Опубликовано: 1201

Наши лампочки зажгут китайцы

Наши лампочки зажгут китайцы

Как Казахстан строит первую за 20 лет электростанцию

Сегодня об энергодефиците много и охотно говорят с высоких трибун, министерства и акиматы пишут программы. Правительство объявило о планах строительства АЭС в Актау и ТЭС в Балхаше, расширении Экибастузской ГРЭС-2.

Правда, все это пока – только на бумаге. В настоящее время ни одна из этих грандиозных строек так и не началась, нет даже проектов новых станций.

Сил и средств хватило только на завершение плотины небольшой Мойнакской ГЭС, построенной на треть еще в советское время в Алматинской области. Да и то государство через Банк развития Казахстана (БРК) вложило в стройку 130 миллионов долларов. А еще 200 миллионов ждут от китайцев – окончательное соглашение должно быть подписано буквально на днях.

Правда, Алматы новая ГЭС от веерных отключений не спасет: ее мощность всего 300 МВт. А нехватка электроэнергии на юге республики, по расчетам экспертов из КазНИПИИТЭС “Энергия”, уже через три года будет в пять раз больше.

Какие уж тут заповедники…

В Казахстане не строили электростанций почти двадцать лет. Самая современная отечественная ГЭС – Шульбинская – построена три десятилетия назад. И мы решили поехать и посмотреть на первый и пока единственный пример государственной индустриальной политики.

Знаменитый Чарынский каньон расположен в 250 километрах к востоку от Алматы. Он объявлен национальным парком, в нем не только уникальные природные скульптуры, но и реликтовая ясеневая роща, растущая тут еще с доледниковой эпохи. В мире таких всего две – у нас и в Канаде.

Многие отечественные экологи считают, что ГЭС, которую строят в 20 километрах выше по течению Чарына, нарушит естественный цикл паводков и тем самым уничтожит древние деревья. И уже вместе с историками они выступают против затопления верхней части каньона – потому что там расположены старые курганы.

В советское время все эти нюансы никого не интересовали. Не кажутся они важными и теперь, когда полуторамиллионная южная столица вот-вот может оказаться без тепла и света.

Каньоном заинтересовались еще в 60-х годах прошлого века, а в 1986 году был готов проект гидротехнического узла – плотины станции, и началось ее строительство. До 1991 года успели провести выпускной тоннель, который отвел воду реки, и насыпать 30 метров плотины. Ее общая высота должна была составить около ста метров при длине в полкилометра.

Чуть-чуть до катастрофы

На плотине, которую за два года работы подняли до отметки 96 метров, снуют КамАЗы, работают погрузчики.

– Плотину мы закончим в июне, а вот деривационный тоннель длиной 9 километров и комплекс с гидротурбинами будут строить китайцы, – рассказывает начальник участка Куаныш Оренбаев.

Опыта прохождения таких тоннелей сегодня в Казахстане никто не имеет, как и опыта возведения самих станций. Строители бетонируют вход в выводящий канал – это огромная конструкция в полсотни метров высотой. Для этого используются специальный бетон и арматура в руку толщиной.

ГЭС все равно рано или поздно пришлось бы достраивать. Еще несколько лет бездействия, и насыпанная при Союзе плотина могла бы стать причиной опасной аварии. Тоннель в основании плотины, через который сегодня текут воды Чарына, был временным, он отводил реку на время строительства плотины. Вместо 5–8 лет, как планировалось, он прослужил два десятка. Если бы тоннель не выдержал и рухнул, то водохранилище начало бы самопроизвольно наполняться. И если б недостроенная дамба не выдержала, вал воды и грязи высотой с десятиэтажный дом понесся бы вниз по ущелью, сметая все на своем пути.

Кроме плотины и бетонных оснований шлюзов выделенные деньги используются на строительство зданий, дорог и поселка. Жители окрестных аулов очень рады новому объекту – в Раимбекском районе, одном из самых бедных в Алматинской области, с работой очень плохо. Рабочий на ГЭС за 15-дневную вахту может заработать 50–60 тысяч тенге. Примерно 40 процентов рабочих – местные жители.

Летом-осенью все работы по первой очереди – строительству плотины Бестюбинского водохранилища – будут окончены. Дальше ГЭС должны строить наши восточные соседи.

ГЭС на продажу

Новейшая история строительства Мойнакской ГЭС и все надежды на его благополучное завершение связаны с китайцами в силу вполне конкретных причин.

Конечно, китайские строители – не единственный вариант развития отечественной электроэнергетики. Станции в Экибастузе, Балхаше и Актау собираются строить без них. Возможно, государство действительно профинансировало бы стройку из бюджета и ввело бы ГЭС, как и предполагалось, в 2009 году, если бы в свое время весь недостроенный комплекс не был продан за бесценок в частные руки.

После остановки работ в начале 1990-х плотина десять лет никого не интересовала. Но когда дела в экономике наладились и спрос на электроэнергию стал расти, Комитет государственного имущества и приватизации Минфина продал объект начального цикла строительства Мойнакской ГЭС и Бестюбинского водохранилища на реке Чарын частному инвестору.

Приватизация оговаривалась рядом условий: покупатель должен был “завершить строительство объекта в течение пяти лет с внесением необходимых инвестиций для его завершения”, а также в течение года погасить кредиторскую задолженность республиканского государственного предприятия “Алматыэнерго” перед проектным институтом “Алматыгидропроект” за доработку ТЭО Мойнакской ГЭС.

Сумму, за которую недостроенная плотина была приватизирована, представители инвестора назвать прессе отказались. Однако, по официальным данным Минфина, в 2002 году в Алматинской области были выставлены на торги три имущественных комплекса, находившихся в республиканской собственности. Из них был продан только один. Сумма вырученных бюджетом средств составила 300 тысяч тенге.

Теперь, с учетом кредитов, цена этой доли выросла, как минимум, до 160 миллионов долларов. В 2006 году, когда проблема дефицита электроэнергии замаячила на горизонте, власти наконец поняли, что частный бизнес сам по себе ничего делать не будет. В результате госкомпания “КазКуат” вошла в долю с собственниками недостроенной плотины, образовав АО “Мойнакская ГЭС”. В новой компании 51 процент акций был государственным. И встал вопрос: где взять денег на строительство?

Все или ничего

Деньги нашлись быстро: в июне того же года было подписано кредитное соглашение с Банком развития Китая на 200 миллионов долларов. Однако китайцы требовали государственных гарантий. Наши чиновники, хорошо зная особенности национального предпринимательства, таких гарантий давать не желали.

Дело не ограничивалось гарантиями – китайцы хотели использовать только свое оборудование и только своих рабочих. Наше Минэнерго с ними соглашалось. “Мы пришли к выводу, что сегодня эти организации Китая строят вполне качественные, вполне современные ГЭС. Поэтому условие Банка развития Китая при предоставлении кредита было таким, что строительные работы будут выполняться их строительными организациями и оборудование будет поставляться с китайских заводов. Мы выберем ту строительную организацию, которую нам предложит Банк развития Китая”, – сообщил в июне 2006 года тогдашний вице-министр энергетики и минеральных ресурсов Бырлык Оразбаев.

Но чиновничьи проволочки неожиданно сыграли нам на руку. Два года партнеры из КНР ждали, но, видя, что конъюнктура на мировых рынках меняется и заказ может “уплыть” к конкурентам, пошли на уступки.

– Теперь китайцы как генподрядчики по проектированию и строительству должны 80 процентов персонала набрать из наших специалистов. Это касается как рабочих, так и инженеров, – отметил главный инженер АО “Мойнакская ГЭС” Калаубек Баймухамбетов.

Сегодня на строительстве плотины не используются ни китайский бетон, ни китайская арматура. “Мы не хотим связываться даже с китайской техникой. Два катка, которые мы купили, быстро вышли из строя, а починить их оказалось целой проблемой – нет запчастей”, – сообщил нам на плотине один из инженеров.

По новому договору, подписанному в ноябре прошлого года, китайцам придется гарантировать качество работ, пояснил Калаубек Баймухамбетов: “Зная репутацию китайских стройматериалов, впервые в мировой практике мы настояли на 20-летней гарантии на наш объект. Обычно больше трех лет никто не дает. Все эти годы в Банке развития Казахстана на специальном счете будет лежать их залог: первые два года – 10 процентов от суммы контракта и затем 18 лет – 5 процентов”.

А ведь могли бы и сами…

Можно ли было бы обойтись своими силами, не влезая в кредитную зависимость от иностранного банка? Вполне, считают специалисты, если бы стройка началась несколько лет назад.

– Возможность создать собственную структуру для строительства станции была еще пару лет назад, но тогда об этом никто не думал. А сейчас мы уже просто вынуждены отдать этот заказ китайцам, – говорит Юрий Зиневич, главный инженер разработчика проекта ГЭС – ТОО “Казгидро”. – Теперь откладывать строительство нельзя – энергодефицит поджимает. Да и Китай, если смотреть объективно, – сегодня мировой лидер по строительству ГЭС. Условия, которые удалось выторговать в итоге, для нас выгодны – мне буквально на днях китайцы жаловались, что они могут привезти всего 150 рабочих, а остальные 1,5 тысячи придется нанимать тут.

Китайцы собираются построить станцию за 42 месяца, то есть к концу 2011 года. Строить и проектировать будут государственные китайские компании, которые возводят в КНР все ГЭС. Там не экспериментируют с частно-государственным партнерством, понимая, что эта сфера слишком сложна для бизнеса.

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ, Тахир САСЫКОВ (фото), Алматинская область

Загрузка...