Опубликовано: 939

Наказание неотвратимо

После Второй мировой прошло 65 лет. Но преступления фашистов были так ужасны, что не забылись до сих пор. И не прощены...

“Покажите сыну, как судят гитлеровцев"

Недавно прибыло в корпункт “Каравана ” электронное письмо. От бывшей алматинки, преподававшей когда-то информатику в казахстанском вузе. В Дрездене же “казахендойче” Маргарита смогла устроиться лишь рядовой смотрительницей в музей.

– Зарплата даже для бывшей ГДР не самая высокая, – жалуется постоянная читательница электронной версии “Каравана”. – Возможно, это тоже повлияло на моего отпрыска. Все чаще мой 22-летний сын, у которого постоянные проблемы и с учебой, и с работой, заводит дома разговоры о “засилье иностранцев”. И о том, что “всех этих азиатов надо выметать из Европы поганой метлой”.

Виталий уже познакомился с полицией и судом из-за того, что с дружком оскорбили незнакомого им вьетнамца. Только за то, что у него другой цвет кожи и разрез глаз. Пока обошлось штрафом. Но я нашла у него ксерокопию книги “Майн кампф”. И нарукавную повязку со свастикой. Мне страшно за его будущее...

И наша читательница обратилась ко мне с весьма необычной просьбой: помочь подешевле обустроиться на недельку-другую в Мюнхене. А также в профилактических, так сказать, целях провести ее вместе с непутевым сыном на “процесс века”. Про который Маргарита прочитала именно в нашей газете (“Старость для нацистов – не спасение”, “Караван”, № 4 от 22.1.2010 г.).

Тернистый путь к возмездию

Этот процесс привлек внимание всей мировой прессы. И дело не только в возрасте обвиняемого (в апреле, чуть ли не в день рождения бесноватого фюрера, Ивану Демьянюку исполнилось 90 лет). И не в том даже, что это, наверное, единственный за всю историю юриспруденции процесс, когда перед служителями Фемиды устанавливают кровать и в нее укладывают подсудимого – бывшего старшего вахмана СС, подозреваемого в “убийстве по предварительному сговору и на расовой почве 27 900 евреев”.

Как отмечает респектабельная Sueddeutschezeitung: “Впервые Германия судит подручного нацистов, причем иной национальности. Суровый спрос дошел до последних винтиков в механизме массового истребления людей”.

История предательства

Красноармеец Демьянюк поднял руки перед солдатами вермахта весной 1942-го, в Крыму. За колючей проволокой военнопленных почти не кормили. Иван предпочел голодной смерти усиленный паек пособника эсэсовцев. В учебном лагере “Травники”, готовившем надзирателей для лагерей смерти.

Как настаивает прокуратура, кроме Собибора у фигуранта их расследования были еще охрана Майданека, конвоирование узников во Флоссенбурге...

После капитуляции Третьего рейха эсэсовцу каким-то образом удалось выдать себя за узника концлагеря.

В итоге Иван по новым доку­ментам превратился в Джона, осел в Кливленде, обзавелся семьей, получил высокооплачиваемую должность механика на заводе Форда. И превратился в добропорядочного гражданина США. Ничто, казалось бы, не угрожало его размеренной, сытой жизни. Но... На одном из бейсбольных матчей в конце семидесятых его опознал бывший узник Треблинки. Приняв за самого кровавого надзирателя того комбината смерти – “Ивана Грозного”, собственноручно забившего сотни людей. И сотни тысяч загнавшего в газовые камеры.

Его ждет высший суд

Три года шло следствие. Восемнадцать чудом выживших узников Треблинки с соблюдением всех процессуальных правил опознали Демьянюка как садиста “Грозного”.

С 86-го по 88-й тянулась процедура экстрадиции. Потом – пять лет в израильской камере смертников. Однако уже после вынесения решения о повешении адвокату удается раздобыть в КГБ СССР архивную справку, согласно которой самый кровавый палач Треблинки носил фамилию Марченко, а не Демьянюк. И Высший суд справедливости Израиля в 1993 году выпустил Демьянюка на свободу. С уникальной формулировкой: “Дело прекращено, но не закрыто. Окончательный вердикт не может быть вынесен судьями из плоти и крови”.

Стотысячепервый палач

Джон вернулся домой, добился восстановления американского гражданства и совсем было успокоился. Но “охоту" на Демьянюка объявил Эрнст Крамер, потерявший всех своих родственников в Бухенвальде. Этого 96-летнего руководителя Фонда имени Акселя Шпрингера в узком кругу называют Стальным Дедом – за железную хватку. Он весьма эффективно сотрудничает с Центральным управлением юстиции по расследованию нацистских преступлений в городке Людвигсбурге германской федеральной земли Баден-Вюртемберг.

За полвека своей работы это учреждение выявило почти 692 тысячи причастных к геноциду и холокосту, доведя до суда сто тысяч человек. Демьянюк должен был стать стотысячепервым.

Восемь лет понадобилось немцам для того, чтобы убедить американцев вторично лишить Джона статуса гражданина США. Демьянюк тогда срочно “заболел”. Однако детективы, нанятые антинацистским центром, засняли на видео, как мнимый больной отоваривается в супермаркете, рулит на своем лимузине домой...

Пожалеть стариков?

– Есть ли смысл терзать судебными заседаниями нездорового девяностолетнего человека? – не без провокационного умысла вопрошали ведущие популярного германского ток-шоу.

“Дело Демьянюка” даже у такого всемирно известного охотника за нацистами, как Серж Кларсфельд, вызывает противоречивые чувства:

– Этот процесс оставит горькое послевкусие и в случае, если Джон будет оправдан за недостатком улик, и если его осудят за соучастие, но не будет доказано, что именно Демьянюк сделал...

– Даже если наш фигурант и был своего рода деталью “конвейера смерти” в Собиборе, мы обязаны установить все конкретные действия именно этой детали, а не просто общий принцип работы всего адского механизма, – выдал свое разъяснение собкору “Каравана” людвигсбургский судья Томас Вальтер.

И хотя председательствующий герр Альт, отклоняя ходатайство защиты о дополнительном сборе улик, без колебаний в голосе зачитал такое свое решение: “Данных, которые имеются в распоряжении суда, вполне достаточно для ведения процесса”, его пресс-секретарь Ханс-Курт Херпель чуть позднее все же уточнил:

– Отсутствие непосредственных свидетелей и есть главная проблема.

И это при том, что не без помощи автора этих строк немецкая прокуратура оповещена о престарелом жителе Рязани Алексее Вайцене, который в свое время бежал из концлагеря Собибор и может опознать Демьянюка.

Собкор “Каравана” письменно обратился к Томасу Штайнкрауз-Коху, руководителю группы расследований политических преступлений баварской прокуратуры. Передав ему всю информацию, полученную от Дмитрия Плоткина, помощника прокурора Рязанской области.

Дмитрий Матвеевич навестил старика и показал ему фото еще молодого эсэсовца.

– Да, это Иван Демьянюк! – не колебался Алексей Вайцен. – Я видел его в 1943 году, он конвоировал моих товарищей на заготовку дров в лесу...

Только государственные об­винители ФРГ приступили к официальной проверке сообщения вашего корреспондента, как на них обрушились примерно такие вот “выводы” из самых разных российских СМИ: “Пенсионер Алексей Вайцен узнал в мюнхенском подсудимом палача тысяч заключенных!”, “Российский герой видел и помнит, как садист Демьянюк убивал людей!”, “Это тот самый охранник, которого за чрезвычайную жестокость заключенные Треблинки и Собибора прозвали “Иваном Грозным”, – настаивает очевидец из Рязани”...

– По нашим данным, ничего подобного герр Вайцен не говорил! – изумляются теперь сотрудники баварской прокуратуры.

Это конвейер

Судя по тому, как уклоняются от однозначных ответов германские стражи законности, свидетельские возможности Алексея Вайцена немцы оценили крайне скептично.

Как уже публично признал Торстен Хиппе, эксперт по германскому уголовному праву:

– Не исключен вариант оправдательного вердикта. Но закон на то и закон...

– Это – конвейер, – усмехнулся знакомый сыщик из криминальной полиции. – Непрерывная работа, в которой брак не исключается...

Среди должностных обязанностей этого криминальхаупткомиссара особой строкой выделен сбор информации по “объектам с ксенофобскими отклонениями”. Не важно, современные ли это юнцы-неонацисты, или престарелые благообразные “сеньоры”, хранящие в укромном уголке символику СС и поскрипывающие “хайль!” в тесном, проверенном кругу.

Хоть и запоздалое, но возмездие

Не так давно в Мюнхене приговорили одного такого, 90-летнего Йозефа Шонграбера, к пожизненному заключению. За подрыв в запертом помещении 14 заложников из крохотной итальянской деревушки.

В соседней Австрии судят сейчас экс-сержанта пятой дивизии SS “Викинг”. 90-летнему Адольфу Штормсу вменяется расстрел 57 узников концлагеря.

Вряд ли доживет в спокойной старости свои дни и 88-летний Колымон, пока что обитающий в США. На этого бывшего лагерного надзирателя людвигсбургский антинацистский центр накопал доказательства пока что по одному зверскому убийству мирного человека в годы войны. И уже возбудил дело по экстрадиции.

Готовится также процесс, который наверняка затмит по своей значимости “дело Демьянюка”. Под Бонном недавно арестован некий Сэмюэль К., 1922 года рождения. Этот бывший советский военнопленный, получивший гражданство ФРГ, до пенсии проработавший в федеральном министерстве регионального планирования и городского строительства, причастен, как теперь выясняется, к умерщвлению в газовой камере аж 430 тысяч узников лагеря Бельзек!

В Аахене судят экс-хаупт­шарфюрера СС. 88-летнему Хайнриху Бёре грозит пожизненное за тройное убийство, совершенное в 1944 году. Тогда каратель собственноручно застрелил троих голландских антифашистов.

Больше всего охотники за нацистами гордятся тем, что удалось установить имена жертв. Некоторые настаивают даже на том, чтобы фамилии и биографии погибших вывешивались в камерах их убийц. И чтобы больше ничего другого читать пожизненно осужденным уже не давали.

Дрезден – Мюнхен – Людвигсбург – Аахен

Сергей ЗОЛОВКИН, собственный корреспондент “Каравана” в странах ЕС

Загрузка...