Опубликовано: 3119

Надежен ли дом, в котором мы живем

Надежен ли дом, в котором мы живем

Когда в Караганде обрушилась новостройка, то всем нынешним и будущим новоселам в Казахстане стало не по себе: а вдруг за красивым фасадом новенького здания скрывается угроза для жизни?Об особенностях современного строительства в Астане и на всем эсэнговском пространстве мы говорим с почетным строителем РК, профессором ЕНУ им. Л. Н. Гумилева, автором книг

по строительству Майданом КУСАИНОВЫМ.

Майдан Кусаинов – гроза строителей. Его боятся как огня. Через его “руки”, то есть экспертизу качества, прошли важнейшие объекты столицы, государственные, правительственные здания, спортивные и жилые комплексы, торговые центры. Так что к его мнению стоит прислушаться!

Качество стоит больших денег

– Майдан Комекович, обрушение совершенно нового здания в Караганде для всех стало шоком. Как вы думаете, каковы причины этого?

– Причин очень много, а самые главные связаны с фундаментом и несущими конструкциями. Истину установит комиссия, которая производит тщательный анализ всей цепи строительства, начиная с проекта. Этот тревожный сигнал нельзя игнорировать. Давно пора всерьез задуматься над качеством возводимых сооружений. Сейчас качество строительства у нас тянет в среднем на троечку, в лучшем случае на троечку с плюсом. Строительные компании не заинтересованы в повышении качества работы.

– Но почему?

– А потому, что это стоит очень больших денег. ОЧЕНЬ БОЛЬШИХ! А зачем же их терять, если и “так сойдет”?! Чтобы обеспечить надлежащее качество, фирма должна иметь свою лабораторию, оснащенную оборудованием и приборами нового поколения, чтобы на каждом объекте на входе проверять качество всех исходных материалов: кирпича, цемента, блоков… Далее: деньги надо вкладывать в более современную строительную технику; в обучение рабочих, бригадиров, в повышение квалификации; в освоение новых технологий. Но государство не имеет рычагов воздействия на частные компании. Нет пока таких законов. Однако на них мог бы повлиять дольщик, на чьи деньги возводится строение.

– Каким образом?

– Нанимать своих специалистов, чтобы отслеживать качество работ на каждом этапе.

– И кто бы им позволил это сделать? Их и на стройку-то не пускают.

– Государство должно принять законы в пользу дольщиков, к обоюдной, кстати, выгоде. Это был бы самый пристрастный, самый надежный контроль. За те огромные деньги, которые дольщики платят строителям, они имеют право на свой технадзор и даже финнадзор за расходом денег. А их, вы правильно заметили, даже не пускают на объект.

– Но зачем выдумывать свои схемы, нельзя ли идти по уже известному пути и сделать, как в Европе: за строительством следят и банки, которые выдают кредиты, и страховые компании?

– Нам далеко до Европы с ее развитым строительным сектором.

Ваш дом дышит или нет?

– Опять-таки в связи с карагандинским случаем… Может ли случиться так, что из-за неравномерной усадки здание “поплывет”? И на что обращать внимание жителям, чтобы вовремя принять меры?

– Действительно, здание при неравномерной усадке может деформироваться, поэтому мы, эксперты, следим за этим процессом, укрепляем, “лечим” дома. В том числе и новые. Новоселам могу сказать следующее: обращайте внимание на трещины, которые идут по штукатурке внутри здания, с улицы их не увидишь – облицовка скрывает. Если заметили трещину – сразу обращайтесь в департамент архитектурно-строительного контроля, в ЧС, жилищную комиссию… Специалисты быстро установят, опасно или не опасно дальнейшее проживание в доме.

– Говорят, здание должно дышать, а как понять: оно дышит или уже нет?

– Дыхание здания зависит от строительного материала. Дышит в первую очередь деревянный сруб. На втором месте – кирпич, пористый. Он дышит хорошо, если его не испортить. А люди умеют и любят портить. Одни умудряются цокольный этаж из красного кирпича покрасить масляной краской, и здание перестало дышать, его поры забиты. Другие покрывают штукатуркой, которая плотнее, чем кирпич, – вот вам и парниковый эффект.

– Так как все-таки жильцам понять: дом дышит или уже нет?

– Проделайте следующий эксперимент. Закройте все окна и форточки, постирайте полотенце и ждите, когда оно высохнет. Если высохло быстро, значит, ваша квартира живая и дышит, а если не сохнет долго – значит, у вас проблемы.

Вода камень точит

– У вас ведь есть своя теория на этот счет…

– Моя теория называется “Путь воды”. Дождевая вода должна скатываться от конька крыши так, чтобы ни одной капли не попало на здание. В Средние века зодчие обладали этим мастерством, поэтому их здания стоят до сих пор. А наши разрушаются, потому что путь воды архитектор не прослеживает, пренебрегает опытом столетий. В 2002 году мне привелось обследовать элитные дома на набережной Есиля. Так вот, влажность кирпича наружных стен в восемь раз превышала допустимую! “Вскрытие” показало, что строители сэкономили на гидроизоляционном материале. “Дыхание” дома – это целая наука.

Второе – “Путь ветра”. Господствующее направление ветров у нас – юго-западное. Даже если отток воды хороший, то ветер все равно вбивает скоростным косым напором эту дождевую воду в фасад, и эта сторона фасада разрушается гораздо быстрее. Жители сами могут наблюдать разницу между сторонами здания и вовремя принять меры, чтобы дом стоял как можно дольше.

И третье – “Путь солнца”. Вода, солнце и ветер несут большую разрушительную силу. Если это не учитывать, то здание обречено на короткую жизнь. По городу иду и вижу, что многие проектировщики не учли ни путь воды, ни направление ветра. Печально.

Древний архитектор Ветрувий вывел формулу долговечности: прочность, польза, красота. То есть сначала думай о прочности, потом о пользе и лишь потом – о красоте. Правильность этой формулы подтверждена веками, а мы взяли и перевернули ее с ног на голову.

Вопросы задали читатели

Узнав, что я буду брать интервью у Майдана Кусаинова, читатели попросили задать ему несколько вопросов.

В последнее время систему отопления стали закатывать в пол. Как вы к этому относитесь?

Есть такой проект. Крайне неудачный в наших условиях. Если трубы прорвет, то надо вскрывать пол. Я уже видел подобную катастрофу. А ведь под стяжкой еще электропроводка. Вообще это очень хороший зарубежный опыт теплых полов, но его трудно внедрить у нас из-за низкой квалификации строителей.

Сырой подвал – чем это чревато?

На надежность здания это не влияет, всего лишь на комфорт проживания жителей первых этажей. Мы в 13 старых домах обустроили подвалы. Сейчас в них даже жить можно.

Долговечны ли наши новостройки?

Долговечность здания определяется уровнем стартовой надежности, а также правильной технической эксплуатацией здания. Понятие “стартовая надежность здания” (СНЗ) включает в себя надежность каждого конструктивного элемента, каждой части в процессе его возведения. В Японии стартовая надежность строений достигает 94–95 процентов. Это, считай, “отлично”. В Германии – 90–91 процент: почти “отлично”. А у нас, в России, в странах СНГ – где-то 60–62 процента. Есть методика, формула, по которым ведется расчет СНЗ. Это делается везде, но не у нас. В советские времена это понятие было, а сейчас оно невыгодно. Надо бы его возрождать. Почему я смело называю процент СНЗ, если никто его не просчитывал? Да потому, что я, как специалист, знаю подлинную картину качества нашего строительства. У меня многолетний опыт…

Астана

Загрузка...