Опубликовано: 1 1274

Не грузить!

Не грузить!

Известный гитарист, композитор и продюсер Булат СЫЗДЫКОВ может рассуждать о шоу-бизнесе практически как никто в этой стране.

В интервью “Каравану” он рассказывает, почему ему жаль молодых казахстанских артистов.

Булат Сыздыков стоял у истоков создания группы A’STUDIO, долгое время работал в Москве с артистами “первого эшелона”, в конце концов он является основателем феноменального казахстанского проекта “Мюзикола”. При всех его достижениях Булат не похож на типичного персонажа казахстанского шоу-бизнеса. Он не считает зазорным общаться с молодыми музыкантами и советует им шире смотреть на жизнь.

Удивительно, но только недавно Сыздыков выпустил свою первую сольную пластинку “Гитарные истории” и вынашивает планы в дальнейшем осуществлять параллельные с “Мюзиколой” проекты.

Enigma в казахском варианте

– Булат, поздравляю с выходом первого сольного альбома! Как вы пришли к тому, что пора записать его?

– Идея диска у меня в голове была давно. Мой опыт в области шоу-бизнеса подсказал мне, что первая работа не должна грузить слушателя. Все-таки инструментальный альбом – специфичный формат. Нужно дать массовому слушателю возможность понять и воспринять такую музыку. Поэтому на альбоме нет замысловатых аранжировок.

Но мне, как музыканту, было интересно показать возможности своего инструмента. При записи я использовал примерно 12 разных гитар из своей коллекции. То есть альбом может быть интересен и начинающим музыкантам, и тем, кто любит этот инструмент.

– Гитарное звучание всегда было изюминкой “Мюзиколы”. Особенно интересно слушать ваши песни на казахском языке, где удалось скрестить звучание электрогитары и народную манеру. Это сильно отличается от тех музыкальных поделок, которые нам пытаются навязать, называя казахской музыкой…

– К сожалению, людей, понимающих это, меньшинство. Иногда даже становится обидно. Кто-то учится в музыкальной школе, в консерватории и, будучи высокообразованным музыкантом, не может воплотить свои идеи. А кто-то просто заплатил деньги, попал на сцену и вставляет в свои песни псевдоказахские приемы, которые никак не отражают наши корни.

Как раз сейчас у меня в задумках написать музыку, которая выразила бы мою благодарность казахской земле, на которой я родился и получил дорогу в большую жизнь. Долгое время я работал в традициях европейской музыки, а сейчас хочу сделать музыку с использованием нашего казахского лада и каких-то характерных звуков, инструментов. Нельзя сказать, что это будет чисто этника. Скорее, что-то вроде проекта Enigma, только в казахском варианте.

Гитару вырезал из стола

– Вы имеете большой опыт и как исполнитель, и как просто человек, знающий изнутри шоу-бизнес. Не возникает желания поделиться этим?

– Ты имеешь в виду – взять учеников? Серьезные занятия предполагают стабильный график. А учитывая то, что я все время в пути, это было невозможно. Хотя мне интересно знакомиться с нынешней талантливой молодежью, я слушаю новые группы. Только хотелось бы, чтобы эти музыканты с самого начала серьезно подходили к своему творчеству. То есть понимали, для чего они это делают, на какой территории собираются работать, как будут продавать эту музыку, как будут нарабатывать связи, гастролировать, где будут находить деньги для видеоклипов и так далее.

Если они надеются только на спонсора, который почему-то должен упасть с деньгами с неба, то глубоко ошибаются.

К тому же есть такое понятие – “компромиссная политика”. Я всегда говорю: нужно иметь два-три репертуара, не нужно замыкаться на чем-то одном. Посмотрите, так работает Стинг, так работают миллионы музыкантов во всем мире – они делают несколько программ. Потому что понимают, что таким образом становятся более востребованными. Время сейчас такое, нужно быть гибче и коммуникабельнее.

– То есть у казахстанских музыкантов есть шансы пробиться?

– Конечно, тем более музыкальная индустрия развивается, становятся доступными новая аппаратура, инструменты. А какие сейчас гитары появились!

Например, я свою первую гитару сам вырезал из стола. Чтобы поставить на нее звукосниматели, мы ломали телефонные автоматы и вытаскивали катушки из трубок. Так мы начинали. Сейчас же молодежь может зайти в магазин, купить себе фирменный инструмент и играть, наслаждаться.

Но, скажу откровенно, чтобы пробиться в шоу-бизнесе, на территории СНГ есть только одно место – Москва. Туда попасть очень сложно, но люди прорываются. Кстати, я все время поражаюсь, как в России борются за музыкантов, защищают их.

– То есть?

– Каждая крупная бизнес-структура поддерживает двух-трех, а то и десятерых артистов. Кому-то, допустим, нравится “Агата Кристи”, он ее финансирует. И музыканты с удовольствием работают, получают приличные деньги, хорошо живут. Более того, им дают звания: заслуженный, народный. То есть и в этом вопросе в России не скупятся. Все это дает людям мотивацию творить, развиваться. У наших же артистов в этом плане мотивации нет.

Давайте будем говорить откровенно, что происходит у нас. Мне жалко молодых перспективных музыкантов. Они думают: “А где мы будем играть? На сундет той (обрезание. – Корр.)? Или на свадьбах? И для этого мы учились, чтобы всю жизнь потом играть на свадьбах?”. Меня всегда поражает, до боли в сердце, что у нас не понимают этого. Те, кто побогаче, вызывают артистов на свои гулянки: “Так, приедешь туда-то…” или “Я в Италии буду, надо выступить…” Ну что это такое? Какие после этого артисты получаются?

Молодежная политика для галочки

– И это далеко не единственная проблема казахстанских исполнителей.

– Конечно! В Казахстане немного крупных городов. Артист может за две недели объехать все областные центры. Поэтому еще раз повторю: надо быть гибким и иметь программу на разных языках. Наши музыканты должны основную часть средств зарабатывать не здесь, а в других странах. В той же России. Ведь российские артисты вывозят из Казахстана миллионы долларов!

Когда меня спрашивают: “Була, зачем ты говоришь, что надо уезжать?”, то я отвечаю: “А что делать?”. Если ты талантливый человек, не важно, в какой области – музыке, математике или другой, и чувствуешь, что здесь чего-то недополучаешь, то поезжай в Европу, получи там образование. Ну а как еще развиваться?

Вот я – казах. И хочу, чтобы в Казахстане были концерты на площадях, чтобы играл рок, чтобы молодые тащились, рисовали на асфальте и танцевали, как это происходит в Германии и во всей Европе.

Я проехал много стран и видел отдыхающую молодежь, как они с флагами радуются за свою страну. А у нас что? Молодые люди становятся депутатами и начинают решать совершенно другие вопросы… Никакой молодежной политики, ни одного крупного мероприятия в Алматы нет. Если есть, то все это псевдо, для галочки. А к чему это приводит? Это разочарования, депрессии, несостоявшиеся люди, поломанные судьбы.

“Свою половину не ищу. Я ее жду…”

Личная жизнь Сыздыкова всегда была тайной за семью печатями. Впервые на страницах прессы маэстро настолько откровенно рассказывает об этой стороне своего бытия.

– Год назад в нашей газете вышел материал “Все мужчины Карины Абдуллиной”. Я подумал, возможно ли сделать что-то о вашей личной жизни? Ведь вы не любите распространяться об этом. Почему?

– Да нет у меня особой личной жизни. После того, как разошелся со своей супругой, я больше не женился. Тогда был такой период, что вообще об этом забыл. Я много работал в России, записывал музыку разным исполнителям – Леонтьеву, Распутиной... В восемь утра меня забирали из дома на студию и привозили назад за полночь. Просто времени не было! Потом наступил период, когда я прозевал эти отношения. Позже познакомился с Кариной. C ней мы семь лет делали “Мюзиколу”.

Поставил на ноги “Мюзиколу”, приехал в Казахстан. И, заходя домой, стал подумывать, а что я все время один захожу (смеется). Ну а сейчас решил, пусть будет так, как Бог распорядится. Хотя, конечно, человеку одному очень плохо, я бы не советовал никому оставаться в одиночестве. Но со мной всю жизнь рядом гитара…

– Это действительно большая проблема артистов, которые посвящают всю свою жизнь творчеству, и на семью их не остается.

– Да. Но начнем с того, что даже родители любят говорить своим дочерям: “Ой, за музыканта не выходи. Он обязательно алкоголик, любит кутить, гулять. Давай лучше за Серегу, у него все нормально – две автомойки, а еще он шинами приторговывает”. Это во-первых. А во-вторых, мне непонятно, чего сейчас девушки хотят. Книги никто не читает, самосовершенствования никакого нет.

Да, были у меня молодые девчонки. В общем неплохие, но они хотят получать все сразу и при этом ничего не делать. Им нравится общаться с публичными людьми, выйти куда-то, но не вся жизнь на этом построена. Когда наступают будни, случается обычная ситуация, и девушка теряется: “Ой, я это не могу… Я этого никогда не делала…”

Мне друзья подсказывают, может, дело в разнице в возрасте. Но я думаю, что мой случай нестандартный и по нему нельзя делать выводы. Наверное, есть девчонки умные и в 22–23 года. Но мне такие не встречались. А с теми, кто постарше, тоже все непросто. Это, как правило, женщины с детьми, хотя даже дети не помеха. Взрослым людям сложнее друг к другу притереться…

– То есть нельзя сказать, что вы ищите себе вторую половину?

– Я ее не ищу. Скорее, я ее жду. Потому что думаю – здесь все зависит не от меня, а от кого-то свыше. Если Он даст такую возможность, значит, встречу. А не даст – ну что можно сделать? Я знаю точно, что каждый человек имеет свою пару на Земле. Но не каждый ее встречает…

Артем КРЫЛОВ

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ