Опубликовано: 898

На посту и с песнями

На посту  и с песнями

До весны еще далеко, но в Германии уже прощаются с зимой

Когда сумрачная, промозглая погода начинает уже вгонять в депрессию, когда грядущий религиозный пост портит чревоугодникам настроение, когда до лета еще далеко, а холода уже надоели, самое время отведать чего-нибудь вкусненького, расслабиться с бокалом чего-нибудь согревающего, а то и просто... вернуться в детство.

На этот счет современный Запад, похоже, имеет немалую фору перед Востоком. Здесь в отличие от серьезных и хмурых граждан нашей Отчизны достигли подлинных высот в искусстве... дурачиться. Причем беззлобно, со вкусом, не задевая ничьих личных интересов.

Традиции древних римлян

Самая скучная пора года расцвечивается у немцев массой ободряющих, тонизирующих придумок. Где еще можно увидеть такую диковатую на первый взгляд картинку? По древним мостовым носятся современные дамы с ножницами наперевес. Они стремятся укоротить такой символ мужского достоинства, как...

Нет, это совсем не то, о чем можно было подумать. Речь о... галстуках. Раз в году, 11 ноября одиннадцатого по счету месяца начиная с 11 часов 11 минут, представительницы прекрасного пола ФРГ имеют право отчекрыжить данную часть туалета даже у самого грозного начальника. И ничего им за это не будет. Потому как – традиция!

Другой не менее яркий обычай – фашинг! Это праздник, совпадающий по времени со знаменитыми бразильскими феериями. Но, пожалуй, превосходящий бразильский карнавал по размаху.

Из истории известно, что это народное гулянье берет свое начало из безудержных разгулов древнеримских сатурналий, восхвалявших весну и торжествующую вместе с ней любовь. Со временем, правда, принципы воздержания и нормы приличия у потомков сатурналий стали преобладать. Но и спустя столетия проблем у фашинга еще хватало. Еще в эпоху Австро-Венгерской империи эти ранние проводы зимы не отличались, мягко говоря, особой сдержанностью. Дошло до того, что императрица Мария-Терезия запретила во время фашингов носить маски. Ибо под ними зачастую скрывались грабители, насильники, дебоширы и прочие нарушители общественного порядка.

На некоторое время стихия народного празднования волевым порядком оказалась втиснута в прокрустово ложе императорских балов и дворянских собраний. Все стало проистекать теперь чинно-мирно во дворцах. Где и знать проходила через бдительный фейсконтроль охраны. А затем довольствовалась скучными турами вальса.

Черни же разрешалось в честь фашинга поднять чарку-другую в специально отведенных для того заведениях. В тех же кабаках и тавернах можно было немного и поплясать. Но за битье посуды и рукоприкладство грозил длительный тюремный срок.

Сын властной императрицы, Иосиф Второй, несколько ослабил гайки. Было снова разрешено наряжаться в карнавальные костюмы и носить маски. Но... только в помещениях.

С той поры немало законов поменялось. А вот обычай встречать весну уже в начале февраля остался.

Все на фашинг!

И в этот раз вся Германия впала в детство, высыпав на улицы в самых невообразимых нарядах. Причем, если в Кёльне или Майнце делают упор на пестрые костюмы, а в Швабии – только на маски, в Баварии, к примеру, смешиваются сразу все стили, направления и традиции.

Кого только не увидишь на улицах в субботний день второго февраля! Это и ведьмы на метлах, коих лишь в одном городке Ротвайль собралось сразу свыше пятисот. И придворные шуты с бубенчиками на колпаках: ими в Штутгарте на этот раз звенели сразу 3000 ряженых!

А уж о богатой фантазии так называемых сексуальных меньшинств и говорить не приходится. Такое разнообразие нарядов на грани приличия можно встретить лишь на скандальных германских и голландских “лав парадах”, остающихся предметом ожесточенных общественных дискуссий.

Впрочем, в том же Мюнхене, к примеру, во время фашинга смешались в одну дружелюбную и слегка хмельную толпу не только “натуралы” и представители нетрадиционной ориентации.

Не было вообще никаких различий между сильными мира сего и простолюдинами. Например, можно было встретить в огненно-рыжем клоунском парике и с красным накладным носом самого обербургомайстера баварской столицы – Кристиана Уде (на фото).

На что не пойдешь перед выборами!

Правда, если судить по выражению лица его жены, эта серьезная дама не пребывала в большом восторге от озорной выходки своего эксцентричного супруга. Но на носу – коммунальные выборы. А для завоевания избирательских симпатий все законные средства хороши. В том числе и подкрепляемые древними, такими славными народными традициями.

Впрочем, истины ради следует признать: в пору, не обремененную политическими баталиями, высшие германские чины вовсе не чураются “пойти в народ” и поднять вместе с ним пару-другую бокалов пива.

Упоминавшийся выше Кристиан Уде, к примеру, каждый фашинг и уже второй десяток лет подряд на правах градоуправителя подходит к фонтану на центральной мюнхенской площади и... бросает туда кошелек, набитый не только монетами, но и купюрами. Сколько их там точно, не знает никто. Но, согласно древнему обычаю, самые отчаянные бросаются в ледяную воду за добычей. А затем в специально для того оборудованном вагончике отогреваются горячим вином, сушат одежду, пересчитывают содержимое отвоеванного у конкурентов кошелька...

Вся эта уморительно веселая процедура транслируется по телевидению. А затем старики рассказывают в эфире про фашинги их молодости. Отличавшиеся от сегодняшних лишь тем, что транссексуалов и прочих экзотичных фигур тогда, конечно же, на немецкие улицы так открыто никто не выпускал. И даже, напротив, был тот мрачный период, когда причастность к подобным ориентациям приравнивалась к смертному приговору.

– Так что уж пусть лучше будет даже такой фашинг без фашизма, чем проклинаемый мною фашизм с пуританским фашингом, – заметил недавно один очень пожилой и очень почитаемый германский литератор. Похоже, с этим в ФРГ сегодня соглашаются почти все.

Сергей ЗОЛОВКИН, наш собственный корреспондент в Германии

Загрузка...