Опубликовано: 4060

Налог на выживание

Налог на выживание

Cамым “коррупционным” налогом страны казахстанские предприниматели назвали НДС (налог на добавленную стоимость). Из-за него бизнес уходит в тень, растут цены, чахнет местное производство. В Таможенном союзе НДС может преподнести еще больше темных сюрпризов…

Забить бюджет любой ценой…

Покупая кило помидоров на базаре за 300 тенге, мы вряд ли задумываемся о том, что такая “кусачая” цена на них потому, что предприниматель заложил в нее, помимо дорожных взяток и прочего, еще и 12 процентов налога на добавленную стоимость… Невидимо НДС существует во всех сферах нашей жизни. Как бы ни причитали предприниматели, в первую очередь за этот налог расплачивается именно потребитель. С другой стороны, поступления идут в бюджет. Разве плохо? Все бы ничего, но высокая ставка НДС вынуждает искать обходные пути и платить по коррупционным схемам “полусуммы” в определенные карманы. В результате и цены растут, и бюджет не особо крепчает…

– НДС принимался в сложнейший период на обломках уже не существующей страны СССР. Тогда нужно было просто накачать бюджет средствами. Сегодня НДС является главной осью зла, которая провоцирует коррупцию, тормозит производство. Но фискальные органы держатся за него, как за спасательный круг,  несмотря на то, что уже очевидно, что НДС не является бюджетообразующим налогом, – говорит президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор ЯМБАЕВ.

В Министерстве финансов нам сообщили, что “в консолидированном бюджете страны НДС по отчету за 2010 год всего составляет 677,2 млрд. тенге, или 12,7 процента от общего объема поступлений. Из них НДС на товары внутреннего производства – 241,4 млрд. тенге, НДС на импорт – 435,9 млрд. тенге”.

При этих неоптимистичных показателях, как выяснилось, “проблем”, которые создает налог на добавленную стоимость, хоть отбавляй. Предприниматели уверены, что НДС стал чуть ли не главным тормозом развития экономики.

Производители выживают только в тени

Казалось бы, какое отношение может иметь НДС к малому бизнесу? Уплата этого налога начинается после того, как обороты предпринимателя превысят 100 миллионов тенге в год. Но, как выяснилось, не обязательно получать большую прибыль, чтобы попасть под гильотину НДС.

– Возьмем даже малый и средний бизнес, который работает по “упрощенной”  системе налогообложения, – продолжает Виктор Ямбаев. – Но и он становится “жертвой” НДС. Чтобы поставить свой произведенный товар – те же семечки, булочки – на полки в крупных супермаркетах, которые являются плательщиками НДС, малому предприятию необходимо тоже стать плательщиком НДС. Иначе эта сеть просто не будет с ним работать. То есть налог этот фактически препятствует нормальной реализации продукции.

А если производитель решит платить все налоги по закону, то в ассоциациях предпринимателей уверяют, что такому бизнесу просто не выжить.

В Ассоциации легкой промышленности РК посчитали, что при уплате НДС и других налогов для производителя коэффициент налоговой нагрузки увеличивается до 20 процентов. В такой ситуации предприятие не имеет возможности развиваться.

– Возьмем кожевенную, меховую и обувную отрасли, – говорит президент ассоциации предприятий легкой промышленности Любовь Худова. – Сегодня 80 процентов шкур – в частных мелких хозяйствах. Китайцы приходят и за наличные скупают сырье, нашим же производителям нужны документация, зачет по НДС. Так как фермер не является плательщиком НДС, то кожевенный завод вынужден в случае покупки платить за него НДС плюс подоходный налог. Все это сложно и невыгодно. НДС – очень обременительный налог. В результате многие предприятия работают в тени.

В конце 90-х легкую промышленность освободили от НДС на полтора года. Это позволило сделать отрасли вдох, на котором многие держатся до сих пор…

– Отмена НДС тогда помогла многим пополнить оборотные средства, выйти из тени, начать работать. В среднем рост объема производства в тот период составил 42 процента, все остальное время был спад, который продолжается до сих пор, – рассказывает Любовь Худова. – Но в 2002 году эта мера была отменена. Сегодня у нас ситуация снова плачевная. Потребности внутреннего рынка текстильная и швейная промышленность перекрывают только на 8 процентов, а импорт по обуви составляет 99 процентов!

Россия навяжет свой налог?

Еще большую тревогу у предпринимателей вызывает перспектива роста НДС в связи с Таможенным союзом. В России налог на добавленную стоимость составляет 18 процентов, у нас – 12.

–  Не стоит сравнивать Казахстан и Россию, у них объем рынка составляет 140 миллионов человек, у нас – 16-миллионный рынок. Если произойдет увеличение НДС до российского уровня, как было с пошлинами, это будет тяжелейший удар для нашего депрессивного внутреннего рынка, – считает Виктор Ямбаев.

Впрочем, в Министерстве финансов нас заверили, что унификации ставок НДС между государствами – членами Таможенного союза не будет:

– По соглашению взимание косвенных налогов во взаимной торговле государств – членов Таможенного союза производится по принципу “страны назначения”, то есть при экспорте товаров применяется нулевая ставка НДС при условии документального подтверждения факта экспорта, импорт – по ставке государства-импортера.

Так, при импорте товаров в Казахстан из Беларуси и (или) России применяется ставка НДС 12 процентов. А при экспорте товаров из Казахстана – в Беларусь и (или) Россию ставка НДС – 0 процентов. Это официальная информация, на деле ситуация выглядит иначе.

– Сегодня складывается такая ситуация: в России – сложности с возвратом НДС, это не так- то просто, – говорит Любовь Худова. – В результате наши швейные предприятия, например, сталкиваются с такой проблемой: нам отпускают вроде бы ткани без НДС, а на самом деле эти 18 процентов уже заложены в стоимость. Мы получаем более дорогую ткань.

В общем, не только наши предприниматели находят лазейки, чтобы избежать НДС.

Кого кормит НДС?

– Предприниматели готовы платить обнальным фирмам по пять процентов с безнала вместо того, чтобы платить 12 процентов в бюджет, – говорит Виктор Ямбаев. – Возникают лжепредприятия, плодится коррупция. Идет фиктивная покупка товаров, работ и услуг, за которые якобы заплачен НДС. Предприниматели не хотят быть в криминале, но люди вынуждены участвовать в коррупционных схемах, чтобы их бизнес выжил…

Альтернативой НДС мог бы стать налог с продаж, который, например, применяют в США.

 – Налог с продаж в размере пяти процентов более корректен, – считает Любовь Худова. – Говорят, что если уменьшить НДС, то сократятся поступления в бюджет страны. По нашим расчетам, этого не произойдет. Напротив, число плательщиков увеличится за счет предприятий, которые выйдут из тени.

Но в Министерстве финансов нам заявили, что в настоящее время вопрос замены НДС на другой вид налога не стоит и даже не обсуждается.

– Фискалы стоят насмерть за НДС, – говорит Виктор Ямбаев, – есть и другие, кому выгодно, чтобы оставался НДС, несмотря на то что он тормозит развитие экономики… НДС удобен крупным экспортерам – транснациональным корпорациям, которые выкачивают полезные ископаемые. В законе есть пункт о возмещении НДС экспортерам. Но что мы экспортируем, кроме своих природных богатств?.. А за счет кого возмещается НДС этим компаниям? За счет рядовых предпринимателей…

Загрузка...