Опубликовано: 1445

На последнем рубеже

На последнем рубеже

На протяжении почти десятка лет Александр Убыкин был основным голкипером лучшей футбольной команды Казахстана – алма-атинского “Кайрата”. Приняв перчатки из рук Куралбека Ордабаева, он надолго забронировал за собой “пост номер один”.

Премия – праздничный обед в солдатской столовой

А появился Убыкин в “Кайрате” не как большинство его партнеров – из казахстанских клубов второй лиги, а из ростовского СКА.

– Вопреки расхожему среди болельщиков мнению, я не из России, – говорит Александр Убыкин. – Вырос я на Алма-Ате I, футболом занимался на стадионе “Локомотив”. В Пскове же оказался по приглашению своего детского тренера, который возглавил местный “Электрон”. Со мной в 1969 году в Россию из Казахстана уехало еще несколько молодых ребят – Владимир Валиахметов, Дмитрий Шеремет, Владимир Лихошерстных, Александр Кулаков.

– Потом была армейская служба в ростовском СКА?

– Начинал я служить в Ленинградской области, играя за “Звезду” из Выборга. С этой командой мы победили на первенствe области. Капитан, который содержал ту команду, на радостях устроил нам праздничный обед в солдатской столовой. А после со слезами на глазах подписал 14 приказов на дембель.

Судьба вела в московские ЦСКА, “Спартак” и ташкентский “Пахтакор”

– Но вы в число демобилизованных счастливчиков не попали?

– Нет. Меня отправили в московский ЦСКА. В Москве я пробыл четыре месяца в компании вратарей, в разные годы игравших в сборной СССР, – Владимира Астаповского и Леонида Шмуца. После чего оказался в ростовском СКА. В 1974 году стал основным вратарем команды. Помню даже, журнал “Юность” называл меня третьим голкипером Советского Союза.

– Тогда, наверное, хватало предложений от известных команд из различных городов Советского Союза?

– Звали в московские “Спартак” и “Локомотив”, днепропетровский “Днепр”, одесский “Черноморец”. Но из СКА не отпускали. Демобилизоваться я должен был весной, но кто же расстанется с игроком на старте сезона? За своенравность отправили в обычную часть, пригрозив еще и сельхозработами. Наслушавшись рассказов от побывавших там ребят, сразу пообещал вернуться в команду. Вскоре СКА начал “валиться”, тренеры часто менялись. В этой ситуации оставаться в Ростове не видел смысла.

– Пригодились прежние предложения?

– Да. С московским “Спартаком” провел пару тренировок. Туда как раз молодого Рината Дасаева из Астрахани привезли. Он стал дублером Александра Прохорова, и когда тот получил травму, надолго занял место в воротах “Спартака”. После возвращения в Ростов решил со своим одноклубником Виктором Чуркиным в “Пахтакор” отправиться. Единственное условие поставили – жить на одной лестничной площадке. Пока ждали ответа, из Алма-Аты Леонид Константинович Остроушко приехал. Чуркин – чимкентский, ему до дома рукой подать. Вот он и остался в Ташкенте, а я перешел в “Кайрат”.

Волчок провел серьезную чистку

– В “Кайрате” в отличие от ростовского СКА вам не было гарантировано место основного вратаря…

– Конечно, сначала играл за дубль, затем постепенно стали подпускать к основному составу. А вскоре “Кайрат” возглавил Игорь Семенович Волчок. Он не поленился провести тщательнейший отбор молодых футболистов по всему Казахстану. Каждую неделю в команду на просмотр приезжали по 10 – 12 человек. Так в “Кайрате” появились Антон Шох, Вахид Масудов, Евстафий Пехлеваниди, Александр Куклев, Сергей Волгин, Геннадий Штромбергер, Сергей Ледовских, Фанас Салимов и многие другие. В 1980 году Игорь Семенович освободил из команды почти всех “стариков” за исключением меня, Юсупа Шадиева и Сеильды Байшакова. Мне доверили место в воротах, капитанскую повязку… В “Кайрате” я отыграл 13 лет.

– Какая игра запомнилась больше остальных?

– В Лужниках в мае 1985 года, когда сыграли вничью (1:1) со “Спартаком”. В том матче нас прилично “поддушивал” судья Иван Тимошенко, с которым мы еще в СКА вместе играли. В том же сезоне хорошей во всех отношениях была и домашняя игра со “Спартаком” – 4:4. Вообще было очень много интересных поединков: и в Днепропетровске, и в Ташкенте, и в Харькове, и в Вильнюсе. Только я никогда не выделял какой-то отдельный матч, чтобы потом ходить и гордиться собой. На каждый следующий матч настраивался по-новому.

– А какую игру в высшей лиге чемпионата СССР и вспоминать не хочется?

– С “Нефтчи” в Баку в 1987 году. Проиграли тогда по всем статьям – 0:6. Хозяева нас сразу взяли в оборот. После шестого гола сбросил в сердцах перчатки: “Все, не могу больше!”

В одиночку “договорняк” не сделать

– У вратаря, наверное, в плане договорных матчей самое удобное амплуа для “обеспечения” нужного результата?

– К голкиперу, конечно, часто подходят с подобными предложениями. Вот в Баку, например, длинный тоннель перед выходом на поле. Так там уже стоят люди и суют тебе деньги. Но один человек результата не обеспечит, надо как минимум полкоманды задействовать. Что скрывать, были такие случаи в советском футболе. В заключительном туре чемпионата СССР 1974 года в первой лиге липецкий “Металлург” совершенно не сопротивлялся стоявшему “на вылет” ашхабадскому “Строителю” – 0:9. То же киевское “Динамо” расписывало очки со своими украинскими соперниками.

– Кто из нападающих союзной высшей лиги доставлял больше всего неприятностей?

– Олег Блохин из киевского “Динамо”, Владимир Федоров из ташкентского “Пахтакора”. В московском “Спартаке” забить мог любой футболист. Неординарным нападающим был Рамаз Шенгелия из тбилисского “Динамо”: мог убежать, пробить издалека. За годы, проведенные в футболе, уже знаешь все привычки нападающих, можешь предугадать, как они себя поведут в той или иной ситуации… Раньше в каждой команде были яркие индивидуальности, на которых ходил болельщик. Каждая команда имела свой почерк и пусть маленькую, но изюминку, отличавшую ее от других. И в “Кайрате” ярких игроков было немало. Сейчас же футбол какой-то одинаковый. Выделить некого, за редким исключением. Те же Руслан Балтиев или Нурбол Жумаскалиев по меркам чемпионатов 80-х – средние футболисты.

– Возвращаясь к нападающим, наверное, рады, что Евстафий Пехлеваниди играл с вами в одной команде?

– От Грека всего можно было ожидать. Играли мы в 1981 году в Симферополе, так он на последней минуте головой забил после углового и сравнял счет – 3:3. Защитник “Таврии”, который должен был его держать, только руками развел: “Да откуда я знал, что он с места прыгает выше меня”!

– В чем была сила “Кайрата” 80-х?

– Во-первых, у футболистов был задел мастерства. Спасибо детским тренерам! Во-вторых, у всех ребят было желание играть, показать себя. Футбол для нас был не работой, а творчеством. К примеру, Курбан Бердыев, Сергей Стукашов, Евстафий Пехлеваниди сначала на бумаге разрабатывали комбинации, а затем на тренировках доводили их до совершенства.

Давиду бы еще росточка

– Чего не хватает нынешним казахстанским вратарям?

– Школы приема мяча, работы ног. Я, к примеру, свою технику поставил в детстве, когда ловил маленький мяч, пущенный в стенку. В “Кайрате” со мной занимался знаменитый нападающий 60-х годов Владимир Александрович Скулкин, владевший приличным ударом с обеих ног. Еще порой возникает мысль, а не отдать ли их в танцевальный класс, чтобы научились двигаться в воротах, а не просто стоять на линии и реагировать на удары.

– Согласны с тем, что вратарь – особая часть команды?

– Да. Голкипер не имеет права на ошибку, так как исправить его оплошность некому. Меня ответственности научили еще в Пскове. Помню, из-за моей нелепой ошибки мы сыграли вничью, лишились части премиальных. Тогда ребята за ужином популярно мне объяснили, что из-за меня их семьи остались без дохода. В тот момент я осознал, насколько вратарь ответственен за результат всей команды.

– Сейчас вы работаете в алматинской “Цесне” тренером по вратарям. Чему помимо ответственности вы учите своих подопечных?

– Вратарь должен все время сохранять хладнокровие, не поддаваться эмоциям. У него есть только один противник – мяч, которого он должен остановить любой ценой. Даже на тренировках надо пытаться достать любой удар. У голкипера должна выработаться психология победителя. Победителя в дуэли с мячом.

– Кого можете выделить из вратарей нового поколения?

– Из казахстанских голкиперов – Давида Лория. Ему бы росточка прибавить, сантиметров пять… У Давида очень хороша интуиция в ближнем бою. Но он слабоват в игре на выходах. Из западных импонирует игра Петра Чеха из “Челси”.

Спасибо судьбе за жизнь в том, советском, футболе

– В вашей тренерской карьере был период работы в сборной Казахстана…

– Да, входил в штаб Леонида Пахомова. В Португалии пришлось поработать шпионом. Тайно проник на стадион и понаблюдал за тренировкой сборной Португалии перед товарищеской игрой с нами в августе 2003 года. Интересно, что португальцы отрабатывали исключительно атакующие комбинации. Было четыре варианта развития атаки, которые они проводили сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Увиденное разобрали на тренерском совещании, а на следующий день сумели нейтрализовать португальцев. Проиграли всего 0:1, а забей Алибек Булешев из выгоднейшего положения, могли бы и избежать поражения.

– Если бы появилась возможность заново прожить футбольную жизнь, многое бы изменили?

– Некоторые нюансы, может, исправил бы. В московском “Спартаке”, к примеру, остался бы. Не успел за границей поиграть. А вообще благодарен судьбе за то, что прожил жизнь в том, советском, футболе, и поиграл при аншлагах на многих стадионах.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...