Опубликовано: 3307

"На пятом месяце беременности"

"На пятом месяце беременности"

Главный режиссер и художественный руководитель Казахского ТЮЗа им. Габита Мусрепова Талгат Теменов вновь вернулся на съемочную площадку после долгого перерыва (последняя его картина – блокбастер “Кочевник”, съемки которого завершены в 2005 году). Сейчас он закончил снимать в черновом варианте картину “Мой грешный ангел” с Жераром Депардье в одной из ролей.

Просто, как дважды два

Недавно состоялся эксклюзивный показ картины, находящейся пока, как выразился режиссер, по степени готовности “на пятом месяце беременности”.

– Мне хотелось снять что-то подобное ранним моим работам, таким как “Станция любви”, “Бегущая мишень”, “Волчонок среди людей”, – говорит он. – Этим картинам больше 20 лет, но, как сказала одна чиновница от кино, для нее “Станция любви” – это нестареющий хит.

В позапрошлом году Теменов запустил картину “Преодоление”. В ремейке знаменитой советской ленты “А зори здесь тихие” он собирался рассказать о героизме четырех девушек, самоотверженно борющихся с наркотрафиком в Чуйской долине. Кинопробы шли уже полным ходом, когда президент “Казахфильма” Ермек Аманшаев передал режиссеру пожелание главы государства – поменять политику национальной киностудии: перейти от экшн-картин к романтическим.

– Я, конечно, испытал шок, но, увы, другого выхода не было, – признается Теменов. – После бессонной тяжелой ночи я попросил руководство киностудии дать мне месячный срок на написание другого сценария.

За точку отчета он взял свой же спектакль “Приглашение в Мулен Руж” – сделал его киноверсию. Сюжет прост: классический любовный треугольник – двое влюблены в одну и ту же девушку. Один из них уже убелен сединами, зато богат и наделен властью, другой беден, зато молод и хорош собой. Сценарий был написан за неделю. Затем начался самый тяжелый период – актерский кастинг. Исполнительница главной роли должна была обладать тремя качествами: драматической актрисы, оперной певицы и танцовщицы. Ассистенты режиссера сбились с ног, пересмотрев по всему Казахстану тысячи девушек, но ни одна из них не отвечала требованиям. Пробовали искать в Киргизии и России – опять неудача. До съемочного периода оставалось совсем мало времени, но Теменову интуиция подсказывала, что она, эта девушка, ходит где-то рядом.

Актеры были утверждены без проб

Куралай Анарбекову ассистенты нашли, когда в сотый, наверное, раз перебирали фототеку “Казахфильма”. Девушка из Актобе хотела сниматься в кино, но ее не приглашали даже на эпизоды. В Алматы, куда она приехала после окончания экономического колледжа, перебивалась тем, что вела в школе танцевальный кружок. Ассистент привела ее прямо в кафе, куда режиссер зашел пообедать.

– В это время шел чемпионат мира по футболу, и я делал вид, что полностью увлечен матчем – бросал комментарии, возмущался, а сам исподтишка наблюдал за девушкой, – вспоминает Талгат. – Она тихонько сидела рядом, скромно сложив ручки на дрожащих коленках. Я ее понимал и где-то даже сочувствовал: все молодые актеры были уже наслышаны о “грозном Теменове”, которому трудно угодить. По-моему, девушка чуть не потеряла сознание, когда я заявил, что она утверждена на роль. В глазах был немой вопрос: “А как же фото- и кинопробы?”. Чем она покорила? Ну уж, конечно, не просто внешними данными – были претендентки на роль и красивее. Но у меня профессия такая – замечать качества, которые обычному человеку не видны: я понял, что она сможет держаться как богиня в любой ситуации.

На роль Азамата, главного героя, актер был уже утвержден. Он даже успел сняться в одном из эпизодов, когда на съемочную площадку привели Данияра Канаткалиева – безработного актера.

 – Когда он, кое-как отыграв кинопробу, вышел из павильона, я пригласил оператора Антона Антонова и художника Александра Ророкина, чтобы сказать им: “Ну что же, ребята, я утверждаю этого парня. Кто не рискует, тот не пьет шампанского”. С этого дня началась полноценная работа. Пока ТЮЗ был в отпуске, я успел слетать в Париж, чтобы снять несколько эпизодов с участием Жерара Депардье, а к началу нового театрального сезона почти полностью завершить работу над картиной.

Депардье Теменову удалось заполучить благодаря бывшей россиянке Анастасии Ковтун, представляющей во Франции интересы кинематографистов из стран СНГ.

– Насте удалось убедить Жерара, что Теменов – хороший режиссер, – рассказывает Талгат. – А дальше уже все зависело от меня. Когда я приехал на первую встречу с актером, то заявил ему на английском: “Жерар, мы с тобой знакомы 30 лет”. “Как? – удивился он. – В 80-м я смотрел первую картину с твоим участием”. Он расхохотался и хлопнул меня своей лапищей по плечу: “Ты мне нравишься”. В Париже мы снимали всего неделю. Оставался один маленький эпизод, который должны были снять с Депардье, но в 11 утра он улетал на съемки в другую страну. И тогда я на свой страх и риск назначил съемки на шесть утра. Я рассчитывал, что маэстро придет к семи, тем более что в тот день с раннего утра в Париже шел ливень. И вдруг ровно в шесть мы увидели стоящего в гриме и костюме Депардье. Я испытал шок! Такую дисциплинированность я редко встречал даже у молодых актеров. Он играл Шарля, духовного друга Айши – героини картины, приехавшей в Париж за уроками сценического мастерства. Герой Депардье – двойник профессора, наставника Азамата – возлюбленного девушки, оставшегося в далеком Казахстане. И тот и другой как бы ведут молодых людей по жизни. Девушка в разговорах со старшим другом никогда не упоминает об Азамате. Она говорит Шарлю, как ей нравится Париж. “Но в глазах у тебя печаль, ты тоскуешь по родине и по любимому. Человек должен быть там, куда зовет его сердце”, – отвечает тот.

Сработали, как швейцарские часы!

Хотя картину мы увидели на “пятом месяце беременности”, впечатления сырой она не производит, поскольку Талгат Теменов пригласил настоящих профессионалов. Это в первую очередь российский оператор Антон Антонов, снимавший все картины Егора Кончаловского (по рекомендации последнего он и пришел в ленту “ Мой грешный ангел”), и режиссер-монтажер Николас Трембасьевич, работающий во всех картинах Люка Бессона. Николас, который сравнивает свою профессию с работой акушера, находящегося с роженицей в самый ответственный для нее момент, предрекая картине и зрительский, и фестивальный успех, говорит: “Наша беременность длится не девять месяцев, а, как у слонов, все 12! Поэтому то ли еще будет”.

По его словам, съемочная группа работала точно, как швейцарские часы.

– Я вел себя в этой картине так, как будто снимаю первый раз в жизни, и каждый день отправлялся на съемочную площадку, как на войну. Больше всего меня страшила мысль, что те, кого я пригласил в картину, вернувшись к себе на родину, будут пренебрежительно бросать: “Работали с каким-то там Теменовым”. Я очень надеюсь, что они будут везде говорить, что в Казахстане есть профессиональный кинематограф.

Загрузка...