Опубликовано: 2471

Нацбанк пытается вернуть миллиарды долларов на родину

Нацбанк пытается вернуть миллиарды долларов на родину

Национальный банк Казахстана решил найти валюту для спасения страны. Искать деньги будут за рубежом, где скрывают свою валютную выручку казахстанские компании. Правда, у банка нет прав забирать эти деньги или переводить в тенге. Все будет зависеть от желания правительства.

– Мы должны иметь ясную картину, какой объем валютной выручки от экспорта возвращается в Казахстан, а какой, возможно, оседает на счетах зарубежных банков. Для этого нужно проводить тщательный мониторинг за внешнеэкономическими операциями, – сказал председатель Национального банка Данияр АКИШЕВ на заседании правительства на минувшей неделе.

Отдельно банк намерен отслеживать факты покупки валюты предприятиями, которым она не нужна по роду их деятельности. Таким образом, подобный мониторинг должен стать одним из инструментов воздействия на валютный рынок в стране и стабилизации курса тенге. Акишев напомнил, что основной задачей его ведомства является восстановление коридора инфляции на уровне 6–8 процентов на 2016 год.

– Нацбанк вводит просто режим мониторинга. В рамках него они могут лишь понимать картину более детально. Меры воздействия в отношении компаний, уводящих деньги из страны, банк принять не сможет, – пояснил “КАРАВАНУ” директор Центра макроэкономических исследований Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ. – С помощью этой информации Нацбанк сможет понять причины искажения или изменения валютной позиции страны.

Получение такой информации – первый шаг к работе по возвращению денег. Но меры воздействия на эти компании могут быть со стороны правительства. Например, налогового комитета. Но опять же, если все налоговые обязательства выполнены, то компании имеют право хранить выручку за рубежом. Возможно, когда детальная картина прояснится и будет понятно, как действовать, пройдут устные переговоры с компаниями на предмет сокращения оттока валюты.

Вообще в такой стране, как Казахстан, кризиса быть не должно. Мы добываем 81 миллион тонн нефти в год. За рубеж в прошлом году продали 62 миллиона. Формально даже при цене 35–40 долларов за баррель нам должно хватать валюты, чтобы закупать необходимые товары за рубежом.

Ведь, кроме нефти, мы продаем руду, уголь, уран, зерно, минеральные удобрения. Экспорт РК в 2014 году составил больше 70 миллиардов долларов. Импорт – всего 26 миллиардов. То есть экспорт перекрывает импорт в 3 раза. У нас есть все условия для стабильного курса тенге. Но так как экспортеры скрывают свои деньги, то валюты постоянно не хватает.

– В России, да и во многих других странах, сейчас выдвигается требование, чтобы счета компаний, пусть даже валютные, были в стране. По крайней мере, их можно контролировать, и правительство будет знать, что валюта в стране есть, – рассказал “КАРАВАНУ” доктор экономических наук Рахман АЛШАНОВ. – Я в этом особых преимуществ не вижу. Мне кажется, что нужно требовать от компаний, не возвращающих валютную выручку из-за рубежа, держать на депозите в наших банках их годовые расходы в тенге. На выплату налогов, услуг поставщиков, зарплат своим работникам.

Раскрытие валютной выручки поможет понять и структуру национального долга. По официальным данным Нацбанка на 30 сентября 2015 года, внешний долг Республики Казахстан составил 155,6 миллиарда долларов. Из этой суммы 81,6 миллиарда составляют государственные заимствования – 52,5 процента от всего долга. Остальные 74 миллиарда, или 47,5 процента, – долги частного сектора.

Традиционно самые большие долги у нашей страны перед пятью государствами-кредиторами: это Нидерланды (43,1 миллиарда долларов), Великобритания (27,8 миллиарда), Китай (13,4 миллиарда), США (12,8 миллиарда) и Франция (11 миллиардов). В сумме этим странам мы должны 108 миллиардов долларов, почти 80 процентов. Все страны – крупнейшие инвесторы и их компании, том числе государственные, – разрабатывают различные месторождения нашей страны.

Инициатива Данияра Акишева, вероятно, позволит даже сократить эти долги. Вернее, исключить деньги, которые пришли в Казахстан из офшорных зон. Можно почти с полной уверенностью сказать, что эти деньги наши, чисто казахстанские. Но они были выведены из страны, чтобы вернуться под видом импортных.

Наш долг перед ними – 9,2 миллиарда. Если к этим деньгам прибавить треть от долгов Нидерландам, та еще офшорная зона, то долг страны существенно уменьшится. Примерно на 25 миллиардов долларов.

– Объем внешних займов РК завышен за счет операций с аффилированными структурами. Из 155 миллиардов внешнего долга около 80 миллиардов долларов – это межфирменная задолженность, не только иностранных компаний, но и отечественных. – сказал Олжас Худайбергенов. В остальной части внешнего долга, думаю, тоже есть доля операций, приходящихся на казахстанские компании. В основном используется Голландия как мостик – через эту юрисдикцию удобнее оформлять займы в силу юридических и налоговых удобств.

Механизм увода денег от казахстанского налогообложения очень прост: эти ресурсные компании зарегистрированы в Казахстане, но свои маркетинговые центры они открывают в офшорных зонах. Средства от продажи сырья поступают на счета компаний в этих зонах, и только когда нужно платить налоги или зарплату своим сотрудникам, они возвращают валюту в Казахстан и закупают тенге. Что не мешает им пользоваться благами страны – постоянно просят льготы, скидки, поддержку.

– Например, “Испат-Кармет” торгует через свой центр в Эмиратах. ENRC Александра Машкевича – через Европу. При этом в страну Евразийская группа возвращает лишь 10 процентов от выручки, – рассказал Рахман Алшанов. – Посчитать это нетрудно.

P. S. За свою историю Нацбанк РК лишь один раз вводил положение об обязательной продаже валютной выручки. В 1995 году. За год до этого, в 1994 году, возник ажиотажный спрос на валюту, в результате курс тенге упал на 760 процентов. Экстренные меры Нацбанка позволили снизить скорость падения тенге до 18 процентов и стабилизировать положение.

После этого с каждым новым кризисом возникают идеи возобновления режима обязательной продажи валютной выручки экспортерами. Так, в октябре 2015 года руководство НПП “Атамекен” предложило зафиксировать курс на отметке 300 тенге за доллар, для чего нужен был “альтернативный крупный игрок”, то есть те же экспортеры.

В январе 2016 года нынешний глава Нацбанка Данияр Акишев заявил, что режим обязательной продажи валютной выручки будет применен регулятором только в экстренной ситуации.

Алматы

Загрузка...