Опубликовано: 154

Наш человек в сборной ССС�

Он родился в Темиртау, сделал себе имя в Москве, а работает сейчас в Санкт-Петербурге. Известный в прошлом хоккеист, игрок сборных СССР и России Андрей Потайчук в эксклюзивном интервью “КАРАВАНУ” рассказал о письме из ЦСКА, признался в нарушениях режима в “Крыльях Советов” и высказал мнение о сегодняшнем “Барысе”.Каток был в каждом дворе

– На коньки меня поставил отец, – начинает разговор воспитанник темиртауской школы хоккея, двукратный победитель знаменитого турнира на призы газеты “Известия”, а ныне тренер СКА из Санкт-Петербурга Андрей Потайчук. – Тогда в каждом дворе был каток. В пять лет я впервые попробовал кататься, а в семь отец отвел меня в хоккейную секцию во дворце спорта “Строитель”.

– Ваш отец занимался спортом?

– Он любитель хоккея, но сам по большей части играл в хоккей с мячом. Правда, не профессионально, а на любительском уровне – на первенство завода.

– Хоккей сразу стал вашей любовью или было желание попробовать себя в других видах спорта?

– Мне очень быстро далось катание на коньках, а хоккей сразу понравился. Я практически ночевал во Дворце спорта. С годами интерес к хоккею не исчез.

– Еще бы. Ведь вы играли до 38 лет…

– Мог бы и дольше, но просто не хотелось играть в низших лигах – хватило двух сезонов (в “Дмитрове”. – Прим. ред.). Только поэтому принял решение закончить карьеру. Сначала очень тяжело было просыпаться с мыслями, что на лед больше не выйду. Поэтому нынешняя тренерская профессия меня вполне устраивает – все, как у хоккеиста: перелеты, поездки, работа на льду.

Отправная точка – Темиртау

– Вернемся в ваше детство. В Темиртау была команда мастеров, в которую могли впоследствии попасть местные юные хоккеисты?

– Да. Команда называлась “Строитель” и играла во второй лиге чемпионата СССР. Играла, кстати, неплохо. К тому же в Темиртау была очень хорошая хоккейная школа. Из выпуска моего 1970 года рождения многие потом поиграли на высоком уровне. Я играл в одной детской команде, к примеру, с Вовой Антипиным (участник Олимпийских игр 1998 и 2006 годов, чемпион России в составах магнитогорского “Металлурга” и “Авангарда”, двукратный победитель Евролиги. – Прим. ред.), Вадиком Гловацким (участник Олимпиады-1998, двукратный победитель Евролиги с магнитогорским “Металлургом” 1999, 2000 гг. Прим. ред.), Пашей Цукановым (играл во многих казахстанских клубах, долгое время работал в администрации “Барыса”. – Прим. ред.). В 16 лет нас начали подпускать к основной команде “Строителя”. Я успел сыграть несколько матчей, даже шайбы забрасывал.

– Однако мечтой казахстанских мальчишек было усть-каменогорское “Торпедо”…

– Я частенько бывал в Усть-Каменогорске, знал местных ребят, с которыми вместе выступал за сборную КазССР 1970 года рождения. Но из “Торпедо” предложений не было. Там были свои сильные хоккеисты, и мою кандидатуру, скорее всего, даже не рассматривали. Зато из Темиртау я попал в юношескую сборную СССР, и меня заметили селекционеры московских “Крыльев Советов”.

Московские университеты

– Вы в 17 лет уехали из провинциального Темиртау в Москву. Родители не отговаривали?

– Нет, отнеслись с пониманием – видели, наверное, у сына какую-то перспективу. Как сейчас помню, самолет в Москву у меня был на следующий день после выпускного вечера. Прилетел, в аэропорту встретил начальник “Крыльев Советов”… С этого момента началась моя жизнь в большом городе.

– К чему тяжелее всего было привыкнуть?

– Наверное, к самостоятельности. Пришлось жить без родителей, на базе. Сам себе готовил еду. А то, что город большой, особо не пугало. Мы ведь никуда не ходили, все время находились на базе. Ночных клубов тогда не было. Когда стал постарше, начал ходить на дискотеки. Было такое, что скрывать.

– Но режим-то при этом не нарушали?

– Не без этого – мы же все люди (смеется).

“Казахстан не забываю”

– Как решилась проблема с армией?

– Я поступил в ГЦОЛИФК (Государственный центральный ордена Ленина институт физической культуры. – Прим. ред.), где была военная кафедра, впоследствии прошел сборы и получил билет офицера запаса. Призыва удалось избежать. Хорошо, если бы, допустим, попал в ЦСКА или в ленинградский СКА, который тогда тоже был на слуху. Но в “Крыльях Советов” видели мою перспективу и сделали все, чтобы я не ушел в какую-нибудь армейскую команду.

– Какова сейчас ситуация с “Крыльями Советов”?

– Клуб, к сожалению, погибает. Мы, ветераны команды, очень просили президента КХЛ Александра Медведева как-то посодействовать. Все-таки “Крылья Советов” – легендарный клуб с богатейшей историей. Сейчас там существует только хоккейная школа. Ни молодежной, ни взрослой команд нет.

– Болит душа?

– Конечно. У меня и за Темиртау болела душа, когда там лет пять не было хоккея. Даже хоккейной коробки не было. Сейчас все восстановили, мальчишки снова занимаются хоккеем. Отец, опять же, катается в группе здоровья.

– Часто приезжаете в Темиртау?

– Был в прошлом году, заходил во Дворец спорта. Там до сих пор лед заливают женщины, которые еще тогда работали, на старых машинах.

За приз “Известий” – звание “международника”

– Вы поиграли за сборную СССР всех возрастов, а вот в первой команде появлялись нечасто, на чемпионатах мира и Олимпийских играх так и не выступили…

– Мне удалось сыграть на чемпионате мира в Вене в 1996 году за сборную России (там россияне заняли четвертое место, проиграв в полуфинале по буллитам канадцам, а в матче за третье место американцам в овертайме. – Прим. ред.). А в составе советской сборной участвовал в турнирах на призы газеты “Известия”, за две победы в которых получил звание мастера спорта международного класса.

– Наверное, чтобы чаще играть за сборную СССР, надо было быть хоккеистом ЦСКА или московского “Динамо”…

– Это точно. В ЦСКА попасть было сложно, потому что там играли лучшие хоккеисты со всей страны. Правда, я слышал одну историю. Вроде бы в свое время из Темиртау писали письмо в ЦСКА, чтобы меня взяли хотя бы на просмотр. Но в армейском клубе не видели в этом смысла. Так что я семь лет провел в “Крыльях Советов”, где меня все устраивало.

“Надо было ехать в Канаду”

– В 1994 году вы уехали в Европу. А не было возможности продолжить карьеру в НХЛ?

– Была. Меня в 1992 году задрафтовал “Калгари Флэймз”. Из Канады даже привезли клубную майку и какие-то деньги в знак того, что меня выбрали на драфте. Однако предложение из “Калгари” было каким-то несерьезным – двусторонний контракт и очень маленькие деньги. Поэтому я и не поехал.

– Смутило то, что при таком контракте вас могли легко отправить в фарм-клуб?

– Если вернуть то время, то сейчас я бы поехал. Считаю, что сделал глупость, не согласившись на те предложенные условия. Надо было обязательно попробовать свои силы в НХЛ, пусть даже пришлось бы пробиваться в первую команду через фарм-клуб.

Трофеи из Финляндии

– Тем не менее выбранные вами Чехия и Финляндия – далеко не последние страны на хоккейной карте мира…

– Я провел за границей очень хорошие девять лет, поиграл в сильных командах. Три последних сезона выступал за финский “Кярпят” из Оулу. Сегодня это один из лучших клубов своей страны.

– А в то время?

– “Кярпят” одно время играл в высшей лиге, и меня пригласили в тот момент, когда они вернулись в СМ-лигу (сильнейший дивизион. – Прим. ред.). С того времени начался новый подъем этого клуба. За три года, что я там был, мы регулярно попадали в плей-офф, а в последний мой сезон играли в финале и завоевали серебряные медали. Это был успех для “Кярпята”.

– Как вы стали тренером?

– Поступило предложение от московского “Спартака” стать помощником главного тренера Милоша Ржиги. Я долго не раздумывал. Все-таки тренерская работа мне ближе, чем агентская, которой я перед этим недолго занимался. Хотя она тоже интересна – общение с людьми, знание юридических тонкостей.

“Барыс” ослаб

– Как отнеслись к предложению СКА? Все-таки по сравнению со “Спартаком” и “Атлантом” армейский клуб – это совсем другой уровень, иные возможности…

– Конечно, присутствовала определенная осторожность. Мы обсудили эту проблему с Милошем (Ржигой. – Прим. ред.) и пришли к выводу, что это вызов для нас обоих. Считаю, что наше решение было правильным.

– С этого сезона за СКА играет бывший капитан “Барыса” Кевин Даллмэн. Сложно было договориться с самым результативным защитником в истории КХЛ?

– Даллмэн действительно очень хороший защитник, читающий игру и владеющий великолепным пасом, катанием. Наверняка у него были предложения из других ведущих клубов – магнитогорского “Металлурга”, “Салавата Юлаева” или “Ак Барса”. Но Кевин учитывал все плюсы перехода в СКА. К примеру, возможность прямого перелета из Санкт-Петербурга домой, в Канаду, сам город, условия, постановка дела в СКА. Учитывая все факторы, Даллмэн выбрал армейский клуб.

– Ваше мнение о “Барысе”, с которым СКА играл в начале сезона и одержал уверенную победу со счетом 7:3…

– По сравнению с прошлым сезоном “Барыс” ослаб. Посмотрим, к чему в итоге приведет курс на создание базового клуба для сборной Казахстана, но пока команда не впечатляет. Даже по сравнению с прошлыми годами, когда в ней играли Даллмэн, сильные чехи. Той команде, возможно, не хватало хорошего тренера. Иначе “Барыс” проходил бы дальше второго раунда плей-офф.

Загрузка...