Опубликовано: 1192

Мы – жертвы или хотим ими казаться?

Мы – жертвы или хотим ими казаться?

Не так давно во время очередного собрания депутатов городского маслихата, общественности, надзорных и фискальных органов обсуждался вопрос об электроснабжении города. И прозвучала как бы вскользь брошенная фраза: “Ведь мы – жертвы ядерного полигона, и это надо учитывать”.

И стало понятно, что чиновники в очередной раз, пытаясь добиться послаблений, использовали стандартный аргумент. Не вникнув до конца в суть проблемы, а именно: почему коммунальные предприятия Семея опять задолжали энергетикам баснословную сумму, одна из присутствовавших на том собрании женщин в сердцах бросила ту самую фразу, о жертвах. Выходит, нам, семейцам, позволено то, чего другим нельзя, – не платить за электроэнергию?

Да, испытания на Семипалатинском ядерном полигоне нанесли непоправимый вред здоровью людей, живших и продолжающих жить в этих местах. Но стоит ли списывать на полигон все то, что происходит с нами сейчас? Ведь о том, что мы жертвы, чаще всего вспоминают почему-то именно те, кто стоит у власти, когда хотят добиться, например, денег. А всегда ли эти деньги доходят до тех, кому они предназначены, – до населения?

К слову, сами жители Семея предпочитают не вспоминать об этом.

В наш корпункт в Семее часто обращаются люди, которые пострадали от чиновничьего равнодушия, от исполнения неверных судебных решений или от неисполнения верных. Но никто из них ни разу не заявлял, что он, мол, жертва полигона. Жертва волокиты – да. Жертва судебной системы – тоже да. Но слово “полигон” не звучало никогда!

Совсем недавно в корпункт позвонила женщина – Халида Калиева. Ей 48 лет, она инвалид. Живет в немыслимых условиях: две комнатушки, которые фактически не обогреваются. Разницы между температурой в доме и на улице – никакой! Печку признали недействующей и даже опасной, она может взорваться, если ее затопить. А чтобы сделать ремонт, нет денег. Да и откуда им взяться? У Халиды исполосована вся брюшная полость, она, извините за подробности, даже в туалет сама сходить не может. Женщина живет на пособие по инвалидности – 11 тысяч тенге. Едва хватает на то, чтобы прокормиться хлебом, китайской лапшой и сухим молоком. Работу она найти не может: кому нужен такой работник? К тому же III группу инвалидности ей дали временно, на год, а потом Халиде придется снова идти на комиссию и доказывать, что она не стала здоровее.

Недавно Халида купила электроплитку китайского производства за 1800 тенге, чтобы хоть как-то обогреваться. И за свет она платит регулярно, не забывая выделять на это деньги из своего скудного бюджета. Мы встречались с ней дважды, долго разговаривали. И Халида за это время ни разу (!) не сказала, что она “жертва ядерного полигона”. Не полигон виноват в том, что у нас чиновники без души и сострадания.

Часто приходится читать страшилки про наш город, в основном в российской прессе. Вот недавно попалась на глаза заметка под названием “Заложники ядерного монстра”, вышедшая в одной уважаемой российской газете. Прочитаешь – удивишься: и как мы тут еще живы-то?

Но в какой-то степени жалость заезжего журналиста и слова чиновников о том, что мы жертвы, очень схожи. Разница лишь в том, что наши чиновники перестали это замечать, и когда у них не хватает аргументов, когда сказывается их бессилие перед возникшей проблемой, появляется на свет затасканная фраза о полигоне.

А когда дело доходит до проблем конкретного человека, они враз забывают и о жертвах, и о гуманности, и о том, что нам все можно…

Вопрос акиму г. Семей Мейрамхату Айнабекову:Есть ли шансы у Халиды Калиевой получить квартиру, учитывая то, что в очереди на жилье она стоит уже больше двадцати лет?

Оксана ПРИВЕДЕННАЯ, наш корреспондент в Семее

Загрузка...