Опубликовано: 10 22004

Нацбанк обвалил курс тенге и срывается на "Караване"

Нацбанк обвалил курс тенге и срывается на "Караване"

“Машина времени” помогает банкам зарабатывать на слабом тенге

Поздравьте меня. Первый раз в жизни меня выгнали с пресс-конференции. Национального банка Казахстана. В четверг, 21 января, его председатель Данияр АКИШЕВ пригласил журналистов на очередную встречу.

И здесь я хотел задать вопрос по ставке РЕПО и его связи с курсом тенге.

Председатель в крепких руках

Перед пресс-конференцией журналистам раздают релиз, в котором расписываются основные пункты информации. И некоторые цифры в документе прямо указывали, что такая взаимосвязь есть. Я не удержался спросить у рядом стоящего коллеги его мнение. Дослушать не удалось. Вошел Данияр Акишев, и пресс-конференция началась. Плотный мужчина в дорогом костюме и модельных туфлях дернул мою руку и зашипел:

– Молчите! Вы мешаете!

Хорошо. Раз мешаем, мы перешли на шепот. Тут меня просто крепко схватили за руку и вывели из зала. Выступающий Акишев на инцидент внимания не обратил и спокойно говорил о позиции Нацбанка на валютном рынке.

Уже в коридоре хороший костюм и ухоженное лицо “собеседника” стали резко диссонировать с его лексиконом. Закрыв глаза, можно было представить базар девяностых:

– Ты кто такой? Чё те надо? Самый умный?

Другую мою руку схватил охранник в костюме попроще. Недолго думая, они вывели меня за парапет перед входом, который охраняет полицейский в форме, и посадили в кресло на сквозняке. Сотрудники пресс-службы тоже ничего не могли сделать, лишь пожимали плечами и втихаря обронили:

– Новый директор службы безопасности.

Там, в зале, остался диктофон. В коридоре на вешалке висела куртка. Но я не мог их взять: тут же,стоял охранник в дорогом костюме и недобро смотрел в мою сторону. Видимо, его раздражал только я, в зале уже был наведен порядок, а за беспорядком нужен личный догляд. Но главное: его эго было удовлетворено. В итоге вопрос Акишеву мне задать не дали. Но некоторые ответы я уже получил в пресс-релизе. Взаимосвязь есть, причем прямая.

Даже прикуп знать не надо

– Коммерческие банки используют средства Национального банка для валютных спекуляций, – рассказал “КАРАВАНУ” источник, пожелавший остаться неизвестным. – Так как собственные активы уже переведены в валюту, для спекуляций используются деньги, получаемые от операций по РЕПО.

Операции РЕПО – это инструмент Нацбанка по предоставлению банкам тенговой ликвидности под залог. Обычно такой залог – государственные ценные бумаги. В режиме свободного плавания Нацбанк должен поддерживать в банковской системе тот объем тенге, который нужен рынку. Он не тратит резервы, но может регулировать спрос на ликвидность через ставку.

Обычная ставка РЕПО была 16 плюс/минус 1 процент. Но с приходом Данияра Акишева эта ставка начала резко скакать, не опускаясь ниже 60 процентов. В отдельные дни она доходила до 500 процентов. Видимо, в эти дни Нацбанк полностью уходил с этого рынка, чтобы не давать банкам давить на тенге.

Механизм таких спекуляций прост до безобразия. Национальный банк для расчетов и платежей применяет вчерашний курс тенге. Этот курс обязателен для всех государственных органов. Например, 19 января курс был 374,31 тенге за доллар. На следующий день, 20 января, уже 377,7 тенге. Но РЕПО выдают по вчерашнему курсу. Тут даже прикуп знать не надо! Карты раскрыты, будто на машине времени слетал во вчера.

Сейчас Нацбанк намерен понизить ставку РЕПО до 30 процентов. При такой ставке банку-спекулянту, чтобы получить прибыль, нужно, чтобы тенге упал лишь на 0,1 процента. Это всего 38 тиынов. При росте на 1 тенге прибыль вырастает до 200 процентов. Тут же курс упал сразу на 3,39 тенге. То есть прибыль больше 600 процентов. В итоге деньги, которые Нацбанк должен давать коммерческим банкам на кредитование экономики, уходят на валютный рынок, чтобы давить на тенге еще сильнее.

Об этом говорит и статистика Казахстанской фондовой биржи (KASE) и Нацбанка. За год общий объем торгов на рынке автоматического РЕПО вырос в 2,1 раза и составил 23,13 триллиона тенге. Также я успел услышать, что давление на тенге оказывают крупные игроки. Объем средств населения на рынке составляет всего 15 процентов.

 Почему тенге так быстро падает?

– Это только риторика Данияра Акишева. Что он делал с РЕПО на самом деле – другой вопрос, – поделился своим мнением с “КАРАВАНОМ” управляющий партнер инвесткомпании “Tengri Partners” Ануар УШБАЕВ. – Акишев в этом косвенно обвиняет Келимбетова. Когда Нацбанк участвовал на рынке РЕПО полноценно и предоставлял ликвидность дешево, коммерческие банки использовали эти средства для покупки валюты. Это вопрос интерпретации: делал ли это Нацбанк специально, и в этом ли обвинение Акишева, либо Нацбанк делал это непреднамеренно и банки этим пользовались для своих спекуляций? Пока же ваше предположение ничего не доказывает.

У Кайрата Келимбетова и у Данияра Акишева принципиально разная монетарная политика, считает эксперт.

Первый хотел сделать транспарентный прозрачный рынок, при котором Нацбанк гарантирует нижнюю и верхнюю планку для денежного рынка. И это было абсолютно правильно. Его ошибкой было то, что он не угадал, с какой ставки начать. Сначала поставили 12 процентов, затем 17. Это было слишком мало. При таких ставках еще были выгодны спекуляции.

Что сделал Акишев, когда пришел? Он увидел эту картину, понял, что дешевый доступ к заимствованиям в тенге для банков позволяет относительно безболезненно играть на понижение тенге.

Но вместо того, чтобы прозрачно поднять ставку по РЕПО вверх, объявить о новом коридоре, он просто изъял деньги с рынка ликвидности. И это единственная причина, по которой рынок штормит уже два месяца. Фактически он убил доверие к Нацбанку.

Теперь игроки на рынке знают, что Нацбанк может объявить свое решение, а затем, не оглядываясь ни на что, отказаться от своих слов. При таком отношении Акишеву никто не верит. Вот почему тенге так быстро падает.

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ