Опубликовано: 1024

Настоящие охотники – вид исчезающий

Настоящие охотники – вид исчезающий

В Западно­Казахстанской области уже второй месяц идет стрельба по дичи. А скоро начнется охота на зайца и лису.

С охотниками мы встретились во Фрунзенском охотхозяйстве. Четверо мужчин на стареньком армейском уазике разъезжали вдоль больших и малых озер в поисках дичи.

У Сергея Жиденко стаж охотника составляет 32 года. Каждую осень он идет на пернатую дичь, а с наступлением зимы – на зайца. “На волка я не хожу, слишком хитрый и коварный зверь, его не так­то просто поймать. Но и заяц не лыком шит, тоже обманет…” – улыбается охотник.

Тут же его напарник Василий Демченко вспоминает: “Да и не только зайцы хитрят. Сидим как­то на охоте, а тут из леса выходит лисенок, обошел нашу стоянку, потом подошел к стульчику, на котором лежало ружье, и начал тянуть ружье за ремень, чуть не утащил в лес”.

Лисы на территории области развелось много, говорят бывалые охотники. Раньше на нее большой спрос был, воротник на пальто жене или шапку можно было сшить. Теперь мода прошла, поэтому на лису не особо охотятся.

А сельские подворья страдают – лисы курятники разоряют, да и болезни разносят.

Заветный трофей

Особым шиком у местных охотников считается добыть кабана. Последние два­три года на отстрел этого животного в области действовал мораторий, слишком мало их стало – браконьеры постарались, с присущей им жестокостью и жадностью за короткое время резко сократили численность кабана.

Но их действия охотой не назовешь – это просто жестокое истребление.

Настоящие же охотники, как правило, на кабана ходят целой группой, по 7–10 человек, да и то не факт, что выезд будет удачным.

– Я за всю свою охотничью жизнь, а это уже 30 лет, всего несколько раз брал кабана, – отмечает Иван Мельников.

Но охотники никогда не сетуют, если не удается добыть трофей. С годами вырабатывается собственная охотничья философия: не убил, значит, одним зверем или птицей больше в природе осталось.

Добыча не самоцель, тут важен сам процесс – общение с природой, с единомышленниками. Как правило, на охоту выезжают целыми компаниями, и случайных людей здесь не бывает. Когда дело касается оружия, а на охоте каждый охотник до зубов вооружен, нужно выбирать надежных, проверенных годами товарищей, понимающих тебя с полуслова и полувзгляда.

Для животных места нет

Всего лет 20 назад, рассказывает Иван Мельников, пределом мечтаний уральского охотника было добраться до Джангалы. Это были казахские джунгли, какая только дичь там не водилась! Но тогда у редкого охотника была машина, а на лыжах зимой далеко не уедешь.

Зато сейчас машины у многих, и в местах, ставших очень доступными, дичь почти перевелась.

Разработка нефтегазовых месторождений на территории Западно­Казахстанской области тоже стала губительной для местной фауны.

Особенно для птиц. Как отмечают бывалые охотники, раньше у перелетных птиц был свой путь миграции – транзитом они останавливались в водоемах ЗКО. Но в последние годы выбросы сероводорода привели к тому, что перелетные птицы поменяли столетиями отработанный маршрут. Теперь они улетают на юг актюбинской стороной. В западноказахстанские водоемы залетают небольшие стаи, да и то останавливаются не на озерах, а больше на полях, их привлекает богатый корм.

– В этом сезоне я три раза выезжал на охоту, и только на третий раз мне удалось добыть утку, – говорит Мельников.

Под защитой не зверье, а браконьеры

Но и настоящих охотников становится все меньше. Для пенсионеров это слишком дорогое удовольствие, а молодежь больше на джипах лихачит, ей некогда, да и неинтересно изучать повадки зверя, часами выслеживать его и ждать в засаде.

Официально в области насчитывается около пяти тысяч охотников­любителей, у которых есть ружья и которые состоят в обществе охотников­рыболовов. Но многие из них никогда в жизни не выезжали на охоту.

Зато слишком много развелось псевдоохотников, которые гоняют зверье на джипах с ослепляющими фарами.

– Это не охотники, их даже людьми назвать трудно – слишком бессмысленна такая жестокость. Но бороться с ними очень сложно: у кого­то должность, у кого­то положение, в общем, считают, что им все дозволено, – говорит заместитель председателя правления общества охотников и рыболовов по ЗКО Иван Мельников.

И хотя борьба с браконьерами официально ведется, но еще не было ни одного случая, чтобы какого­нибудь браконьера с чинами и при должности привлекли к судебной ответственности.

Вот и выходит, что на самом деле под охраной у нас не беззащитное зверье, а браконьеры. Они и губят родную природу, да так, что вряд ли наши потомки смогут в будущем почувствовать прелесть настоящей мужской охоты.

Гульмира Кенжегалиева, фото автора, Уральск

Загрузка...