Опубликовано: 1064

На что потребитель имеет право?

Чем обещает порадовать наступивший год – так это Законом “О защите прав потребителей”, который мы ждали почти 20 лет. Пока он одобрен Мажилисом Парламента в первом чтении. Как он может нас защитить, а на что рассчитывать не стоит?

В стране до сих пор официально действует закон еще КазССР от 5 июня 1991 года. Его, собственно, никто и во внимание не принимает. Казалось бы, временем давно востребован новый, но его мы принимаем только сейчас, едва ли не последними в СНГ.

Первая попытка усовершенствовать законодательство о защите прав потребителя была предпринята еще в 1997 году. Проект был подготовлен Госкомитетом по ценовой и антимонопольной политике. И был отклонен.

Позже отклоненным правительством законопроектом занялись депутаты Мажилиса. И вновь законопроект “прокатили”. А именно – в части недопустимости финансирования государством общественных организаций. Недопустимое финансирование углядели в норме, оговаривающей, что при выигранных в судах делах общества защиты прав потребителей получают 30 процентов от штрафов, наложенных судом, и 70 процентов идет в бюджет. К тому же начиналась кампания по поддержке малого и среднего бизнеса, и потребитель со своими правами рассматривался многими чиновниками как помеха предпринимательству. Еще всем было понятно, где собака зарыта: у многих должностных лиц и депутатов родственники занимались коммерцией, на этом был “завязан” семейный бизнес, и они совсем не были заинтересованы в законодательном укреплении позиций покупателей.

В начале прошлого года “страшный” законопроект вновь поступил в Парламент и со скрипом стал продираться через споры, лобби и разногласия к финишной прямой. Депутат Мажилиса Айгуль СОЛОВЬЕВА полагает, что в новом законе удалось переместить принцип равенства сторон, производителя и потребителя, в сторону интересов наиболее слабой и уязвимой стороны – потребителя:

“В результате обсуждений мы пришли к такому пониманию: если, допустим, очень богатая компания, с одной стороны, а гражданин – с другой, компании ничего не стоит выплатить 100 про­центов за некачественную бытовую технику, скажем, 200 долларов. Но когда суд наложит такой штраф, что мало не покажется, в следующий раз им совсем невыгодно будет идти в суд или предлагать некачественный товар. А если все это еще и забюрократизируют, то и моральный ущерб платить придется. И издержки на экспертизу”.

Все это здорово, но в тексте законопроекта “мало не покажется” подробно не прописано, а значит, отдается на усмотрение суда. Потом – само обращение в суд. По поводу квартиры, автомобиля потребитель еще обратится. А в остальных случаях? Насчет чайника или костюма? Тяжба – она и есть тяжба, требует и времени, и средств. И на это пойдет не каждый. Эту функцию могли бы исполнять общества по защите прав потребителя. Однако и здесь произошла в законе “утечка”.

“Это, пожалуй, самая болезненная тема законопроекта, которую мы не смогли отстоять, – говорит депутат Мажилиса Парламента Айгуль Соловьева. – Почему, собственно, сам закон нужен? Когда мы научимся требовать качества товара, услуг, тогда и бизнес начнет думать о конечном потребителе. Повысится качественная составляющая”.

Несколько иначе выразила эту мысль Светлана Савченко, глава Лиги потребителей:

“Когда народ научится правильно выбирать колбасу, он и правительство будет выбирать себе правильно. Потребительское образование, осознанный выбор – это уже гражданская позиция”.

А Татьяна Квятковская, экс-депутат Мажилиса, так озвучила свою точку зрения на новый законопроект:

“Относительно большой сферы услуг – медицинских, туристических и прочих – потребитель остался без надлежащей защиты. Закон оказался очень узкого, можно сказать, усеченного действия. И если его примут, потребитель в какой-то мере будет защищен, но этого ему придется добиваться самому, потому что в рамках данного закона общественные организации работать не смогут”.

Зато порадовало в законе положение о том, что я могу в течение определенного времени (зависит от группы товара) вернуть покупку назад. Причем даже качественную. Так просто – передумала. Когда сказала об этом знакомому продавцу, тот сделал “квадратные” глаза: “Ага, сейчас, прямо. Продал – значит продал!”.

Тогда к кому обращаться? Читать в бутиках вслух Закон “О защите прав потребителей”? Интересно, что услышу в ответ?

Следить за соблюдением закона, сказано в документе, призван уполномоченный орган. Нет, такого, как в России, – Роспотребнадзор, решили не создавать. Зачем? У нас, мол, есть Министерство индустрии и торговли и Агентство по защите конкуренции. Только пока не решили, кому потребительские дела поручить.

Наталия БУРАВЦЕВА, Астана

Загрузка...