ряда “знатоков”, именно так Коряковка звучит в вольном переводе на казахский язык. На этом варианте транскрипции настаивают некоторые общественники, ратующие за переименование Павлодара. Нам удалось пообщаться с коряковцами, узнать о непростом быте села и том, что их вотчине... также планируется дать новое имя.

Коряковка – это бренд

Коряковка в настоящее время входит в Зангарский сельский округ. В нем, собственно, два села, включая “столицу” Зангар. Разделяют населенные пункты 12 километров. В начале XVIII века купец Коряков обнаружил соленое озеро и основал здесь промысел – один из центров соледобычи региона. Как говорится на современном языке, соль стала брендом края. Как рассказал мне один из специалистов-соледобытчиков, три века назад родилась примета: “Рассыпал соль, будет ссора”, потому что этот продукт был весьма дорогим.

Деревню назвали Коряковкой, а форпост, образованный на его основе в 1720 году, Коряковским. Через 141 год ему присваивается статус города и название – Павлодар – в честь младшего сына императора Александра II. Кстати, сейчас ведутся споры, какой же год считать датой рождения областного центра – 1720-й или 1861-й?

В 1970-х годах соленое озеро в Коряковке законсервировали. Дело в том, что ранее длительный период не соблюдалась технология добычи, и соль в этом месте стала сродни отраве. Меж тем через четверть века она “поспела”, и теперь ее можно вывозить. Считается, что качество соли такое, что она пригодна для корма скота и в промышленных целях. При этом коряковцы продают ее в Павлодаре пищевым предприятиям. Впрочем, бизнесом это назвать трудно.

"Принимают у нас соль в городе по 3 тенге за килограмм, так что особо не наваришься, – рассказывает один из молодых коряковцев. – Нас родители постоянно ругают: что вы там здоровье себе портите!"

Эксперты отмечают, что по поводу вреда организму сетования стариков справедливы. Наглядный пример – на других соледобычах в Павлодарской области гусеницы тракторов буквально стираются от разъедающего их хлористого натрия, то бишь соли, за год-два работы. Тем не менее на берегу постоянно наблюдаются горки “белой смерти”, собранные старателями для продажи.

“А что еще ребятам делать?! – говорит мне 62-летний житель села Мурат Сулейменов, встреченный у озера. – Вот мне надо выходить на пенсию, отдыхать, а я целый день пасу скот. Три моих сына работают в Павлодаре, три дочери замужем, но все равно детям-то хочется помогать”.

Вот такое житие...

В прошлом году в Коряковке пробурили артезианскую скважину. Живительную влагу обнаружили только в третьей лунке на глубине 52 метра. Интересно, что вода течет круглосуточно, и насос власти пока не ставят. Сельчане не хотят платить за электричество и содержание работника. Еще один “самотек” я заметил у соленого озера. Эта конструкция используется как водопой для скотины. Около скважины уже образовался небольшой водоем из пресной воды.

Другая проблема. До недавнего времени в Коряковке не было земель для выпаса домашних животных. Вернее, они на окраине села имелись, но относились к территории другого села – Красноармейки. Люди пасли там скот, но получается, что не совсем законно. Если же говорить о развитии сельского хозяйства, то земледелия в селе нет. Коряковцы разводят скот и занимаются сенокосом. Аким Зангарского сельского округа Абай Зайкенов не без гордости заявляет, что на одного жителя Зангара и Коряковки приходится по две головы скота: “В конце 1990-х годов на человека и одной головы не было. Самый тяжелый период для экономики округа был с 1996 по 2002 год. Тогда было грустно, а сейчас мы шутим, что за шесть кризисных лет не было ни одной свадьбы во всем округе. Сейчас ежегодно проводится 5–7 тоев”.

В годы лихолетья наблюдался отток сельчан из Зангара, но коряковцы, по словам Абая Зайкенова, почти не разъезжались. На вопрос, почему они в отличие от зангарцев так глубоко “пустили корни”, аким говорит, что это, скорее всего, из-за близости к городу. Им на работу в Павлодар ездить проще и легче там же заниматься продажей домашней продукции.

“Мы пока всеобщий кризис особо не ощущаем, потому что не покупаем молоко, масло, сметану и яйца, – рассказывает Абай Жанабердиевич. – Хлеб в основном домохозяйками печется. Свою продукцию они возят в город каждый день”.

Позитивную картину, представленную акимом, едва не “смазал” вошедший в кабинет житель Коряковки. Он попросил подписать документ о том, что продает корову и бычка. “Зачем сдаешь? Вы давайте не сокращайтесь!” – озабоченно наставляет его Зайкенов. Мужчина отвечает: “Абай-ага, все нормально, у меня еще скот остается. Просто машину купил, семью возить буду теперь на иномарке”.

Куда же без Ахметовых?

Всего лишь 14 детей учатся в четырех кабинетах, в актовом и одновременно спортивном зале одноэтажной школы в Коряковке. Она рассчитана на младшие классы. Кто постарше, ездит в Зангар на специальной развозке. Еще четырнадцать учеников каждый день катаются за 12 километров и обратно. В школе встречаю техничку, которая жалуется, что зимой детям и учителям приходится мерзнуть из-за того, что система отопления устарела. Печка работает на дровах и угле. Еще женщина говорит, что сотрудники устали от постоянно протекающей крыши.

Знаменита Коряковка и своей футбольной командой, представляющей сборную округа. В ее состав включены исключительно братья Нуртазины и лишь один их односельчанин – Ахметов. “Без Ахметовых никуда, – говорят в шутку на селе, – как без Ивановых у русских”. Самому старшему из Нуртазиных – 48 лет, младшему – 40. Двоюродные братья в этом году заняли второе место по району.

Уезжая из Коряковки, я узнаю самое интересное, учитывая определенную шумиху вокруг переименования Павлодара. Оказывается, уже рассматривалась возможность дать селу другое название. Не Кереку, поскольку, напомним, данный перевод неверен как таковой. Но пока во всех документах значится Коряковка, и если ее назвать по-другому, то название “выпадет” из карт и реестров, словно и не было этого исторического села.

Ризабек ИСАБЕКОВ, фото автора, Павлодар

Загрузка...