Опубликовано: 3439

Нарын – территория смерти

Нарын – территория смерти

Юг Западно-Казахстанской области более 60 лет находится в плену двух ядерных полигонов. На одном из них – Капустин Яр – до сих пор ведутся испытания, и обломки ракет порой падают рядом с аулами и селами соседнего Бокейординского района. А на свет продолжают появляться дети-мутанты – страшное наследство ядерных полигонов.

Проект опекал сам Берия

Вопрос о создании ядерных и ракетных полигонов в Советском Союзе возник сразу же после окончания Великой Отечественной войны. Из десятка предложенных мест по всему Союзу выбрали кусок степи в Нарынкумах размером с небольшое европейское государство. Говорят, за проектом следил сам Лаврентий Берия.

Летом 1947 года было положено начало ракетным и ядерным испытаниям в СССР. А осенью того же года первая ракета Р-1 пролетела первые 207 километров. Она стартовала со сверхсекретного полигона Капустин Яр. Но это была не совсем советская ракета. Дело в том, что Сергей Королев привез на полигон несколько захваченных у немцев ракет ФАУ-2, с которых и были скопированы первые советские ракеты. Через несколько лет начались испытания еще на одном полигоне в Западно-Казахстанской области – Азгир. Подземные и наземные ядерные взрывы стали обычным явлением.

Люди с интересом наблюдали за огромным красном облаком, которое поднималось к небу. Тогда никто и не догадывался, насколько опасны эти красивые закаты. С 1952 года на полигонах начались активные испытания, для этого нужны были большие территории, чтобы обломки ракет могли беспрепятственно падать на открытом пространстве.

Колхозы расформировали, людей выселили

Решением Кабинета министров СССР Урдинский район Западно-Казахстанской области был расформирован. Около полутора миллионов гектаров земли, принадлежащих району, переданы под полигон Капустин Яр. Были расформированы колхозы и совхозы по всей полосе полигонов.

– Людей насильно заставляли переселяться, сажали в товарные вагоны и вывозили, – рассказывает выходец из этого района, руководитель антиядерного движения “Нарын” Какен Кубейсинов. – Разрешалось брать с собой только личные вещи, ни о каком скоте или мебели и речь не шла. Более 10 тысяч человек вывезли в Южно-Казахстанскую область. Оставшихся раскидали по районам нашей Западно-Казахстанской области.

Урдинский район наравне с Жанибекским в годы войны был прифронтовой зоной Сталинградской битвы. Немецкие разведчики то и дело наведывались в аулы. И вот не успела закончиться война, как на голову ординцев свалилось еще одно испытание.

Капустин Яр – взрывали, взрывают и будут взрывать

Полигон Капустин Яр хоть и считался ракетным, но здесь проводились и ядерные испытания. По неполным данным, в регионе Нарын было произведено 18 ядерных взрывов под землей и 11 в атмосфере, мощность которых равна 65 бомбам, сброшенным на Хиросиму. Однако считается, что эти данные сильно занижены. Командование полигона до 1992 года вообще отрицало факты испытания ядерных бомб на земле Нарына. На этом же полигоне произведен пуск более 25 тысяч зенитно-управляемых ракет, из них несколько сотен ракет с гептиловым топливом первого класса опасности. Испытано около 180 образцов военной техники, из которых 168 были рекомендованы и приняты на вооружение. Уничтожено на грунте 619 ракет средней дальности, при этом каждая из них выбросила в атмосферу 50 тонн высокотоксичных веществ.

Но на этом история испытаний вооружения не закончилась, они продолжаются и сейчас. На полигонах системы Капустин Яр до сих пор запускаются и взрываются зенитные управляемые ракеты, осуществляется запуск и отстрел самолетов-мишеней, ракет-мишеней. В небе и на земле Нарына испытываются новейшие виды вооружений и боевой техники. Степь изрыта воронками, зияют громадные провалы и впадины от ядерных взрывов 50–70-х годов. Долгие годы по всей степи валялись обломки и фрагменты летательных аппаратов и средств их уничтожения. После распада СССР местное население собирало их в качестве металлолома.

Хаки Сор – могильник военной техники

Наиболее крупным районом падения ракет до сих пор остается район Хаки Сор.

Его территория – 830 тысяч гектаров – используется в качестве могильника военной техники. “Это уникальное соленое озеро имеет свойство всасывать в себя все тяжелые предметы. Военные знали об этом свойстве Хаки и специально выбрали его в качестве могильника, – говорит Какен Кубейсинов. – За 60 лет использования такого озера оно превратилось в полувысохшее болото. И сейчас соляной рассол Хаки медленно засасывает останки тысяч ракет, самолетов и их агрегатов”.

Так как Хаки Сор находится всего в 11 километрах от поселка Орда, когда-то являвшегося ставкой хана Жангира, то и местное население тоже находится под постоянным прицелом военных. Не раз обломки ракет падали прямо рядом с поселком. Но даже в таких случаях военные не признавали своей вины, хотя налицо был факт отклонения от заданной траектории.

Еще одно обстоятельство, связанное с Хаки. Издревле район Хаки Сор является местом расплода и водопоя сайгаков. В их крови, шкуре и костях обнаружены очень высокие концентрации тяжелых металлов, что может привести к мутации.

“Полувысохшее озеро Хаки очень опасно, с ветром выдувается загрязненная тяжелыми металлами пыль, и насколько это опасно для живого организма, никто не знает. Здесь никогда не проводились никакие исследования”, – говорит Кубейсинов.

Азгир – мина замедленного действия

Ядерный полигон Азгир в течение 15 лет действовал на территории совхоза “Балкудукский”, где проживало около четырех тысяч человек. Взрывы проводились между населенными пунктами. Первый взрыв был проведен вблизи села Азгир. В течение почти месяца после этого взрыва в атмосферу выходил радиоактивный газ с суммарной активностью около 200 тысяч кюри. Как отмечает Какен Кубейсинов, на полигоне Азгир, как и должно было быть, все подземные взрывы проектировались как полностью камуфлетные, то есть без выхода радиоактивных продуктов в атмосферу. Однако достичь этого на деле не удалось, и на двух площадках после взрыва создались, как отмечают атомщики, серьезные нештатные радиационные ситуации. Происходила утечка в атмосферу радиоактивных выбросов.

Большинство подземных полостей, образовавшихся в результате ядерных взрывов, находится в аварийном состоянии. Они заполнены радиоактивным рассолом, сохраняется угроза проникновения продуктов деления и радионуклидов из полостей в подземные водоносные горизонты, миграции и переноса радионуклидов на поверхность. Кроме того, как отмечается в заключении, сделанном Институтом ядерной физики, “о зараженности подземных вод не имеется сведений с начала 90-х годов. Проблема не изучается из-за отсутствия финансовых средств и становится острее с каждым годом”.

В 1995 году российская сторона сняла охрану и оставила полигон Азгир. По данным экс-сенатора Энгельса Габбасова, на просьбу казахстанской стороны предоставить документы о проведенных взрывах в подземных емкостях для реабилитационных работ россияне потребовали 900 тысяч долларов.

Сотрудники Института ядерной физики, на чьем балансе с 1996 года находятся объекты Азгира, предупреждают, что земля полигона на сегодня представляет собой зону повышенной опасности для людей при их бесконтрольном нахождении на площадках и несанкционированной хозяйственной и иной деятельности.

Компенсация за ядерные эксперименты – две тысячи тенге в месяц

Все испытания на полигонах проводились совершенно секретно, никакие меры предосторожности для местных жителей не предпринимались. Материалы, характеризующие воздействие на биосферу, были недоступны.

Местные жители рассказывают, как они с интересом наблюдали за огромным ядерным грибом, а потом детвора то и дело бегала к месту падения ракеты.

На сегодня в Западно-Казахстанской области на учете состоят более полутора тысяч детей и взрослых, родившихся с различными аномалиями. Среди них люди без конечностей, без глаз. Кроме того, на территории, прилегающей к полигонам, зарегистрировано около 3,5 тысячи инвалидов.

К нам попал необычный документ, в котором до широты и долготы расписаны населенные пункты Западно-Казахстанской области, где загрязнение тяжелыми металлами превышает предельно допустимую норму в несколько сотен, а то и тысяч раз. Вода в зоне полигонов абсолютно не пригодна для употребления в пищу. Но людям деваться некуда, другой воды здесь нет, а возить за 600 километров из областного центра им никто не будет.

Сегодня в рамках региональной программы лица, получившие инвалидность в результате воздействия полигонов, получают из местного бюджета материальную помощь в размере двух тысяч тенге в месяц. А чем можно помочь на такую сумму, понимает любой казахстанец.

Гульмира КЕНЖЕГАЛИЕВА, Уральск

Загрузка...