Опубликовано: 1204

Наш человек в Лапландии!

Наш человек в Лапландии!

Новый год все ближе, и у Деда Мороза с Санта-Клаусом – вагон работы. Хитрый Санта катит по свету на санях, запряженных в оленью упряжку. Дедушке Морозу в сотни раз сложнее: пешком по снегу, из помощниц – одна Снегурочка. Когда совсем невмоготу, надевает лыжи. Интересно, успел бы прославленный лыжник Владимир Смирнов развезти все подарки? И знаком ли он с Дедом Морозом и Санта-Клаусом?

Культ Санта-Клауса

– Я много раз был в Лапландии, в городе Рованиеми, который считается родиной Санта-Клауса, как называют нашего Деда Мороза на Западе, – рассказал нам казахстанский олимпийский чемпион 1994 года, четырехкратный чемпион мира Владимир Смирнов.

– Правда, что в Лапландии самый чистый морозный воздух и самый белый снег?

– Трудно сказать, самый или не самый. Но по сравнению с Алматы – отличие заметное. В городе с населением в полтора миллиона человек чистого снега не бывает. Тем более с нашей экологией. Чистый снег можно найти только в районе Шымбулака. На севере Финляндии, конечно, очень белый снег: там нет гигантских городов, больших заводов и экология намного лучше.

– Существует ли в Скандинавии культ Санта-Клауса?

– Он есть не только в северных странах Европы, но и во всем мире. По телевидению задолго до праздника крутятся предрождественские репортажи из Европы и Америки, где Санта-Клаус выходит на улицы, встречает людей, поднимает им настроение. Эта традиция постепенно приходит и в Казахстан. Если в свое время у нас был только Дед Мороз со Снегурочкой, то теперь в наш обиход вошел и Санта-Клаус. Думаю, что наша новогодняя культура ничем не хуже западной. Сам я больше воспринимаю и люблю те новогодние традиции, на которых вырос. С другой стороны, наша семья много лет живет в Скандинавии – в Швеции, и мои дети легко воспринимают Рождество.

Дочь раскусила меня в три года!

– Какие подарки просили в детстве у Деда Мороза?

– Просил один-единственный подарок – чтобы в нем было побольше конфет. Помните те наши новогодние кульки, куда обязательно входили шоколадные конфеты, сахарные конфеты-”подушечки”, яблоко, мандарин или апельсин? Это был традиционный подарок, который готовился только на Новый год. С ним мы выросли, и он навсегда остался в памяти о детстве. Каких-то других подарков у меня не было. Я вырос в скромной семье рабочих. К тому же тогда не было традиции приглашать домой на Новый год Деда Мороза с подарками, как это распространено сейчас. Деда Мороза мы видели только на школьной елке. Когда же подросли, сами стали с большим удовольствием играть его роль. Я становился Дедом Морозом для своих детей, когда они еще были маленькими.

– И до какого возраста дети не узнавали своего папу?

– Старшая дочь, наверное, лет до пяти. А младшая раскусила меня в три года. Получилось так, что она меня видела за несколько минут до того момента, как я спустился в подвал, чтобы переодеться и уже в наряде Деда Мороза подойти к дому. Когда зашел, дочка посмотрела мне сначала в глаза, потом на одежду, а когда увидела обувь, закричала: “Ой, сапоги, как у папы!”. Может, в мыслях у нее еще не было, что это я переоделся Дедом Морозом, но сходство она уже находила.

Снег создает атмосферу праздника

– Если ли какие-то необычные ассоциации, связанные именно с новогодним праздником?

– Для меня Новый год – один из самых приятных праздников, потому что он касается не только определенного человека, но и всей семьи, всех друзей, родственников. Мы празднуем его независимо от того, на каком конце планеты находимся. Это тот праздник, который объединяет весь мир вне зависимости от исповедуемой религии, политических взглядов или национальности.

– Приходилось встречать Новый год в южных странах, где нет снега?

– Такого не случалось. Сегодня можно делать и искусственный снег, и искусственную елку. К примеру, в Дубае есть целый горнолыжный туннель. Так что сейчас и в жарких странах на Новый год можно найти снег с елкой. Но самое главное для праздника – это все-таки не снег, а елка, украшения, Санта-Клаус. Хотя, конечно, со снегом атмосфера лучше.

Я вырос “С легким паром”!

– Новогодний фильм “С легким паром!” еще не надоел?

– Нет. Я вырос с этим фильмом, очень часто его пересматриваю, хотя знаю уже все фрагменты наизусть. В прошлом году появилось продолжение фильма “С легким паром!”-2. Правда, сам я его не видел.

– В фильме есть любимая сцена?

– Он очень интересен сам по себе. Буквально на днях по телевидению обсуждали эпизод в бане с нетрезвыми героями. Мне кажется, что у режиссера был несколько иной смысл, чем его понимают сейчас. Он не акцентировал внимание на распитии алкоголя перед Новым годом. Главное в фильме – это встреча двух людей при необычных обстоятельствах, их любовь.

– Сами никогда не оказывались в непредсказуемых ситуациях?

– Знаете, все свои поступки я сначала тщательно обдумываю, только потом принимаю решение и действую в соответствии с ним. Хотя не исключаю появления внезапных ситуаций в дальнейшем. Надеюсь, я прожил только половину жизни и многое еще впереди.

Лыжня под Новый год

– Приходилось участвовать в соревнованиях под Новый год?

– 1 января – нет, а вот 30 и 31 декабря – довольно часто. Последние мои десять лет в сборной Казахстана – до 1998 года – такое случалось почти ежегодно. Это нормальная традиция... У людей в эти дни много свободного времени, которое они могут провести на свежем воздухе с пользой для здоровья. Главная задача организаторов – предоставить все условия публике. Люди приходят на лыжный стадион, отдыхают, пьют чай с булочками и параллельно следят за соревнованиями. Сегодня многие понимают, что такие предновогодние соревнования – хорошая популяризация их вида спорта.

– Выходили на лыжню в невыносимый холод?

– Помню, первый этап Кубка мира в Москве в 1987 году мы бежали в 27 градусов мороза. Да и в Лиллехаммере в 1994 году в день моей олимпийской победы на 50 км стояла такая же температура, а с утра было вообще минус 32 градуса. В Канаде очень часто приходилось выступать в сильные морозы. Для меня, к слову, это очень хорошая погода. Всегда было комфортнее и приятнее выступать на твердой лыжне. Когда температура нулевая, то лыжня “киснет”, расходится под лыжами, и бежать в слякотную погоду тяжело.

– У вас, как у любого спортсмена, были приметы?

– Особых примет не было. Думаю, что многое зависит от нас самих, хотя определенные приметы я соблюдал. К примеру, не брился перед стартом или пытался ничего не забыть, чтобы не возвращаться. При этом я никогда не был заложником своих примет. Если что-то не складывается, то что ж – жизнь для того и дана, чтобы преодолевать трудности. А вот был, к примеру, такой лыжник Йохан Мюлегг (чемпион мира-2001 в гонке на 50 км, дисквалифицирован за допинг во время Олимпиады-2002. – Прим. авт.). Он принадлежал к какой-то секте верующих, и у него было очень много примет. К примеру, он перед стартом ел отдельно от команды, пил только свою воду, никогда не брал стакан из чужих рук.

Будьте здоровыми, любящими и любимыми!

– Сейчас у вас очень много работы: бизнес, должности президента Федерации биатлона Казахстана, вице-президента IBU (Международный союз биатлонистов), вице-президента Ассоциации лыжных видов спорта Казахстана. 24 часов в сутки на все хватает?

– Нет, катастрофически нет. Нужно в два раза больше.

– А если еще осенью 2010 года выставите свою кандидатуру на выборах президента IBU?

– Окончательного решения я пока не принял. Прекрасно понимаю, что быть президентом и вице-президентом – далеко не одно и то же. Президенту надо профессионально вникать во все вопросы: финансирование, маркетинг, телевидение, организация соревнований. Там и 48 часов в сутки может не хватить. Сейчас передо мной стоит выбор: вести прежний образ жизни или сосредоточиться на профессиональной работе и семье, а общественную деятельность сократить, потому что предела ей нет. У моих дочек (старшей – 22 года, младшей – 13 лет) сейчас период становления в жизни, а я и так много пропустил в их воспитании.

– И в заключение, что бы вы могли пожелать читателям “Каравана” в наступающем 2010 году?

– В первую очередь – чтобы все оставались здоровыми, крепкими, любящими и любимыми. Чтобы грядущий год принес удачу, не было больше таких финансовых стрессов. Чтобы труд каждого был плодотворным. Кроме того, 2010 год – это последний год подготовки к зимним Азиатским играм в Астане и Алматы. Эти соревнования пройдут в начале 2011 года. Мы должны создать атмосферу гостеприимства, как мы это умеем делать, чтобы соревнования прошли на высоком уровне.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...